search
menu
person

NEWS AND UDATES


Новая стратегия противоракетной обороны США (2023)

Полковник О. Оберстов

В Соединенных Штатах в октябре 2022 года обнародован несекретный вариант утвержденной президентом Дж. Байденом новой «Стратегии противоракетной обороны США» (Missile Defense Review-2022 – в соответствии с американской терминологией – «Обзор состояния и перспектив развития ПРО США», далее стратегия). Полную засекреченную версию документа Пентагон направил в конгресс несколькими месяцами раньше.

«Стратегия ПРО США» является руководящим документом для министерства обороны и других американских ведомств в сфере строительства противоракетной обороны национальной территории Соединенных Штатов1 и развития региональных сегментов ПРО2. Документ основан на фундаментальных принципах «Стратегии национальной обороны», 2022 год, определяет базовые подходы к организации противоракетной обороны страны, раскрывает цели и приоритеты, а также структуру интегрированного сдерживания с использованием элементов ПРО разного уровня. Кроме того, он предусматривает расширение взаимодействия с союзниками и партнерами в интересах борьбы с общими ракетными угрозами.

Впервые подобный документ, отражающий подходы Пентагона к созданию противоракетной обороны, ее роль и место в обеспечении национальной безопасности (Ballistic Missile Defense Review Report) был подписан министром обороны Р. Гейтсом в феврале 2010 года и с тех пор регулярно обновляется. Как правило, очередная редакция стратегии разрабатывается через четыре года или восемь лет после предыдущей с приходом в Белый дом новой администрации.

В отличие от предшествующей версии 2019 года (утверждена Д. Трампом) и более ранних вариантов, вступившая в силу стратегия ПРО представляет собой не отдельный документ, а раздел в составе «Стратегии национальной обороны США». Подобное нововведение призвано продемонстрировать необходимость более тесной интеграции системы ПРО с ядерными ударными комплексами и силами общего назначения, космическими войсками, силами и средствами ведения боевых действий в киберпространстве в условиях реализации концепции ведения многосферных операций ВС.

В стратегии подчеркивается, что ПРО США представляет собой один из ключевых компонентов интегрированной многоуровневой системы сдерживания противников, которая базируется на национальном военном потенциале и эффективной дипломатии. Отмечается, что противоракетная оборона, защищая американские группировки войск (сил) на передовых ТВД, континентальную часть США, союзников и партнеров, лишает противника преимуществ и снижает ущерб в случае атаки.

В версии стратегии 2019 года приоритетное значение отводилось противодействию крылатым ракетам и гиперзвуковому оружию. В новом документе впервые акцентируется внимание на важности борьбы с беспилотными летательными аппаратами (БПЛА)3. Подчеркивается, что они могут применяться исходя из опыта боевых действий на Украине и в Нагорном Карабахе, внезапно и причинять значительный ущерб контингентам ВС США на передовых ТВД, а в перспективе – и объектам на континентальной части Соединенных Штатов.

Утверждается, что применение БПЛА является недорогим, доступным, гибким и достаточно малозаметным способом вооруженного нападения, а также нестандартного и асимметричного проецирования силы в различных сферах противоборства. Развитие технологий позволяет все больше наращивать варианты применения БПЛА, превращая их в эффективные ударные платформы, используемые как государственными, так и негосударственными формированиями. Беспилотные средства могут причинить ущерб, сопоставимый с крылатыми ракетами, и запускаться из самых разных точек, оставаясь практически незамеченными.

В документе подчеркивается, что противник, как правило, не рассматривает БПЛА как средство дестабилизации стратегического уровня (в отличие от ракетного оружия) и использует их для нанесения ударов в тактическом звене. Также может быть использован комплексный подход, предусматривающий совместное применение ударных БПЛА с реактивными снарядами для подавления систем ПВО/ПРО.

По прогнозам военных специалистов США, масштабы применения беспилотников в вооруженных конфликтах будут расширяться, а обусловленные ими вызовы для американских контингентов за рубежом, союзников и партнеров будут нарастать.

Как и предыдущие варианты стратегии, утвержденный в 2022 году документ рассматривает в качестве основных угроз Соединенным Штатам стратегические ракетные силы России и Китая.

К источникам потенциальной ракетной угрозы отнесены КНДР, Иран и «негосударственные субъекты» (террористические группировки на Ближнем Востоке и в Африке, стремящиеся получить доступ к современным ракетным технологиям и использовать более совершенные ударные БПЛА, а также реактивные снаряды).

В стратегии 2022 года содержатся обвинения Российской Федерации в возрождении милитаризма и стремлении разрушить европейскую систему безопасности, сложившуюся после «холодной» войны, а также бросить вызов всему международному правопорядку. Утверждается, что Россия якобы намерена расширить свое влияние на государства бывшей «советской империи», чтобы повысить свою значимость на мировой арене.

В документе отмечается, что РФ якобы угрожает национальным интересам США, совершенствуя межконтинентальные баллистические ракеты, разрабатывая, испытывая и развертывая перспективные ударные средства, которые вынуждают модернизировать американскую систему предупреждения о ракетно-ядерном ударе. Россия производит и поставляет в войска современные высокоточные ударные комплексы воздушного, морского и наземного базирования, способные преодолевать американскую систему ПРО. Также подчеркивается, что российская оборонная промышленность не только сохранила, но и модернизировала систему противоракетной обороны Москвы и разработала несколько новых систем ПВО/ПРО как для ВС РФ, так и для экспортных поставок.

В свою очередь Китай, по мнению авторов стратегии, представляет опасность для Соединенных Штатов ввиду наличия «значительного современного ракетного потенциала». Согласно документу Пекин существенно продвинулся в развитии технологий производства гиперзвукового оружия и ядерных баллистических ракет.
В документе утверждается, что Китай активно использует разработанные Россией системы противовоздушной и противоракетной обороны, а также модернизирует собственные комплексы. Все более сложные и многочисленные космические средства разведки, а также усовершенствованные системы управления значительно повысили точность ракетного оружия, которое Китай может использовать для сдерживания и противодействия передовому присутствию и военным операциям США, прежде всего в западной части Тихоокеанского региона.

Северная Корея, как подчеркивается в документе, продолжает совершенствовать и расширять свой ядерный и неядерный ракетный арсенал, представляя все большую угрозу для объектов на территории США и американских группировок войск (сил) на театре военных действий, а также для союзников и партнеров. Отмечается, что КНДР провела пуски межконтинентальных баллистических ракет двух различных типов на базе подвижных грунтовых комплексов собственной разработки, которые могут достигать континентальной части США. В 2020 году Пхеньян продемонстрировал новую, более мощную МБР во время военного парада.

Кроме того, страна располагает целым рядом ракетных систем собственного производства, включая баллистические ракеты средней и меньшей дальности, которые могут угрожать американской группировке на ТВД, союзникам и партнерам США. Большинство баллистических ракет КНДР могут применяться в ядерном оснащении. Пхеньян публично заявил о своем намерении наращивать масштабы разработки баллистических ракет независимо от перспективных возможностей региональных сегментов ПРО США. Кроме того, Пхеньян утверждает, что с сентября 2021 года он провел большое количество испытаний гиперзвуковых ракет. В январе 2022 года Северная Корея впервые с 2017 года осуществила еще одну серию испытаний ракетных систем, включая БРСД.

Исламская Республика Иран, по мнению Пентагона, сохраняет большой и растущий ракетный потенциал, а также арсенал БПЛА, которые используются (часто через посредников) для проведения атак в регионе, сохранения правящего режима, сдерживания угроз своей территории и ответных действий в случае нападения.

Иран сохраняет крупнейшие ракетные силы на Ближнем Востоке и наращивает возможности беспилотной авиации.

Его ракеты представляют опасность для американских войск, союзников и партнеров на Ближнем Востоке и за его пределами, однако в настоящее время они не могут достичь территории США. Иран также продолжает реализацию космической программы, что может сократить время разработки баллистических ракет большой дальности.

Исходя из того, что американские средства ПРО не способны отразить удар баллистических ракет России и Китая большой дальности, комплексная оборона США будет по-прежнему основываться на принципе стратегического сдерживания (угрозе противнику взаимным гарантированным уничтожением ядерными средствами).

В целях защиты национальной территории (приоритетная задача ПРО) Пентагон намерен продолжить разработку «Перехватчика следующего поколения», который должен заменить противоракеты ГБИ4, развернутые в штатах Аляска и Калифорния. В числе первоочередных задач – поиск вариантов борьбы с разделяющимися головными частями баллистических ракет и маневрирующими боевыми блоками. Для заблаговременного обнаружения крылатых ракет планируется развернуть загоризонтные РЛС.

В документе особо подчеркнута необходимость обеспечения ПРО о. Гуам (Марианские о-ва) – важной оперативной базы5 ВС США, имеющей ключевое значение для контроля Индо-Тихоокеанской зоны и «проецирования силы» в регионе.

В интересах противовоздушного/противоракетного прикрытия американских войск (сил) на театрах военных действий предусматривается эшелонированное построение средств ПВО/ПРО.

С этой целью предполагается максимально задействовать противоракетный потенциал Канады, союзников и партнеров в Европе, на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Принципиально новым моментом в документе является признание того, что современные средства поражения большой дальности «стирают границы между стратегической (защита территории США) и нестратегической (на ТВД) противоракетной обороной». Это обусловливает необходимость построения интегрированной ПВО/ПРО, способной нейтрализовать все аэродинамические и баллистические средства нападения. Данный подход предусматривает обеспечение функциональной совместимости используемых систем.

Впервые в стратегии отмечена уязвимость американских средств ПВО и ПРО, которые в случае конфликта будут рассматриваться противником в качестве приоритетных целей для поражения. С учетом этого планируется повысить их живучесть за счет использования мобильных вариантов базирования и рассредоточения.

Повышенное внимание намечено уделить интеграции всех информационно-разведывательных средств в единый контур боевого управления ПРО для обеспечения максимально оперативного принятия решений. Ключевая роль в этом процессе отводится космическим системам разведки и передачи данных.

Наряду с вниманием к новым угрозам и вызовам, в стратегии отсутствуют некоторые элементы, которые традиционно включались в прежние редакции этого документа.

В частности, новая стратегия не содержит упоминаний о сроках и этапах совершенствования системы ПРО. В документ не включены даже ориентировочные временные параметры завершения строительства противоракетной обороны о. Гуам, разработки комплексов ПРО, предназначенных для борьбы с гиперзвуковыми ракетами, модернизации ключевых космических элементов разведывательно-информационной системы.

В отличие от предыдущих аналогичных стратегий, из документа исключены любые упоминания о системе ПРО как объекте международного права в области контроля над вооружениями. Вместе с тем в редакции 2022 года признается взаимосвязь стратегических наступательных и оборонительных вооружений, синергетический эффект их интеграции, а также подчеркивается необходимость совершенствования планов их совместного боевого применения.

Кроме того, в новой стратегии не нашла отражения развернувшаяся в последние годы в США дискуссия о необходимости и возможности создания комплексов ПРО нового поколения, использующих для борьбы с ракетами и БПЛА направленную энергию. В условиях нарастания масштабов ракетных угроз некинетические средства ПРО рассматриваются многими влиятельными исследовательскими организациями США как весьма многообещающие.

1 Под национальной территорией США подразумеваются 50 американских штатов, федеральный округ Колумбия и прочие территориальные владения США.

2 Глобальная система ПРО США помимо ПРО национальной территории Соединенных Штатов, включает европейский, тихоокеанский и ближневосточный сегменты ПРО.

3 В стратегии беспилотные летательные аппараты охарактеризованы как «ударные средства более низкого уровня» в сравнении с баллистическими, крылатыми и гиперзвуковыми ракетами.

4 Обеспечивают перехват МБР на дальности до 4 500 км и высотах до 1 500 км. Предполагается, что «Перехватчик следующего поколения» будет обладать более высокими скоростью и точностью, первые 20 серийных образцов намечено развернуть к 2030 году.

5 Объединяет около 40 военных объектов, включая военно-морскую и авиационную базы. Планируется развернуть ракетные комплексы большой дальности (до 5 500 км), модернизировать инфраструктуру для стратегических бомбардировщиков, разместить 4 тыс. морских пехотинцев.

Зарубежное военное обозрение. - 2023. - №7. - С. 12-15

Смотрите также
Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (06.07.2023) | Автор: Полковник О. Оберстов
Просмотров: 729 | Теги: ЯО, ядерная стратегия, О. Оберстов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar