search
menu
person

NEWS AND UDATES


Эволюция доктринальных установок США (2023)

Эволюция доктринальных установок США

Майор И. Маяков

В октябре 2022 года президент США Дж. Байден утвердил новую Стратегию национальной безопасности, определяющую концептуальную и правовую базу для стратегического военного и внешнеполитического планирования на государственном уровне. На основе этого документа администрацией Белого дома к настоящему времени подготовлены и приняты Стратегия национальной обороны, Ядерная стратегия и Стратегия противоракетной обороны, фиксирующие ключевые направления военного строительства на ближайшую и среднесрочную перспективу. Главной чертой указанных документов является закрепление курса Вашингтона на комплексное сдерживание России и Китая.

Российская Федерация рассматривается как источник наиболее «острой, прямой, реальной» угрозы для Соединенных Штатов, Китайская Народная Республика – как «наиболее значимый» стратегический соперник США на ближайшие десятилетия, стремящийся изменить мировой порядок с опорой на экономическую, военную и технологическую мощь. К другим «постоянным» источникам угроз отнесены КНДР, Иран и террористические организации.

В каждом из документов подчеркивается, что в среднесрочной перспективе Белый дом будет вынужден впервые противостоять одновременно двум крупным ядерным державам, располагающим современным стратегическим наступательным потенциалом. Главными целями США в Стратегии национальной безопасности определены удержание мирового лидерства и достижение победы в глобальном соперничестве XXI века.

Региональные приоритеты расставлены в следующем порядке:
– Азиатско-Тихоокеанский регион – соперничество с КНР;
– Европа – сдерживание Российской Федерации;
– постсоветское пространство – евроинтеграция Украины, Грузии, Молдавии, продвижение американских интересов в Центральной Азии и Закавказье;
– Латинская Америка – поддержка «демократических процессов» (Венесуэла, Никарагуа и Куба);
– Ближний Восток – противодействие Ирану;
– Африка – выстраивание «партнерства XXI века»;
– Арктика – защита интересов Соединенных Штатов в условиях активной региональной деятельности Российской Федерации.

В качестве основных путей достижения указанных целей рассматриваются:
– создание сильных военно-политических и экономических коалиций (используется термин «стратегия действий на 360°»);
– наращивание возможностей ВС США как «основного гаранта обеспечения американского превосходства»;
– инвестирование в основные национальные источники мощи и влияния Соединенных Штатов.

Особая ставка делается на использование подконтрольных США союзов и альянсов. К ним отнесены: НАТО, трехстороннее партнерство в области безопасности АУКУС (Австралия, Великобритания, США), четырехсторонний диалог по безопасности» КУАД (Австралия, Индия, США, Япония) и разведсообщество «Пять глаз» (Австралия, Великобритания, Канада, Новая Зеландия, США).

Значительная роль отводится ведущей позиции Вашингтона в «Группе семи» и динамичному сотрудничеству с Евросоюзом.
В документе отмечается, что характер дальнейшей американской политики в отношении России будет в значительной степени зависеть от «траектории войны на Украине».

В Стратегии национальной обороны перед Пентагоном ставятся следующие задачи:
– сдерживание вероятной агрессии против Соединенных Штатов, их союзников и партнеров;
– поддержка американских вооруженных сил в готовности одержать победу в возможных военных конфликтах в Европе и АТР;
– защита страны в условиях возрастающих угроз во всех операционных средах (на суше, в воздухе, на море, в космосе и кибернетическом пространстве);
– строительство современных мощных вооруженных сил.

В интересах решения данных задач минобороны страны должно руководствоваться следующими подходами:
– использование американских преимуществ в различных сферах противоборства на всех ТВД, развитие сил общего назначения и эффективных сил ядерного сдерживания;
– нейтрализация замыслов противников за счет активного противодействия в тесной координации с союзниками и партнерами;
– реформирование ВС США путем внедрения инновационных технологий (в том числе на основе искусственного интеллекта (ИИ) и квантовых вычислений), создания автономных роботизированных комплексов, «некинетических» средств поражения, а также подготовки высокопрофессиональных кадров.

В Ядерной стратегии акцентируется внимание на многогранном характере современных вызовов, поскольку ядерные силы вероятных противников дополняются наступательными возможностями в информационном, космическом и киберпространстве.

Исходя из данной оценки, определены основные задачи:
– стратегическое сдерживание;
– защита союзников и партнеров;
– выполнение своих функций по прямому предназначению в случае провала политики сдерживания.

Следует отметить, что вместо конкретных условий применения ядерного оружия (ЯО) в документе приводятся «размытые» формулировки – «при крайних обстоятельствах», «для защиты жизненно важных интересов США, их союзников и партнеров», а также в случае совершения против них «стратегических атак» (термин не раскрывается).

В отличие от предыдущей стратегии Д. Трампа версия Дж. Байдена насыщена обещаниями стремиться к снижению роли ЯО в обеспечении национальной безопасности и к повышению порога его применения. При этом объясняется неготовность Соединенных Штатов принять на себя обязательство «не использовать ядерное оружие первым».

Новая Стратегия ПРО в отличие от прежней версии, в которой остро ставилась проблема противодействия крылатым ракетам и гиперзвуковому оружию, впервые акцентирует внимание на важности борьбы с беспилотными летательными аппаратами. Это обосновывается тем, что они могут применяться внезапно, скрытно и причинять ущерб, сравнимый с крылатыми ракетами, контингентам ВС США на передовых ТВД, а в перспективе – объектам на континентальной части Соединенных Штатов.

Комплексная оборона США будет по-прежнему основываться на принципе стратегического сдерживания (то есть угрозой противнику взаимным гарантированным уничтожением ядерными средствами). При этом в целях решения приоритетной задачи ПРО – по защите национальной территории – Пентагон продолжит разработку «Перехватчика следующего поколения», который планируется развернуть в штатах Аляска и Калифорния. Продолжится поиск вариантов борьбы с разделяющимися головными частями баллистических ракет и маневрирующими боевыми блоками.

Для заблаговременного обнаружения крылатых ракет планируется развернуть загоризонтные РЛС.

В интересах противовоздушного/противоракетного прикрытия американских войск (сил) на театрах военных действий предусматривается эшелонированное построение средств ПВО/ПРО. С этой целью предполагается максимально задействовать противоракетный потенциал Канады, союзников и партнеров в Европе, на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
Принципиально новым моментом является постановка вопроса о том, что современные средства поражения большой дальности «стирают границы между стратегической ПРО (защита территории США) и нестратегической противоракетной обороной (на ТВД)». В связи с этим требуется построить интегрированную ПВО/ПРО, способную нейтрализовать все аэродинамические и баллистические средства нападения. Данный подход предусматривает обеспечение функциональной совместимости используемых систем. Повышенное внимание намечено уделить интеграции всех информационно-разведывательных средств в единый контур боевого управления ПРО для обеспечения максимально оперативного принятия решений. Ключевая роль в этом процессе отводится космическим системам разведки и передачи данных.

В целом новые редакции доктринальных документов Соединенных Штатов в полной мере отражают курс администрации Белого дома на конфронтацию с Россией и Китаем. При этом Вашингтон делает ставку на подконтрольные американцам альянсы и коалиции, развитие стратегического наступательного потенциала, наращивание группировок ВС США в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Зарубежное военное обозрение. - 2023. - №9. - С. 12-14

Смотрите также
Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (11.09.2023) | Автор: Майор И. Маяков
Просмотров: 86 | Теги: стратегия, И. Маяков, доктрина | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar