Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Суббота, 18.11.2017, 20:42
Ключевые слова
сетецентрическая война, сетецентризм, комплексные сетевые возможности, разведка, Network Enabled Capabilities, тенденции войн XXI века, НАТО

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [451]
Разведка и контрразведка [79]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 187
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Разведка и контрразведка

Борьба за информацию на основе информации

Борьба за информацию на основе информации.

В ВС РФ ожидать начала "информационной революции" пока не приходится

«Сетецентрическая война», «комплексные сетевые возможности», «информационно-центрическая война» – эти и многие другие названия новых «сетецентрических» концепций, реализуемых в большинстве зарубежных стран. Однако в Вооруженных силах РФ ожидать начала «информационной революции» пока не приходится.

НЕ НАШ ПРИОРИТЕТ

Подтверждением этих слов может служить и миротворческая операция Российской армии в Южной Осетии. При несомненном героизме и самоотверженности ее солдат, сержантов и офицеров оснащенность нашей группировки современными сов. Ведь даже командующий 58-й армией генерал-лейтенант Анатолий Хрулев, который возглавил колонну для деблокирования российских миротворцев, оказавшийся под обстрелом и получивший ранение, вынужден был просить у военного корреспондента спутниковый телефон, чтобы связаться с авиацией и артиллерией.

А ведь общеизвестно, что отсутствие современных средств связи – это неэффективное рефлексивное управление подчиненными формированиями, отсутствие разведывательной информации, несвоевременные целеуказания. Еще больше вопросов вызывают взгляды военного руководства РФ на саму роль перспективных информационных систем в XXI веке.

Между тем серьезность проводимых в ВС США мероприятий по внедрению перспективных информационных технологий в военную сферу не вызывает сомнений.

Главными принципами этих мероприятий можно считать обеспечение реальной объединенности группировок, применение открытой архитектуры и модульности построения современных систем и комплексов вооруженной борьбы, а также осуществление вертикальной и горизонтальной интеграции и взаимодействия всех участников операции (боевых действий).

Более того, обеспечение всесторонней интеграции, повышение уровня взаимодействия, а также достижение синергетического эффекта за счет реализации принципов новых «сетецентрических» концепций и интеграции систем управления, связи, разведки и поражения становится все более актуальным и приоритетным направлением реформирования вооруженных сил большинства стран мира.

МИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

В настоящее время в НАТО реализуется концепция «Комплексные сетевые возможности» (NATO Network Enabled Capabilities – NNEC), предназначенная для решения вопросов организации взаимодействия высокотехнологичных формирований национальных ВС в современных и будущих вооруженных конфликтах. Основные положения новой концепции были отражены еще в 2005 году в документе Defense Requirements Review.

Для оптимизации проводимых мероприятий сформирован и специальный консорциум NCOIC, призванный обеспечить единство протоколов обработки и представления информации и помочь промышленности в выполнении требований по достижению необходимого уровня взаимодействия и интеграции перспективных систем и комплексов в обеспечение реализации сетецентрических принципов управления формированиями.

Консорциум стремительно прирастает новыми членами. Если в 2004 году в его состав входили только 15 компаний, то сейчас их число увеличилось до 96 из 32 стран, 26 из которых являются членами НАТО. Консорциум тесно взаимодействует с Управлением информационных систем Пентагона (DISA), а в состав его руководства входят представители Министерства обороны, разведывательного сообщества, Министерства внутренней безопасности и ряда других ведомств США.

Главной целью реализации концепции «Комплексные сетевые возможности» НАТО является внедрение перспективных информационных технологий в военную сферу для противодействия современным вызовам и угрозам национальной и коалиционной безопасности. Проводимые в настоящее время мероприятия осуществляются в трех ключевых областях: развертывание современных систем связи и передачи данных; разработка перспективных систем обработки, анализа и распределения информации, использующих унифицированные инструментарии ее обработки и форматы передачи; формирование современной когнитивной сферы, затрагивающей вопросы реформирования и оптимизации организационных структур органов управления, обработки и анализа информации, а также подготовку личного состава и пересмотр уставных и доктринальных документов.

Реализация новой концепции НАТО позволит осуществлять эффективное информационно-разведывательное обеспечение операций всего возможного спектра, начиная от миротворческих, операций по установлению мира до крупномасштабных боевых действий высокой интенсивности. Вместе с тем военные специалисты НАТО подчеркивают, что NNEC это не только интеграция систем управления и связи, но и возможность повысить уровень взаимодействия всех участников операции (боевых действий), в том числе и средств поражения, органов и пунктов материально-технического обеспечения и др.

В Австралии осуществляется разработка новых средств разведки, внедряются перспективные информационные технологии, проводятся испытания беспилотных и роботизированных комплексов и систем для того, чтобы сделать свои немногочисленные вооруженные силы более эффективными. Ныне проводится тестирование перспективных сетевых средств связи и передачи данных, которые должны позволить одному оператору осуществлять управление группировкой робототехнических средств, способных также выходить из сети и действовать автономно в целях решения разведывательных задач или нанесения поражения по выявленным объектам и целям.

Во Франции такие мероприятия реализуются в рамках концепции, получившей наименование «Информационно-центрическая война» (Guerre Infocentre), которая в большей степени акцентирует внимание на информационных потоках, а не самих сетях, как принято у американцев. Первоначально эта концепция реализовывалась в рамках программы «Перспективная воздушно-наземная система боевого управления», позволяющая объединить разнообразные боевые платформы для осуществления мероприятий объединенного огневого поражения целей.

Бундесвер также работает над созданием перспективной системы оснащения и вооружения личного состава Infanterist der Zuknft, позволяющей реализовать новые принципы управления и связи между боевыми формированиями и вышестоящими органами управления. Проводимые работы включают разработку перспективных средств разведки, персональных компьютерных систем, военных систем управления и связи типа «тактический интернет», позволяющих организовать взаимодействие между аналоговыми средствами связи и цифровыми системами передачи данных.

В Великобритании формируется собственная глобальная информационная инфраструктура, представляющая собой единую информационно-управляющую сеть, со специализированными системами обеспечения безопасности и единым семейством программного инструментария. В будущем возможности формируемой информационной инфраструктуры планируется расширить и для организации взаимодействия и обеспечения доступа к информационным ресурсам вооруженных сил союзников: США, Канады, Новой Зеландии и Австралии.

Генеральный штаб ВС Израиля рассматривает внедрение информационных технологий как неотъемлемый и обязательный атрибут современных и будущих операций. Например, во время последней войны с Ливаном ЦАХАЛ применял перспективную систему управления и связи Tzayad, позволившую объединять в группировку различные БПЛА для решения задач поиска и уничтожения мобильных ракетных пусковых установок, применяемых боевиками движения «Хезболлах». Военные эксперты отмечали высокую эффективность действия израильских бригад, оснащенных такой системой.

Китай тоже серьезно «заболел» сетецентрической концепцией управления и ведения боевых действий. В последних документах НОАК встречается термин «интегрированная сетевая и электронная война» (Integrated Network-Electronic Warfare – INEW). Именно она и является отражением современной китайской концепции, сравнимой с концепцией «сетецентрическая война (операции)» ВС США.

Данная китайская концепция предусматривает проведение как наступательных, так и оборонительных действий. Вместе с тем американские военные аналитики отмечают в ней превалирование первых над вторыми. В частности, в рамках реализации концепции осуществляется разработка лазерного оружия для борьбы с космическими аппаратами вероятного противника, а также собственных навигационных систем космического базирования, прорабатываются вопросы создания интегрированных систем управления, связи и разведки, которые должны позволить применять баллистические ракеты в неядерном оснащении для борьбы с авианосными группировками ВМС США.

Так что же такое новые «сетецентрические» концепции, которые реализуются во многих зарубежных странах, что это за новые принципы управления, которые до сих пор обходят нас стороной?

Существует мнение, что: новые «сетецентрические» принципы управления предназначены для ведения глобальных войн с управлением из единого центра; интеграция всех участников боевых действий в единую сеть – это только фантастическая и несбыточная концепция применения группировок (стай) роботов, а также, что формирование единой (для всех уровней) картины ситуационной осведомленности не нужно боевым формированиям тактического звена, потому что им нужна только тактическая (локальная) информация.

Но это в корне неправильное понимание «сетецентрических» концепций ведущих зарубежных стран, которые в отечественных источниках трактуются как ведение боевых действий в едином информационном пространстве.

ГЛОБАЛЬНАЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ

В конце XX века американскими военными аналитиками были проведены исследования войн и военных конфликтов в мире, начиная с XVI века. Были выявлены и основные тенденции, свидетельствующие:

– об отсутствии государственной монополии на ведение войн (войны ведутся оппозиционными движениями, террористическими организациями, повстанцами и др.);

– о том, что каждое последующее поколение войн отмечалось все большей рассредоточенностью боевых формирований на поле боя (в боевом пространстве), а будущие войны, вероятнее всего, будут характеризоваться еще большим охватом. Ярким примером тому может служить и расширение зоны ответственности формирований бригадного уровня СВ США (которые и становятся основными боевыми единицами) с 8 км по фронту и 12 км в глубину в период Второй мировой войны до 50 км по фронту и 65 км в глубину во время операции «Буря в пустыни». При этом американскими аналитиками подчеркивается, что основной упор в будущих войнах и вооруженных конфликтах будет сделан на небольшие по размеру боевые формирования, выполняющие разнообразные задачи от проведения крупномасштабных боевых операций до операций по стабилизации обстановки и поддержанию мира;

– о снижении зависимости боевых формирований от централизованного тылового обеспечения, что обеспечит необходимый уровень распределенности боевых формирований на поле боя, высокую мобильность, самодостаточность и способность выполнять задачи в течение длительного промежутка времени на территории противника и в удаленности от основных баз снабжения;

– о повышении маневренности формирований вместо сосредоточения основных усилий на одном направлении, что является залогом успеха ведения так называемых «нелинейных» боевых действий;

– о смещении акцента с простого физического уничтожения противника на подавление его морального духа и возможности сопротивляться.

Такой тип войн представляется как эволюционизированный вид вооруженной борьбы, затрагивающий все возможные сферы (политическую, экономическую, социальную и собственно военную), действия в которых используются для убеждения военно-политического руководства вероятного противника в недостижимости его стратегических целей или чрезмерных затратах для выполнения поставленных задач.

Так что глобальность, о которой говорят некоторые наши эксперты в рамках обсуждения новых «сетецентрических» концепций, предусматривает в первую очередь возможность боевых формирований получать доступ к информационной инфраструктуре министерства обороны, базам разведывательных данных, аналитическим центрам и т.д., находясь в любой точке земного шара и в любое время. Следовательно, новые принципы управления позволяют реализовать и новые боевые возможности, но только современных, мобильных, высокотехнологичных формирований в любой точке их задействования. То есть для США и блока НАТО – глобально.

Также зарубежные военные реформаторы верят, что войны четвертого поколения – это войны разведок и что разведка является ключом к достижению успеха в таких войнах. Например, командир задействованной в Ираке бригады генерал-майор Мартин Дэмпси отмечал: «По существу, здесь, в Багдаде, мы делаем две вещи: мы или боремся за информацию, или ведем борьбу на основе полученной информации». Более того, война четвертого поколения представляется Пентагону не просто как высокотехнологичная война, а в первую очередь как «сетевая» война, что требует объединения всех участников боевых действий, предоставления точных и своевременных данных об обстановке на поле боя, обеспечивающих поражение объектов и целей противника в реальном масштабе времени.

Именно с этой целью и проводится реформирование вооруженных сил ряда зарубежных стран, а также реализуются новые принципы управления и ведения боевых действий, предусмотренные перспективными «сетецентрическими» концепциями. Создаются органы управления, позволяющие добиться реальной объединенности группировок, сохранить принцип централизованного управления формированиями, но при одновременном децентрализованном выполнении поставленных задач. При этом ни о каком едином органе управления, созданном по территориальному признаку, и речи не идет. Американские военные прекрасно понимают, что сосредоточение в одном месте всех органов управления смертельно опасно, что эффективный удар по ним в конечном счете может привести к гибели и всей группировки.

Формирование объединенных органов управления боевыми частями и соединениями при их территориальном разнесении и является одной из тенденций последних лет в армиях ведущих западных государств. При этом именно внедрение перспективных информационных технологий позволяет достичь необходимого уровня взаимодействия и объединенности, не сосредотачивая все органы управления в одном месте. Если бы мы представляли всю важность внедрения современных информационных технологий в военную сферу, понимали все плюсы их применения, то не воспринимали бы столь болезненно намерения вывести из Москвы ряд органов управления МО. Впрочем, к сожалению, мы не имеем таких технических возможностей (оптиковолоконных и космических линий передачи данных).

«ВОЙНА РОЕВ» И МНОГОЕ ДРУГОЕ

Новые формирования, использующие перспективные «сетецентрические» концепции, действительно могут применять и новую тактику действия. Во время операции «Свобода Ираку» ВС США уже использовали тактику перемещения боевых формирований, получившую наименование тактика «роя». Развернутые системы боевого управления, связи и разведки позволяли каждому солдату на поле боя видеть местоположение других солдат (даже в условии отсутствия прямой видимости) и передвигаться на поле боя, не поддерживая жесткий боевой порядок, а рассредоточивая его. Преимущества такой тактики действия объясняются тем, что противнику труднее осуществлять атаку рассредоточенного формирования, также расширяется и зона ответственности таких формирований, а точная информация о местоположении своих войск позволяет снижать потери от дружественного огня и осуществлять атаку ключевых узлов (органов управления) противника сразу со всех направлений.

Но «сетецентрические» принципы – это не только тактика «роя» перспективных формирований с рассредоточенными боевыми порядками, это и изменение способов разведывательной деятельности, упрощение процедур согласования и координации при организации объединенного огневого поражения, а также некоторое нивелирование разграничения средств по звеньям управления, позволяющее применять стратегические средства разведки и огневого поражения для разведывательного и огневого обеспечения действий тактических формирований, как и было в Афганистане и Ираке.

В качестве одного из наиболее наглядных примеров для объяснения проводимых командованием ВС США мероприятий можно привести следующий факт. Чтобы осуществить точное местоопределение цели в настоящее время требуется одновременное задействование только по одному объекту нескольких самолетов радио- и радиотехнической разведки (РРТР). В принципе возможно применение и одного такого средства разведки, но в этом случае время определения местоположения значительно возрастает. Объясняется это тем, что точность определения координат зависит от базы пеленгования, т.е. чтобы провести точное пеленгование цели одним самолетом, ему необходимо преодолеть довольно большое расстояние, что крайне критично для пеленгования мобильных целей. В этом случае процесс пеленгования цели занимает десятки минут, да и точность местоопределения далеко не всегда позволяет применять высокоточные средства поражения. При применении связанных между собой разнородных средств разведки процесс определения местоположения цели занимает от нескольких секунд и при этом обеспечивается требуемая точность определения координат.

Другой пример. Средство РРТР способно обнаружить, определить местоположение и распознать цель, но изначально выявляется только направление на цель до тех пор, пока не будет осуществлено некоторое количество измерений (направлений на цель). В свою очередь, средства оптико-электронной разведки могут обеспечить точное определение цели (объекта) и распознание ее сразу, но для того чтобы найти этот объект, потребуется очень много времени, потому что такие средства разведки, как правило, имеют маленькую полосу обзора. А если объединить эти два средства и передавать данные от средства РРТР (направление на цель) на БПЛА видовой разведки, то можно существенно сократить время обнаружения местоположения цели, при этом обеспечить требуемую точность координат и минимизировать возможное дезинформационное воздействие.

Таким образом, позволяя средствам разведки обмениваться информацией между собой (объединяя их сетью), американское военное руководство пытается достичь синергетического эффекта, когда комбинированное действие двух или нескольких разведывательных средств превышает эффективность, обеспечиваемую каждым средством в отдельности. «Объединяя средства разведки в единую «систему систем», мы повышаем угол поля зрения (охвата), разрешающую способность, сокращаем скорость перенацеливания средств, обеспечиваем ведение разведки в любое время суток в любых погодных условиях и т.д., а также снижаем недостатки каждого средства в отдельности», – отмечают американские эксперты.

Как считают представители Пентагона, проводимые мероприятия позволят не только осуществить масштабные преобразования системы разведки, но и перейти к новому принципу осуществления всего разведывательного обеспечения «адаптивное взаимодействие» (Reach-in). Данный принцип касается возможности пользователей глобальной информационно-управляющей сети (Global information grid) иметь доступ к информации из различных источников, в том числе от соседних компонентов объединенных сил на театре или находящихся на континентальной части США.

Принцип Reach-in еще называют деятельностью, позволяющей организовать взаимодействие между органами управления и аналитическими структурами. По сравнению с существовавшим ранее принципом «иерархическое взаимодействие» Reach-back, предусматривающим необходимость обращения (только по командной иерархии) к разведывательным структурам (аналитическим центрам) на континенте, новый принцип осуществления разведывательного обеспечения предусматривает возможность вхождения пользователей непосредственно в сеть для доступа к требуемым данным и независимо от того, где (в какой базе данных) они хранятся.

Не меньшее значение «сетецентрические» принципы играют и при организации объединенного огневого поражения. Ведь главным недостатком разрабатываемых ранее систем разведки и доведения информации до средств поражения было полное отсутствие взаимодействия с другими аналогичными системами. Например, устаревшие разведывательно-ударные комплексы представляли собой совокупность из определенного средства разведки и средства поражения с прямым каналом передачи данных целеуказания (как и принято до сих пор в ВС РФ). Применительно же к ВС США уже сейчас целесообразно говорить не об отдельных разведывательно-ударных комплексах, а о единой «системе систем», функционирующей в рамках концепции ведения боевых действий в едином информационном пространстве.

Данная «система систем» представляет собой совокупность средств разведки, средств управления и передачи данных, а также средств поражения, объединенных в единую разведывательно-информационно-ударную общность. Применение в боевом пространстве единого информационного поля, в котором функционирует эта общность, позволяет назначать для поражения вскрытой цели любое наиболее подходящее средство. При этом передача данных целеуказания на него будет осуществляться посредством организации виртуальных каналов передачи данных или через Web-портал. Успешное функционирование разведывательно-информационной общности, по сути, и является реализацией концепции «сетецентрическая война», т.е. позволяет вести боевые действия в едином информационном пространстве.

Вместе с тем в настоящее время еще остается не решенным целый ряд проблем, связанный с невозможностью оптимально размещать и применять разрозненные средства разведки и объединять их в сеть, осуществлять одновременное их задействование в интересах обнаружения критичных ко времени целей. Эти проблемы связаны в первую очередь с недостатками в решении оперативных вопросов ведения и планирования операций (несогласованность действий между министерством обороны и разведывательным сообществом), недостатки в архитектуре построения систем разведки, не позволяющие осуществлять их интеграцию и взаимодействие, а также отсутствие автоматизированного инструментария обработки информации, постановки задач и управления средствами разведки.

По результатам действий многонациональных сил в Афганистане Пентагоном был подготовлен доклад, в котором говорилось о том, что персонал разведывательных управлений имел доступ практически ко всей разведывательной информации в масштабе времени, близком к реальному. Но главным недостатком было то, что информация от средств разведки приходила по разным каналам и очень часто в различных форматах, что приводило к необходимости осуществлять «неавтоматический» перенос (на дискетах) такой информации для ее корреляции и формирования единой картины обстановки.

В этой связи и было принято решение о разработке единого унифицированного инструментария обработки и предоставления информации. Главной особенностью инструментария является то, что при его разработке ставилась задача минимизировать участие оператора, т.е. полностью автоматизировать процесс, обеспечив межмашинный обмен и обработку информации. Такие мероприятия, по предложению бывшего начальника штаба ВВС генерала Джона Джампера, получили наименование «кликнуть на цель». То есть при наводке курсора на отраженный на мониторе оператора объект должна предоставляться информация об этом объекте по формату WWW (what, where, when) – что это за цель, где она находится и когда ее необходимо поразить...

...Нашим вооруженным силам следует досконально изучать опыт зарубежных стран (Китай, кстати, этого делать и не стесняется), в котором есть как положительные, так и отрицательные моменты. Одновременно с этим не следует забывать о разработке высокоточных средств поражения, а также о средствах разведки, которые и будут наполнять развертываемые сети информацией, иначе все инициативы могут обернуться пустой тратой денег.

              Александр Евгеньевич Кондратьев - кандидат военных наук.

                                                                                               НВО 2008-10-24

Категория: Разведка и контрразведка | Добавил: варвар (25.10.2008)

Просмотров: 5455 | Рейтинг: 4.5/2 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2017

Рейтинг Военных Ресурсов