Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 04.12.2016, 11:11
Ключевые слова
РЭБ

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
XVIII век [0]
XiX век [0]
I Мировая - 1939 г [0]
II Мировая война - Война во Вьетнаме [15]
1970 - 1990 гг [314]
1990 - 2000 гг [66]
2000 - настоящий момент [246]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 128
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Материалы посвящены » 1990 - 2000 гг

Тенденции развития средств РЭБ авиации Вооружённых сил США на пороге XXI века
HTML clipboard

Тенденции развития средств РЭБ авиации Вооружённых сил США на пороге XXI века

Полковник В. Афинов

Радиоэлектронная борьба, являясь важнейшей составляющей современных войн, ведется практически всеми структурными звеньями вооруженных сил. При этом ее масштаб резко возрастает по мере сближения противоборствующих сторон. Это утверждение одинаково справедливо как для подразделений, непосредственно ведущих боевые действия, так и для тех, которые осуществляют вспомогательные функции, например материально-техническое обеспечение. В зависимости от особенностей национальных военных доктрин роль РЭБ в разных видах вооруженных сил, ее распространение по наземным, морским и воздушным компонентам в каждом государстве существенно различаются.

Что касается Соединенных Штатов Америки, то до 70 проц. материальных ресурсов, предназначенных для развития и совершенствования РЭБ, поступают в авиацию. Такая тенденция обусловлена особой значимостью ВВС, палубной и армейской авиации США при решении военных задач на всех ТВД.

Долгое время развитие оперативных концепций и технического обеспечения радиоэлектронной борьбы, предназначенной для защиты авиации, осуществлялось Пентагоном исходя из опыта войны в Юго-Восточной Азии. Более десяти лет на его основе разрабатывались, по существу, все программы в этой области. В конце 80-х - начале 90-х годов ситуация резко изменилась. Этот период отмечен определенным застоем, ломкой существовавших взглядов и подходов к РЭБ, о чем свидетельствуют следующие факты:
- провал дорогостоящих крупномасштабных программ создания основных штатных бортовых комплексов радиоэлектронного подавления - ALQ-165 ASPJ (Advanced Self-Protection Jammer) для индивидуальной защиты палубной и тактической авиации и ALQ-161 (оборонительная система) - для стратегических бомбардировщиков В-1В, разработка которых началась в 70-х годах;
- вывод из боевого состава ВВС самолетов радиоэлектронного подавления EF-1 ПА «Рей-вен» (рис. 1) и частичный перенос задачи прикрытия помехами ударной авиации из ее боевых порядков, которое осуществлял этот самолет, на беспилотные средства (оставшийся для выполнения задачи групповой защиты в интересах ВМС и ВВС США самолет ЕА-6В «Проулер» создает помехи только из безопасных зон барражирования, удаленных от рубежа досягаемости системы ПВО противника);
- снижение требований к самолету огневого подавления наземных РЛС ПВО противника. Так для операции «Уайлд уизл» вместо отработавшего ресурс специального двухместного F-4G был впервые выбран одноместный истребитель F-16, во многом сохранивший свою многофункциональную направленность.

В результате пересмотра прежних взглядов был осуществлен решительный выход за рамки, ограничивающие радиоэлектронную борьбу традиционными понятиями, связанными с «радио», с приданием РЭБ остронаступательного характера.

Определение РЭБ, сформулированное в 1986 году, уже в 1989-м было подкорректировано. А в 1995 году в США был опубликован фундаментальный труд «Прикладные проблемы радиоэлектронного подавления», автор которого Лерой Ван Брант представил разработанный КНШ вооруженных сил США проект, в котором обнаруживаются принципиально новые концепции, переход от радиоэлектронного подавления (электронных контрмер) к электронным атакам с гораздо более широким спектром воздействия на цель (см. таблицу).

Следует отметить, что параллельно с изменением взглядов на РЭБ в США разработана еще одна концепция противоборства, получившая название «информационная война» (не является предметом настоящей статьи), не имеющая четкого разграничения с РЭБ. В связи с этим некоторые рассматриваемые в статье положения в одинаковой степени могут быть отнесены как к РЭБ, так и к «информационной войне», что не имеет принципиального значения для проблем защиты авиации.

Электронные атаки направленной энергией. Результаты, достигнутые американскими специалистами за последние 15 лет в рамках программы противоракетной обороны СОИ («Стратегическая оборонная инициатива»), кардинально расширили арсенал средств РЭБ, позволив включить в него мощные электромагнитные импульсы (ЭМИ), лазерные лучи, направленные пучки частиц высокой энергии для разрушения чувствительных элементов систем наведения противосамолетного оружия.

Именно такого рода физические воздействия на личный состав, сооружения и оборудование становятся компонентом электронных атак и применяются параллельно с традиционным «информационным» (лишающим возможности получать информацию или искажающим ее), которое осуществляется посредством постановки радиопомех. И если в ближайшей перспективе второй компонент электронных атак остается превалирующим, то это не означает, что он сохранит главенствующую роль через 15 - 20 лет.

Боевое применение ЭМИ (возможно, в качестве эксперимента) в 1991 году в операции «Буря в пустыне» (районы и характеры целей не раскрывались) может служить одним из первых подтверждений проникновения в РЭБ принципов физического воздействия электромагнитным излучением. В ходе осуществления ракетного удара по Ираку несколько КР морского базирования «Томахок» несли специальную боевую часть (СБЧ), взрывная энергия которой преобразовывалась в ЭМИ.

Такую же СБЧ разрабатывают и ВВС для КР воздушного базирования (CALCM - Conventional Airborne-Launched Cruise Missile). Ее испытания состоялись в середине 90-х годов на авиабазе Эглин (штат Флорида). Результаты признаны неудовлетворительными. Получить ЭМИ «посредством сжатия электрического поля» удалось, однако «его мощность и направленность трудно прогнозировались и управлялись».

Специальную боевую часть КР с взрывомагнитным механизмом формирования ЭМИ, вероятно, имеет смысл применять против бункеров с радиоэлектронным оборудованием в глубине территории противника.

Более предпочтительным, по крайней мере против целей на переднем крае, судя по данным иностранной печати, является применение сверхвысокочастотных (СВЧ) электромагнитных импульсов высокой мощности - НРМ (High Power Microwave), создаваемых посредством генераторных ламп - магнетронов, клистронов, гиротронов и других. Одним из лидеров в этой области считается Джорджтаунский университет (г. Вашингтон), где проводились активные исследования генераторной техники, механизма распространения мощных электромагнитных излучений в атмосфере и методов их концентрации на цели.

Основные различия содержания и задач РЭБ  в 1989 и 1995 годах*

«Словарь военных терминов», приложение 120, 1989 год Проект комитета начальников штабов вооруженных сил США, приложение 123, 1995 год

Электронная война (EW - Electronic Warfare) - это

военное действие, связанное с электромагнитной энергией, направленное на вскрытие, применение в своих интересах, снижение или предотвращение использования противником электромагнитных средств. Включает три основных вида. 1. Меры электронного обеспечения (ESM Electronic Support Measure) - действия под непосредственным управлением командира по поиску, перехвату, распознаванию и определению местоположения источников электромагнитного излучения с целью немедленного вскрытия угрозы, в результате которых получают оперативную информацию для постановки помех, защиты от них, а также для маневра уклонения, нанесения удара или других действий. 2. Электронные контрмеры (ЕСМ - Electronic Counter-Measure) - действия по пресечению или снижению эффективности использования противником электромагнитных средств. 3. Меры против электронных контрмер (ЕССМ -Electronic Counter-Counter-Measure) - действия, предназначенные для обеспечения эффективного использования своих электромагнитных средств в условиях ведения противником электронной войны военное действие, связанное с электромагнитной и направленной энергией для управления электромагнитным спектром или атаки противника. Включает три основных вида. 1. Электронная атака (ЕА - Electronic Attack) - использование электромагнитной и направленной энергии для воздействия на личный состав, сооружения или оборудование с целью нейтрализации или устранения боевых возможностей противника. Включает: а) действия по пресечению эффективного использования противником радиоэлектронных средств, такие, как постановка помех или электромагнитная дезинформация, б) использование электромагнитной или направленной энергии в качестве разрушающего механизма (лазеры, СВЧ- излучения, направленные пучки элементарных частиц). 2. Электронная защита (Electronic Protection) - действия по защите личного состава, сооружений и оборудования от любых воздействий средств электронной войны, своих или противника, вызывающих нейтрализацию или устранение своих боевых возможностей. 3. Электронное обеспечение (Electronic Support) - действия под непосредственным управлением командира по поиску, перехвату, распознаванию и определению местоположения источников преднамеренного и непреднамеренного излучения электромагнитной энергии для принятия немедленных решений на ведение таких действий, как меры электронной войны, маневр уклонения, нанесение удара, наведение на источник угрозы.
 
* Перевод текстов дан с сохранением западной терминологии.


К концу 80-х годов в США главной нерешенной проблемой боевого применения НРМ считалась защита от него своего личного состава и техники. Известно, что в 90-х годах с помощью антенны с коэффициентом направленности 30 дБ удалось получить ЭМИ НРМ с эффективной пиковой мощностью 1 ГВт, частотой повторения 10 Гц и длительностью импульса 15 не, то есть настолько короткой, что за это время не успевают срабатывать цепи защиты аппаратуры. Генератор ЭМИ подобной мощности (на начало 90-х годов он оставался еще слишком громоздким: 1,8 х 2,4 х 1,8 м при массе в сотни килограммов) в перспективе предполагается возможным устанавливать на самолетах беспилотной авиации1 для атаки позиций ЗРК и радиолокационных постов.

По мнению американских специалистов, для индивидуальной защиты пилотируемых самолетов эффективнее и безопаснее использовать перестраиваемые СВЧ генераторы ЭМИ средней, на порядок более низкой мощности - МРМ (Medium Power Microwave), так как они в отличие от обычных передатчиков способны создавать особые дезинформирующие помехи, требующие высокой импульсной мощности. Так, двумя синхронными генераторами МРМ, работающими на борту самолета на двух разнесенных частотах (один на частоте излучения, другой - гетеродина подавляемой РЛС), по сообщениям западных СМИ, достигается срыв моноимпульсного сопровождения воздушной цели за счет проникновения в приемный тракт станции на промежуточной частоте «дельта-помехи», превышающей по величине сигнал, отраженный от цели.

Бортовые лазерные средства, обладающие более эффективными разрушающими свойствами, чем ЭМИ, разрабатываются в США по особо закрытым программам. В начале 1998 года стало известно о «некотором концептуальном прогрессе» программы лазера воздушного базирования YAL-1 А, «который можно использовать для вывода из строя аппаратуры наземных объектов ПВО».

В проведенных экспериментах лазер работал совместно с генератором направленных потоков пучков частиц для создания канала распространения поражающего лазерного луча. Некоторые специалисты ВВС скептически относятся к YAL-1A, считая, что из-за значительного затухания и искажения фазового фронта луча в толще атмосферы вывод из строя радиообъекта с больших высот весьма проблематичен. По их мнению, следовало бы ориентироваться на менее мощный лазер, размещаемый на пилотируемом или беспилотном малозаметном самолете, который способен приблизиться к объекту и поразить цель лучом с короткой дистанции.

Еще один авиационный вариант лазера -«Коронет принц» (Coronet Prince) разрабатывается в лаборатории им. братьев Райт ВВС США. С 1985 года там проводятся исследования, в результате которых должна быть решена задача подавления оптических приборов управления, которые использует противник (например, при вскрытии применение против своих ЗРК противорадиолокационных УР). В рамках программы «Коронет принц» фирмой «Вестингауз» сконструирована контейнерная система с лазером и телевизионной камерой. Первый в сканирующем режиме локатора зондирует апертуры объективов, а камера фиксирует отражения от них, распознавая оптическую цель, в направлении которой затем производится боевое излучение лазера, обеспечивающее поражение оптики и глаз наводчика. Как сообщалось в западных средствах массовой информации, в настоящее время интерес ВВС к программе снизился и ее переориентировали на нужды специальных операций. Предполагается, что разрабатываемая конструкция может быть выполнена на базе самолетной прицельно-навигационной контейнерной системы LANTIRN.

Повышение роли в авиационной РЭБ оптоэлектронных средств. В 80-х - 90-х годах было отмечено повышение уязвимости авиации от противосамолетного оружия, в котором существенно возрос вес пассивного оптоэлектронного (ОЭ) наведения. По подсчетам западных специалистов, уже в 1975 - 1985 годах потери авиации в мире от такого оружия достигли 80 проц. Такие же результаты были получены и в ходе войны в зоне Персидского залива в 1990 - 1991 годах. Причем там 50 проц. американских летательных аппаратов (ЛА) сбиты ракетами с тепловыми ГСН переносных зенитных комплексов.

До середины 70-х годов УР с ОЭ ГСН оснащались простыми моноспектральными тепловыми головками (диапазон 1 -2 мкм), наводящимися вдогон ЛА на наиболее контрастную составляющую спектра излучения выхлопа авиационного двигателя. Защита от таких ракет достаточно надежно обеспечивается с помощью отстреливаемых ИК ловушек (MJU-7 и -10). На самолетах, продолжительное время находящихся в зонах, прикрываемых ПЗРК, таких, как штурмовики А-10А, их боезапас доведен до максимального - 240 пиропатронов (более 150 кг).

Однако в 80-х годах появились усовершенствованные ОЭ ГСН, работающие на двух разнесенных длинах волн, с процессорами, отличающими выбрасываемые ловушки от реальной цели по их траекториям, длинноволновые ИК ГСН (диапазона -4-4,8 мкм)2, обеспечивающие всеракурсное (в том числе со стороны передней полусферы) наведение, то есть на более «холодные» элементы ЛА. Эффективность старых ловушек, используемых против них, резко снизилась. В результате уязвимость вертолетов, медленно- и низколетящих самолетов, особенно больших транспортных, резко увеличилась. Последние могут поражаться при взлете или заходе на посадку с помощью ПЗРК укрывшимися в засаде партизанами или боевиками террористических групп непосредственно в районах аэродромов.

Последние десять лет на поисках путей преодоления указанной проблемы в авиационной РЭБ сосредоточены основные усилия американских специалистов. Первоочередной задачей считается обеспечение предупреждения о ракетной атаке Л А посредством физического обнаружения ракет с определением точного направления на каждую УР, текущей дальности, траектории, скорости сближения с ней и оптимального момента отражения атаки.

При этом выдвигается требование распознавания ракеты не только по способу наведения (ОЭ или РЛ) для выбора пассивных помех (тепловые ловушки или дипольные отражатели), но и по типу. В случае ОЭ наведения считается необходимым определять принцип автосопровождения воздушной цели и, следовательно, необходимый вид активной ИК помехи.

В США разрабатываются два класса бортовых устройств предупреждения о ракетной атаке (УПРА) MAWS (Missile Approach Warning System) - импульсно-доплеровские радиолокационные и оптоэлектронные. Технология первых практически отработана и почти полностью соответствует предъявляемым требованиям. Начиная с середины 70-х годов создано три поколения радиолокационных УПРА: ALQ-153,ALQ-156 и ALQ-156A (рис. 2). Последнее разработано отделением «Сандерс» корпорации «Локхид». Оно предназначено для палубных самолетов и представляет собой компактную полностью цифровую РЛС на интегральных схемах. По сравнению с предыдущим образцом (ALQ-156) станция имеет более совершенную процессорную обработку сигнала, в 2,5 раза большую дальность действия, надежную фильтрацию на малых высотах помех наземного фона района боевых действий, лучшее разрешение по дальности и доплеровской частоте и высокую точность измерений.

Однако, несмотря на все достоинства работающего в активном режиме РЛ УПРА, его использование даже с учетом перехода на пониженный уровень излучения из-за демаскирующих свойств малоперспективно в связи с переходом в США на малозаметную авиацию и, вероятно, в основном ограничится самолетами, не обладающими свойствами пониженной наблюдаемости.

Судя по сообщениям западной печати, более перспективным, несмотря на неотработанность технологии и принципиальную трудность решения проблемы определения дальности и скорости ракеты, является класс ОЭ обнаружителей. До середины 90-х годов в США были приняты на вооружение два таких устройства - AAR-47 (фирмы «Л орал») и AAR-44 («Цинциннати»), сигнализирующих только о пуске ракеты и направлении, по которому она летит. Тот факт, что одно из них работает в ИК, а другое - в ультрафиолетовом (УФ) спектре, свидетельствует о том, что еще не решены проблемы не только измерения параметров движения ракеты, но и выбора принципа ее оптимального обнаружения (выделения) по полям собственного излучения. Однако в последнее время к их решению подключились все ведущие фирмы радиоэлектронной промышленности США, что привело к значительному прогрессу в этой области.

Многие из перечисленных недостатков удалось устранить благодаря переходу на ОЭ датчики второго поколения - с матричными фотоприемниками в фокальной плоскости (вместо прежних сканирующих), а также в результате широкой компьютеризации и использования новых материалов для фотоэлементов. Так, в 1992 году фирма «Вестингауз» сообщила о создании двух компактных высокочувствительных датчиков: ультрафиолетового диапазона P-MAWS 2000, способного определять направление на ракету с точностью до 1°, и ИК диапазона - с матричной решеткой 128 х 128 элементов. Последний, по утверждению разработчиков, способен с высокой точностью определить как дальность до ракеты, так и скорость ее приближения к ЛА на основании измерения текущих изменений параметров собственного ИК излучения УР.

В ходе дальнейшего совершенствования ОЭ средств предупреждения о ракетной атаке самолетов в первой половине 90-х годов фирма «Дженерал электрик» разработала экспериментальную систему AAS-43 для малозаметного тактического истребителя F-22. На эту технологию было израсходовано 100 млн долларов. В систему входят несколько ИК датчиков. Каждый из них массой 0,5 кг представляет собой решетку из антимонида индия форматом 128 х 128 элементов с оптической апертурой диаметром всего 3,75 см. Криогенное охлаждение до 77° К обеспечивает высокую надежность (среднее время наработки на отказ 3000 ч). В системе используются 32-разрядные процессоры 68 020 (фирма «Моторола»), обеспечивающие быстродействие более 100 млн опер./с с плавающей запятой.

В 1992 году AAS-43 прошла летные испытания на беспилотной мишени QF-100 в районе авиабазы Тиндолл, обеспечив обнаружение и идентификацию ЮОпроц. запущенных ракет с ИК ГСН. Кроме того, была успешно классифицирована УР «Сайдвиндер» класса «воздух - воздух» с РЛ ГСН (отличие от ракеты с ИК ГСН определялось по динамике полета ракеты), запущенная в носовую часть мишени на встречном курсе. Отмечается, что данная система, имея высокую чувствительность, обеспечивает обнаружение ракет с момента пуска, а благодаря высокой частоте кадров -осуществляет их сопровождение на сверхзвуковых скоростях полета. Особым достоинством системы считается разработанный для УПРА алгоритм, позволяющий выделять ракету на фоне наземного боя, что в ИК диапазоне весьма затруднено. По заявлениям разработчиков, дальнейшая компьютеризация системы позволит использовать ее также в качестве самолетной тепловизионной станции переднего обзора для разведки районов наземных целей и навигации в ночных условиях.

В начале 90-х годов центр воздушных боевых действий ВВС США провел сравнительную демонстрацию УПРА различных типов: трех радиолокационных-ALQ-156A,ALQ-153 и ALQ-199 (усовершенствованная модель израильской бортовой РЛС) и двух оптоэлектронных - AAR-47A и AAR-44FX (рис. 3). Испытания проводились на беспилотных мишенях QF-106 против ракет класса «воздух - воздух» в районе авиабазы Тиндолл (ALQ-156А, ALQ-199 и AAR-44FX) и «земля - воздух» - на полигоне Уайт Сэндз (ALQ-153 AAR-47A). Мишени защищались ИК ловушками, отстрелом которых управляли вышеназванные устройства. Из 60 ракет (из них около 30 проц. ПЗРК) мишень поразила только одна (направление атаки пришлось на сектор, не перекрываемый углом поля обзора ОЭ датчиков УПРА).

Таким образом, бортовые устройства предупреждения о ракетной атаке становятся главным элементом индивидуальной защиты ЛА, отодвинув на второй план приемники обнаружения радиолокационного и лазерного облучения. Однако приемники обнаружения РЛ облучения остаются необходимой составной частью комплекта индивидуальной защиты ЛА, поскольку обеспечивают заблаговременное вскрытие и оценку угрозы со стороны УР с РЛ наведением и РЛ обстановки в целом.

Рис. 2. Устройство предупреждения о ракетной атаке ALQ-156A
Рис. 3. Устройство предупреждения о ракетной атаке AAR-44FX
Рис. 4. Двигатель TJ-50
Рис. 5. Носовой отсек миниатюрной радиолокационной ловушки воздушного запуска MALD

Новые направления радиопротиводействия. В конце 80-х - начале 90-х годов в США происходили изменения в области активных противорадиолокационных и оптоэлектронных мер защиты авиации, которые также следует отнести к революционным. Широкое распространение РЛС в вооруженных силах и прогресс в радиолокационной технике в течение последних 15 лет потребовали существенного совершенствования бортовых постановщиков радиопомех, чем отчасти и объясняется пересмотр программ создания ALQ-165ASPJhALQ-161.

Если в 70-х годах самолет на высоте 12 000 м находился под облучением примерно 40 000 радиолокационных импульсов в секунду, то в 80-х годах плотность облучения возросла до 1-2 млн имп./с, а к концу 90-х прогнозируется до 10 - 20 млн имп./с. При этом в системы ПВО внедряются новые РЛС (моноимпульсные, когерентные непрерывного и импульсного излучения, с внутриимпульсной частотной и фазовой модуляцией, с быстрым изменением несущей и частоты повторения импульсов и другие), которые все труднее подавляются помехами. Поэтому количество видов помех радиоэлектронного подавления в совокупности с тактическими приемами их применения уже приближается к трехзначной цифре и продолжает возрастать. Так, станция помех ALQ-131 (V) Block 2, предназначенная для подавления ЗРК и модернизированная в начале 90-х годов, рассчитана на комбинацию из 48 видов помеховых сигналов в диапазоне 2-20 ГГц.

Нарастающая сложность радиоэлектронного подавления современных РЛС была самым крупным недостатком прежних подходов и основной причиной отказа от завершения разработок станций постановки помех ALQ-165 и ALQ-161. Выходом из положения стало использование буксируемых на тросе активных ловушек, работающих в режиме повторителей сигналов и надежно обеспечивающих увод ракет с РЛ наведением классов «земля - воздух» и «воздух - воздух» от реальной воздушной цели.

Что касается вертолетов, для которых данный способ неприемлем, то для них с учетом большей по сравнению с самолетами скрытности действия по программе ATRJ (Advanced Threat Radio-frequency Jammer) создается интегрированный комплекс радиотехнической разведки и автоматической постановки радиопомех.

Широкое использование расходуемых средств стало еще одним направлением развития РЭБ авиации США. Если в индивидуальной защите самолетов используются малоразмерные буксируемые активные ловушки, отсекаемые после отражения угрозы, то в качестве средства групповой защиты Л А будут служить активные ловушки автономного полета (ЛАП), предназначенные для радиоэлектронной имитации массированных воздушных налетов с целью вскрытия, подавления или дезорганизации системы ПВО противника. Этот метод был успешно применен в ходе операции «Буря в пустыне», когда ВВС США перед ударом по г. Багдад запустили переоборудованные в ЛАП беспилотные мишени BQM-74, а ВМС (с палубных штурмовиков А-6) - планирующие ловушки TALD (Tactical Air-Launched Decoy) массой около 200 кг.

Замысел, который ранее был успешно реализован Израилем в конфликтах с арабами, заключался в том, чтобы спровоцировать противника на включение в работу всей системы ПВО (от постов предупреждения до ЗРК) для выявления порядка ее функционирования и дислокации позиций.

Штатной ЛАП групповой защиты ВВС США, по мнению военных специалистов, после 2000 года должен стать имитатор воздушной цели MALD (Miniature Air-Launched Decoy), разрабатываемый фирмой «Теледайн Раин» под руководством DARPA. MALD должен имитировать цели (в том числе групповые) типов F-16, F-15 идажеВ-52, атакжеГ-117, В-2А и другие самолеты, разработанные по технологии «стелт», перекрывая все используемые средствами ПВО диапазоны метровых, дециметровых и сантиметровых волн. ЛАП могут входить как в состав внешнего оснащения F-16 (основной носитель), так и внутрифюзеляжного перспективных малозаметных истребителей F-22 и JSF. Полет ловушки осуществляется на скоростях до М = 0,9, высотах от 10 000 м до предельно малых на дальность 450 км с программированием имитации разнообразных воздушных атак целей.

Длина MALD 225 см (выдвижного крыла -62, 5 см), диаметр 15 см, масса 50 кг, что позволит нести на узлах подвески F-16 до трех ЛАП. Двигатель TJ-50 (рис. 4) диаметром 10 см и тягой 25 кг обеспечивает ловушке скорость М — 0,8 в течение 20 мин полета, управлямого с помощью космической радионавигационной системы NAVSTAR. Стоимость такой ловушки при значительно больших возможностях в 3-4 раза меньше стоимости TALD и составит 30 тыс. долларов.

Масса полезной нагрузки MALD, разрабатываемой фирмой «Нортроп-Грумман», 15 кг. По мнению американских специалистов, бортовая аппаратура имитатора обеспечивает многократный управляемый повтор облучающих имитатор РЛ сигналов в верхнем (сантиметровом) и нижнем (дециметровом и метровом) диапазонах волн с распределением их по приоритету, мощности, времени и частоте. Имитирующие сигналы усиливаются до величины, соответствующей ЭПР имитируемого ЛА, с учетом диапазона работы РЛС и дальности до нее, и им придаются характерные признаки цели. Программируется имитация целей многих типов (основная - истребитель F-16), включая КР, БЛА и самолеты, разработанные по технологии «стелт», с их особым слабым, «замирающим и пропадающим сигналом, возрастающим на более длинных волнах».

Антенны приема и излучения сигналов нижнего диапазона смонтированы в крыльях имитатора, а верхнего диапазона - в его нижнем хвостовом стабилизаторе и носовом отсеке (рис. 5). Масса антенн и аппаратуры этого отсека составляет 5 кг. В публикациях западной печати настойчиво подчеркивается, что передающие антенны обоих диапазонов служат для излучения сигналов имитирующих только тактический истребитель. Это дает повод предположить наличие на ЛАП, кроме того, элементов излучения сигналов, имитирующих и другие ЛА, в частности самолеты, разработанные по технологии «стелт».

Как сообщается в иностранной военной прессе, в настоящее время рассматривается еще один вариант полезной нагрузки MALD, основанный на совершенно другом принципе боевого использования. Речь идет о постановщике широкополосных шумовых помех, который включается внезапно в определенный момент барражирования прямо над позицией подавляемой РЛС.

Характерно, что среди сотни современных программ перспективных технологий министерства обороны США разработка MALD по срочности занимает 16-е место. Проверка ее оперативных возможностей на 30 опытных образцах ожидается в 1999 году. Всего предполагается иметь около 3000 таких имитаторов, в том числе некоторое количество не имеющих отношения к постановке радиопомех.

Технологический прорыв в разработке бортовых средств борьбы с РЛС. Прогресс в области радиоэлектронной борьбы невозможен без дальнейшего развития технологии, где каждый крупный шаг сопровождается появлением нового поколения средств ведения РЭБ (например, изобретение двухрежимной лампы бегущей волны и микропроцессоров).

В первой половине 80-х годов министерство обороны Соединенных Штатов запланировало, а в 90-х уже приступило к выполнению двух крупномасштабных программ создания высокоскоростных цифровых интегральных схем (ИС) военного назначения. Программа VHSIC (Very High Speed Integrated Circuit) нацелена на расширение возможностей цифровой обработки сигналов, преобразование военных радиоэлектронных средств (рис. 6), по существу, в цифровые системы. Указанные ПС, относящиеся к классу сверхбольших субмикронных, не только имеют высокие общие характеристики (быстродействие, низкая потребляемая мощность, высокая надежность), но и обладают многими необходимыми качествами в области военного применения (диапазон рабочих температур от -55 до +125° С, устойчивость к радиации, встроенный контроль исправности), достижение которых связано с переходом VHSIC с кремниевых подложек на арсенидгаллиевые.

Первая демонстрация VHSIC состоялась в 1986 году. Именно станция постановки активных помех индивидуальной защиты ALQ-131 была собрана на таких ПС В результате количество модулей в ней было сокращено с 44 до 24, а их типов - с 21 до 8. Потребляемая мощность низковольтных схем уменьшилась на 58 проц., матобеспечение - с 150 тыс. до 90 тыс. строк. Среднее время наработки на отказ станции, получившей обозначение ALQ-131 Block 2, увеличилось в 24 раза.

В области РЭБ реализация программы VHSIC явилась ответным шагом на повышение плотности и совершенствование средств ПВО противника, приведшим к созданию «суперцифровых компонентов» обработки «экстремальных потоков данных» в реальном масштабе времени. Несколько демонстрационных типов ПС VHSIC в середине 80-х годов было предназначено для сигнальных процессоров РЭБ. Один из них выполнен на 54 интегральных схемах. По сравнению с процессорами на обычных средних и больших ПС количество примененных корпусов интегральных схем VHSIC сократилось в 10 раз, при этом общий объем устройства уменьшился в 5 раз.

Еще одна, шестилетняя программа MMIC (Monolithic Microwave/millimeter wave Integrated Circuit), начатая в 1987 году, нацелена на создание высокочастотных интегральных элементов сантиметрового и миллиметрового диапазонов волн и уже нашла широкую практическую реализацию в средствах РЭБ. Так, фирма «Нортроп» разработала для станции помех ALQ-135 синтезатор частот СВЧ диапазона на одной ПС MMIC вместо существующего устройства на 25 приборах. В 1991 году для станции ALQ-156A фирмой «Сандерс» был создан приемопередающий антенный модуль (используется с каждой из четырех-пяти антенн РЛС), состоящий из пяти ПС MMIC (три усилителя и два антенных переключателя). На интегральных схемах этого же вида выполнен новый миниатюрный передатчик помех одноразового использования Gen-X.

Помимо сокращения массы, размеров, энергопотребления микросхемы MMiC, топологический размер (расстояние между элементами) которых уменьшен до 0,25 мкм, существенно улучшают радиотехнические характеристики различных устройств. На них, например, выполняются сверхмалошумящие широкополосные усилители для обнаружительных радиоприемников и станций радиотехнической разведки (фирмой RTW создана ИС, работающая в полосе 7-18 ГГц с коэффициентом шума менее 2 дБ). С переходом к серийному производству стоимость ИС как VHSIC, так и MMIC резко падает (усилительная ИС MMIC в 1992 году стоила 7-10 долларов). Многие западные специалисты сравнивают процесс внедрения средств РЭБ авиации на такой элементной базе с современной компьютерной эволюцией. Причем с более заметным приобретением новых итоговых свойств.

Сочетание конструкций предварительного усилителя мощности, собранного на MMIC (ранее выполнялся на ЛБВ), и оконечного усилителя на компактной двухрежимной ЛБВ новой конструкции, питаемой твердотельным высоковольтным источником, в три раза меньшим по сравнению с прежними блоками питания, привело к созданию миниатюрных модулей - передатчиков помех мощностью в несколько десятков ватт. Именно на таких модулях выполняются указанные выше буксируемые активные ловушки индивидуальной защиты самолетов. Они также открыли возможность разработки бортовых фазированных антенных решеток (ФАР), предназначенных для излучения помех, в конструкции которых встраиваются пакеты таких модулей.

Следующий шаг в электронном управлении лучом - переход с обычной ФАР на активную, каждый элемент которой вместе с цифровым фазовращателем представляет собой приемопередающий микроэлемент, - также связан с технологиями VHSIC и MMIC Такая решетка, в частности, планируется для интегрированной системы РЭБ InEWS (Integrated Electronic Warfare System) перспективного тактического истребителя следующего поколения F-22. В этой системе, осуществляющей «нетрадиционную постановку активных помех», будет использоваться около 30 типов ИС MMIC

К технологическим успехам американских специалистов в области РЭБ следует отнести еще два краеугольных достижения на базе цифровой техники. Это, во-первых, выход на суперкомпьютерную производительность бортовых микропроцессорных подсистем. Так, в начале 90-х годов фирмой «Вестингауз» разработан сигнальный процессор, размещаемый в стандартном блоке 14,6х16,0х1,5 см, имеющий быстродействие 3,3 млрд опер./с с плавающей запятой. И, во-вторых, внедрение в системы РЭБ цифровой памяти высокой частоты (несущей) перехватываемых сигналов, обеспечивающей впервые решение проблемы постановки дезинформирующих помех когерентным РЛС (импульсно-доплеровским и со сжатием импульсов), что также позволяет совершить качественный прорыв в области разведки РЛС противника с борта ЛА.

И наконец, большие перспективы развития авиационных средств РЭБ связаны с оперативным использованием с начала 90-х годов

Категория: 1990 - 2000 гг | Добавил: pentagonus (14.04.2010) | Автор: Полковник В. Афинов

Просмотров: 6311 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов