Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Среда, 12.12.2018, 19:24
Ключевые слова
реформа, М. Попов, модернизация

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [80]
Общевойсковые вопросы [462]
Разведка и контрразведка [83]
ВПК [72]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Кибервойска в своей основе предназначены для
Всего ответов: 72
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Основные направления строительства вооружённых сил за рубежом (2004)

Основные направления строительства вооружённых сил за рубежом.

Вице-адмирал М. Попов, кандидат военных наук

В ведущих зарубежных государствах на рубеже столетий сложились определенные предпосылки для корректировки направлений строительства и внедрения новых форм и способов применения вооруженных сил. При этом, несмотря на значительное воздействие на мировое общественное мнение последствий контртеррористической операции в Афганистане и военной кампании США и Великобритании против Ирака и призывы в этой связи к кардинальной трансформации систем обеспечения национальной безопасности государств, вряд ли следует ожидать существенного пересмотра главной задачи ВС - защиты национальных интересов в любых условиях военно-политической обстановки.
Изменения в объективно проявляющихся тенденциях развития взглядов на вооруженную борьбу в предстоящие 10-15 лет неизбежно коснутся основных направлений военного строительства государств Запада, и в первую очередь США. Именно в Соединенных Штатах уже происходит наиболее существенная трансформация вооруженных сил, на которую по тем или иным причинам ориентируется большинство развитых стран мира. Она осуществляется в соответствии с принятой американским руководством национальной военной стратегией и с учетом выработанных общих принципов строительства ВС.
Главным организационным принципом строительства вооруженных сил США был и остается принцип интеграции, предполагающий формирование облика ВС США в органическом единстве с общегосударственной системой обеспечения национальной безопасности. Военная стратегия, являясь частью стратегии национальной безопасности, определяет характер военных угроз и военных конфликтов, формы применения вооруженных сил в них, направления военного строительства.
С главным тесно связан базовый принцип строительства ВС США - принцип достаточности, который требует наличия в военной структуре государства оптимальных по численности войск, гарантирующих надежную защиту национальных интересов. Он реализуется посредством системы программно-целевого планирования развития вооруженных сил.
К числу основополагающих относится также принцип воссоздания, согласно которому предусматривается возможность быстрого наращивания боевого состава ВС и достижения требуемого уровня технической оснащенности войск (сил) в случае увеличения масштаба военной опасности (вплоть до глобального, существовавшего в период «холодной войны»). Это предполагает создание развитой военной инфраструктуры, запасов стратегических материалов и вооружения, резервов производственных мощностей военно-промышленной базы, научно-технического задела в области разработки вооружения и военной техники (ВВТ), а также сохранение квалифицированных военных кадров и способности вооруженных сил и экономики к мобилизационному развертыванию в короткие сроки. Особое внимание уделяется обеспечению абсолютного военно-технического превосходства США, для чего предусматривается доведение всех перспективных НИОКР как минимум до фазы «разработка и демонстрация системы».
Не менее важное значение в строительстве ВС США в прогнозируемый период будет придаваться принципу «единых сил», в соответствии с которым комплектование регулярных и резервных компонентов личным составом, оснащение их ВВТ, а также организация боевой подготовки и поддержание боевой готовности формирований осуществляются по единым нормативным документам. Резервные компоненты рассматриваются как составная часть вооруженных сил США, являющаяся основой их мобилизационного развертывания, базой для усиления группировок регулярных войск в период кризисов и восполнения потерь в ходе военных действий.
Принцип всестороннего учета ресурсов предполагает обеспечение надежного функционирования всей системы программно-целевого планирования за счет детального согласования распределения финансовых средств, выделяемых на вооруженные силы из бюджета страны. Именно ориентируясь на него, с учетом текущего состояния ВС, имеющихся и планируемых ресурсов, формулируются долгосрочные цели, задачи и этапы военного строительства, осуществляется планирование всех видов деятельности, связанных с подготовкой и ведением войны, определяются потребности вооруженных сил.
Необходимость ресурсосбережения подразумевает возможность сравнения различных составов сил и выбора при одинаковой их эффективности наименее затратного. Это обеспечивается соблюдением принципа вариантности в строительстве ВС. Совместное внедрение в практику последних двух принципов предопределило использование в военном планировании метода системного анализа, при котором принятие обоснованного решения осуществляется в такой последовательности: постановка задачи; исследование ресурсов, необходимых для ее решения; поиск альтернативных путей решения; разработка модели; выбор критериев; сравнение альтернатив и, наконец, определение^направления (конкретных мероприятий) строительства вооруженных сил.
Достаточно значимую роль будет играть принцип управляемой децентрализации, определяющий разумные пределы самостоятельности должностных лиц в принятии решений на том или ином уровне иерархии системы планирования строительства ВС США. По взглядам американских военных экспертов, в децентрализованных системах управления всегда существует опасность, что решения, принимаемые на нижестоящих ступенях, не всегда будут соответствовать замыслам высшего командования, то есть будут приводить к снижению эффективности управления. В то же время системы с жесткой централизацией, все основополагающие решения которых разработаны в верхнем эшелоне руководства, недостаточно гибки, а отсюда и малоэффективны. Поэтому наиболее приемлемым подходом считается предоставление некоторой разумной самостоятельности исполнителям на нижестоящих уровнях планирования в рамках, установленных более высокими инстанциями.
Немаловажным является также принцип эволюционности в строительстве вооруженных сил, игнорирование которого может привести к ухудшению критерия «эффективность - стоимость», то есть к возрастанию военных расходов при одном и том же уровне боевых возможностей армии. Необходимость его объясняется высокой стоимостью и длительными сроками службы в войсках ВВТ, а также большой инерционностью количественных и качественных показателей военно-промышленной базы.
Как полагают американские специалисты, соблюдение перечисленных выше принципов в ходе военного строительства должно позволить военно-политическому руководству США построить сбалансированные вооруженные силы, соответствующие национальным интересам государства. Используемый при этом метод планирования, предусматривающий всесторонний учет ресурсов, обеспечит достаточную обоснованность принимаемых решений и достижение высокого уровня боевых возможностей ВС при минимально допустимом уровне финансирования.
Что касается национальной военной стратегии США, то в соответствии с ней главными задачами ВС остаются: защита территории Соединенных Штатов; сдерживание противников в важных регионах мира; гарантированное отражение агрессии в нескольких практически совпадающих по времени
возникновения крупномасштабных военных конфликтах и проведение одновременно с этим ряда операций меньшего масштаба. Для их успешного решения вооруженные силы должны обладать такими боевыми возможностями, которые позволят руководству страны осуществить необходимый выбор вариантов для «продвижения» и зашиты интересов государства в мирное время, при возникновении любых кризисных ситуаций и во время войны.
С учетом этих требований определены основные направления развития ВС США в период до 2020 года.
Стратегические силы включают стратегические наступательные и стратегические оборонительные силы. Американские эксперты придерживаются мнения, что ядерные силы любого государства обладают уникальными возможностями, обеспечивающими надежное поражение объектов различного класса. Вместе с тем военно-политическое руководство США отдает себе отчет в том. что стратегические наступательные силы не могут быть задействованы в рамках большинства кризисно-конфликтных ситуаций, к участию в которых готовятся ВС. Защита национальных интересов Соединенных Штатов и их союзников может и не потребовать нанесения ядерных ударов. Поэтому в последнее время прослеживается стремление создать новое сочетание стратегических наступательных и оборонительных средств поражения как в ядерном, так и в обычном оснащении, направленных против различных потенциальных противников и непредсказуемых угроз, с которыми США могут столкнуться в прогнозируемый период.
Среди наиболее важных направлений развития стратегических сил можно выделить следующие: интеграция существующих наступательных и оборонительных стратегических сил в новую стратегическую триаду, объединяющую под единым управлением силы и средства активной и пассивной обороны, а также средства нанесения стратегических ударов (как ядерных, так и неядерных) и военно-промышленную инфраструктуру ядерного комплекса; реструктуризация состава стратегических наступательных сил с переводом части ядерных боеприпасов и носителей в активный или пассивный резерв, предусматривающая их хранение в различных степенях готовности к боевому применению; развитие промышленной и научно-исследовательской базы для разработки, строительства и поддержания в боеготовом состоянии объединенной инфраструктуры новой стратегической триады; приведение единой системы управления стратегическими (как наступательными, так и оборонительными) силами в состояние, обеспечивающее высокую оперативность их применения при сохранении существующей системы санкционирования применения ядерного оружия (до момента изменения соответствующих международных договоренностей); выработка необходимых
правовых процедур, предоставляющих возможность оперативного санкционирования применения ядерных боеприпасов малой и сверхмалой мощности соответствующими должностными лицами при проведении военных операций, в том числе и регионального уровня; разработка новых и совершенствование существующих ядерных средств, способных эффективно поражать объекты, выдерживающие удары обычным оружием (например, находящиеся на большой глубине под землей бункеры, объекты химического и биологического оружия); развертывание глобальной единой эшелонированной системы ПРО/ ПВО, способной обеспечить перехват воздушно-космических целей различного типа и дальности действия на любом участке траектории их полета.
Таким образом, тенденции развития стратегических сил свидетельствуют о некоторой корректировке взглядов военно-политического руководства США на их применение в соответствии с новыми реалиями международной обстановки.
Силы общего назначения в рассматриваемый период будут развиваться по следующим основным направлениям: достижение неоспоримого мирового лидерства ВС США в боевых возможностях сил общего назначения, предполагающее оперативное использование результатов научно-технической революции в интересах модернизации войск; подготовка соединений и частей сил общего назначения вооруженных сил к ведению совместных действий в составе объединенных оперативных формирований в различных регионах мира на основе «единых уставов» и «объединенной доктрины»; сокращение численности личного состава, прежде всего за счет сухопутных войск; поддержание высокого уровня боевой готовности войск при одновременном поиске рациональных путей экономии ресурсов и снижения негативного воздействия высокой оперативной напряженности на личный состав; дальнейшие совершенствование, интеграция и унификация систем управления, связи, разведки и РЭБ в интересах достижения превосходства в области информационного противоборства и обеспечения их всесторонней совместимости с подобными системами войск союзников; повышение стратегической мобильности ВС за счет совершенствования системы заблаговременного складирования, а также строительства крупнотоннажных судов ВМС, наращивания возможностей по перевозкам войск воздушным транспортом; равномерное развитие регулярных и резервных компонентов в свете реализации принципа «единых сил»; оснащение сил общего назначения новейшими образцами вооружения, создаваемыми на основе последних достижений науки и техники, в том числе на новых физических принципах, нелетальных видов оружия, «интеллектуального» и другое.
Структура сил общего назначения останется прежней, включающей формирования видов (СВ, ВВС, ВМС) и родов вооруженных сил, а также системы их обеспечения.
Основные тенденции развития сухопутных войск: отказ от структуры дивизии как основной тактической единицы и переход к высокомобильным формированиям типа бригадной тактической группы, позволяющим ВС США оперативно реагировать на изменения военно-политической обстановки в мире; трансформация «легких» и «тяжелых» формирований в «средние»*, оптимально сочетающие качества двух первых - высокую стратегическую мобильность и большую ударную мощь, а также уменьшение численности боевых частей и подразделений с сохранением или даже увеличением общего боевого потенциала формирований посредством наращивания уровня их технической оснащенности; поддержание высокой боевой готовности войск за счет возрастающего финансирования боевой подготовки и материально-технического обеспечения, повышения уровня подготовки руководящего состава и модернизации ВВТ; дальнейшее совершенствование оперативной и боевой подготовки; развитие интегрированной автоматизированной системы боевого управления сухопутных войск от стратегического до тактического уровня, способной функционировать в реальном или близком к реальному масштабе времени.
Главное внимание будет уделяться обеспечению способности сухопутных войск вести совместные операции с другими видами ВС США и войсками союзников в рамках любой войны (вооруженного конфликта).
Развитие военно-воздушных сил предполагается осуществлять по следующим основным направлениям: трансформация военно-воздушных сил в воздушно-космические, а в перспективе - в космическо-воздушные силы на основе опережающего развития их космической составляющей; наращивание запасов высокоточных средств поражения и принятие на вооружение образцов, в том числе на основе новых физических принципов; поступление на вооружение истребителей следующего поколения; повышение возможностей стратегических бомбардировщиков по нанесению ударов с применением обычного вооружения; существенное увеличение доли беспилотной авиации в боевом составе ВВС; реализация новых подходов в организации, боевой подготовке и оперативном применении сил и средств ВВС, основанных на концепции авиационных экспедиционных сил; проведение некоторого укрупнения и стандартизации состава эскадрилий боевой авиации; повышение оперативности использования беспилотной авиации в боевых условиях; качественное совершенствование авиационных и космических средств ведения информационной войны; наращивание возможностей военно-транспортной и заправочной авиаций по обеспечению высокой стратегической мобильности ВС.
Реализация намеченных планов развития ВВС позволит превратить их в важнейшую составляющую военного потенциала США.
Строительство военно-морских сил, вероятнее всего, будет направлено на обеспечение заданного уровня передового присутствия, реализации концепции «сдерживания» и возможности самостоятельного или совместного (объединенного) с сухопутными войсками и ВВС проведения всего спектра операций в Классификация соединений и частей сухопутных войск по трем видам («легкие», «средние», «тяжелые») осуществляется в соответствии с состоящими на их вооружении ВВТ, влияющими на авиатранспортабельность и организационно-штатную структуру формирований.
условиях мирного и военного времени, при возникновении различного рода кризисных ситуаций. Представляется целесообразным в развитии военно-морских сил выделить следующие основные тенденции: подготовка в короткие сроки к действиям в любой части Мирового океана и в прибрежных районах; сохранение сбалансированного состава флота и морской пехоты, существенное повышение возможностей амфибийно-десантных сил; создание кораблей, способных эффективно действовать в составе экспедиционных сил США, а также совместно с войсками союзников в рамках единой системы боевого управления, функционирующей в реальном или близком к реальному масштабе времени; поддержание количества многоцелевых атомных авианосцев на уровне 10-12 единиц, что при повышении ударной мощи авиакрыльев палубной авиации обеспечит дальнейший рост боевых возможностей авианосных сил флота; рост боевой мощи кораблей флота за счет управляемого ракетного оружия, увеличения количества пусковых установок крылатых ракет «Томахок»; повышение мобильности и огневой мощи экспедиционных формирований морской пехоты, качества их подготовки к действиям в составе объединенных оперативных формирований, при проведении операций в условиях мирного времени; наращивание боевых возможностей и эффективности действий авиации флота и морской пехоты за счет оснащения новыми высокоточными системами оружия и увеличения количества ударных самолетов в составе авианосных авиакрыльев; увеличение доли самолетов авиации морской пехоты в сопоставлении с палубной авиацией для обеспечения огневой поддержки частей и подразделений, действующих на суше.
Таким образом, тенденции развития сил общего назначения ВС США свидетельствуют о возрастании их значимости в обеспечении национальных интересов Соединенных Штатов, главным из которых является достижение мирового лидерства (господства). В структуре ВС отмечается изменение баланса видов в сторону усиления ВВС, превращения их в универсальное средство силового воздействия, обладающее набором качественно новых характеристик: способностью определять ход и исход политической борьбы без непосредственного, открытого задействования других видов ВС и решающим образом реализовывать свои преимущества в военном противоборстве любого уровня и типа; глобальностью охвата районов мира при применении разнородных сил и средств принуждения в реальном или близком к реальному масштабе времени и другие.
Перспективные планы развития стратегических ядерных сил Великобритании, Франции и Китая значительно менее масштабны и амбициозны, чем у США.
Великобритания выполнила программу строительства четырех ПЛАРБ нового типа, оснащенных американскими ракетами «Трайдент-2» с английскими боеголовками.
Руководство Франции видит перспективу развития своих ядерных сил в завершении программы строительства четырех ПЛАРБ нового поколения, оснащенных новыми ракетами собственного производства с разделяющейся головной частью. Значительные усилия направляются на модернизацию воздушного компонента ядерных сил. Продолжатся работы по программе модернизации экспериментально-вычислительной базы ядерных оружейных НИОКР, однако ее реализация существенно зависит от уровня научно-технического сотрудничества с Великобританией и в определенной степени - с США.
Принципиально новая военно-стратегическая обстановка в Южной Азии, сложившаяся после ядерных испытаний в Индии и Пакистане, вынуждает руководство Китая уделять больше внимания проблемам своих ядерных сил, что выражается в последовательной реализации планов совершенствования всех трех компонентов ядерной триады. При этом в качестве ведущего направления, судя по публикациям в открытой печати, выбрано повышение боевых возможностей стратегических вооружений наземного базирования. В КНР завершена разработка мобильного ракетного комплекса с твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой (МБР) с дальностью стрельбы порядка 8 тыс. км.
Процесс строительства сил общего назначения Китая, претендующего на статус военной сверхдержавы, определяется в первую очередь спецификой политического и экономического государственного устройства, а также установками руководства на сохранение благоприятных условий для внутреннего экономического развития. При этом долгосрочной целью военного строительства является создание таких сил общего назначения, которые будут способны успешно вести военные действия прежде всего в ходе обычного (без применения ядерного оружия) конфликта: в среднесрочной перспективе - с любым государством региона, а в долгосрочной - с любым государством (союзом государств) мира.
В современных условиях нельзя не учитывать тот факт, что целый ряд стран мира имеет сильные побудительные мотивы к приобретению ядерного статуса, обусловленные их вовлеченностью в острое региональное соперничество и даже в противоборство с великими державами. Однако экономическими и техническими возможностями по развертыванию крупных арсеналов ядерного оружия (100 единиц и более) в обозримом будущем, видимо, будет обладать весьма ограниченное число таких государств. В первую очередь к ним можно отнести Израиль, Индию и Пакистан, которые уже в настоящее время неофициально считаются ядерными.
Все без исключения страны, «подозреваемые» в развитии собственных ядерных программ военного назначения, уже имеют или продвигаются в направлении принятия на вооружение баллистических ракет тактического и оперативно-тактического назначения, а в некоторых случаях и ракет средней дальности. Ряд государств (Израиль, Индия, Пакистан, КНДР) в среднесрочной перспективе будут, по всей видимости, обладать техническими возможностями производства баллистических ракет с дальностью до 5 тыс. км и более и в определенных условиях смогут приступить к их реальному развертыванию в небольшом количестве. Однако, учитывая технические сложности, связанные с приданием ядерным боеприпасам качеств боевых частей баллистических ракет, можно предположить, что выполнение подобных программ реально только в Израиле, Индии и Пакистане.
Строительство и развитие сил общего назначения ведущих европейских стран характеризуются в целом одинаковой с США направленностью, что обусловлено их членством в НАТО и соответствующими установками стратегической концепции блока. Это - ориентация на глобализацию использования войск (сил) альянса вне зоны ответственности и блока; силовое обеспечение глобальных геополитических и геоэкономических интересов Запада как главной задачи сил общего назначения в среднесрочной перспективе; проведение экспедиционных операций в основном локального и регионального масштаба, поскольку угроза крупномасштабной агрессии против стран - участниц блока с применением обычных вооружений в обозримом будущем считается маловероятной.
Как отмечается в действующих руководящих документах блока НАТО, более половины элементов его военного потенциала нуждаются в совершенствовании. И это без учета нового вызова мировому сообществу - международного терроризма. В данных условиях военно-политической обстановки следует ожидать повышенного внимания к проблеме развития сил специальных операций.
В последнее время наряду с углублением политической и экономической интеграции стран Европы в рамках Европейского союза активизированы интеграционные процессы в военной области. Их анализ свидетельствует, что, несмотря на имеющиеся разногласия и настороженное отношение к ним со стороны США, реальные перспективы приобретает создание объединенной военной структуры Евросоюза - так называемой «европейской армии». На первом этапе, видимо, будут созданы коалиционные органы военного управления и уже в ближайшей перспективе сформированы европейский объединенный корпус быстрого реагирования (50-60 тыс. человек), а также военно-воздушный и военно-морской компоненты. Планируется также дальнейшее объединение усилий в области развития сил специальных операций, разведки, связи, тылового обеспечения, стратегических перебросок и других.
Таким образом, в ближайшем будущем объединенные вооруженные силы НАТО станут одним из основных средств защиты интересов альянса путем проведения главным образом интервенционных экспедиционных операций многонациональных сил с уклоном на действия специальных подразделений в различных регионах мира. Этому в немалой степени будет способствовать предстоящая структурная реорганизация военной составляющей Североатлантического союза.
Вооруженные силы таких государств, как Япония и Израиль, сохранят «региональный уклон» в строительстве своих компактных, высокотехнологичных и мобильных сил общего назначения.
Реализация рассмотренных тенденций строительства вооруженных сил ведущих зарубежных стран в период до 2020 года приведет к существенному возрастанию их боевых возможностей, появлению совершенно новых качеств, позволяющих им активно и в глобальном масштабе влиять на мировые политические и экономические процессы.

ЗВО №1 2004 с 2-10

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (09.01.2004) | Автор: Вице-адмирал М. Попов, канд воен н

Просмотров: 6590 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2018

Рейтинг Военных Ресурсов