Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Четверг, 08.12.2016, 01:17
Ключевые слова
доктрина Холт, ВВС

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
XVIII век [0]
XiX век [0]
I Мировая - 1939 г [0]
II Мировая война - Война во Вьетнаме [15]
1970 - 1990 гг [314]
1990 - 2000 гг [66]
2000 - настоящий момент [246]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Материалы посвящены » 2000 - настоящий момент

Дискуссия в США: роль ВВС в современной войне ч2
HTML clipboard

Дискуссия в США: роль ВВС в современной войне ч2 ч1

Полковник И. Ващинин

Авторы доктрины «Холт» в поддержку тезиса о ее высокой эффективности и универсальности приводят следующие доводы (нижеперечисленные положения называются основными элементами доктрины): авиация способна в настоящее время доминировать на поле боя и в состоянии одолеть сухопутную группировку войск; авиационные формирования могут в короткие сроки прибыть в район конфликта в любой регион земного шара; авиация способна одержать решающую победу над противником в течение нескольких недель; опора на авиацию морально оправдана и экономически эффективна; в настоящее время США располагают технологиями, необходимыми для того, чтобы обнаружить практически любую важную цель, а также быстро и эффективно уничтожить ее.

Рассматривая основные элементы доктрины, критики отмечают некоторую поверхностность ряда ее положений, которые рассматриваются ниже.

Доминирование авиации на поле боя над сухопутными войсками. Эффективность ее действий зависит от условий обстановки и местности. История показывает, что авиация не имела успеха в тех случаях, когда наземный противник действовал в ночных и в плохих погодных условиях, в горной местности и в густолиственных лесах. Наглядный пример - Вьетнам. Варварские бомбардировки американской авиацией территории Демократической Республики Вьетнам (операция «Роллинг тандер», проводившаяся с марта 1965 по октябрь 1968 года) не смогли сорвать переброски войск и военных грузов в Южный Вьетнам; наоборот, интенсивность этих перебросок, несмотря на все усилия американцев, из года в год возрастала.

Также полной неудачей завершилась операция «Коммандо хант» (ноябрь 1968 - апрель 1972 года), состоявшая из серии авиационных кампаний по изоляции района боевых действий вдоль так называемой «тропы Хо Ши-Мина». Несмотря на то что американцы сбросили за этот период почти 2,5 млн т бомб, их противник тем не менее сумел создать в Южном Вьетнаме мощную сухопутную группировку, полностью изменившую характер войны.

Таким образом, по мнению ряда специалистов, история не дает очевидных примеров того, чтобы авиация, действуя самостоятельно, полностью доминировала на поле боя. В то же время существует ряд примеров, когда сухопутные армии одерживали победы в сражениях и даже войнах, несмотря на полное господство в воздухе авиации противника (войны в Индокитае и Корее).

Быстрое прибытие авиации в район конфликта в любой район мира. Это действительно так. Скорость и дальность действия являются важными характеристиками авиационной мощи. Бомбардировщики, действующие с передовых баз, могут достичь большинства целей в любом районе мира за считанные часы. При заблаговременном развертывания американской авиационной группировки в районе конфликта самолеты через несколько минут после получения соответствующего распоряжения могут быть подняты в воздух. При помощи авианосцев несколько эскадрилий тактических истребителей могут быть выдвинуты на позиции, с которых они в короткое время способны достичь практически любых целей на земном шаре.

Но при всех этих преимуществах необходимо учитывать, что быстрота, с которой авиация может быть развернута в определенном районе мира, зависит от ряда факторов, и прежде всего от организации разведки, управления и оповещения. В 1990 году иракские войска захватили столицу Кувейта через 6 ч после начала вторжения в эту страну. Даже если предположить, что были бы выполнены следующие условия: американские стратегические бомбардировщики находились в полной готовности к вылету на боевое задание, их экипажи уже получили боевую задачу и принято политическое решение на применение военной силы, то и в этом случае самолеты находились бы лишь над Атлантикой, в то время как иракские войска выполнили бы свои ближайшие задачи. Ко времени прибытия бомбардировщиков Ирак смог бы уже оккупировать г. Эль-Кувейт.

Время реагирования значительно сокращается в том случае, если имеется возможность использовать авиабазы, расположенные на театре военных действий, или когда вблизи района конфликта находится авианосная ударная группа. Разумеется, и в этом случае авиация может получить боевой приказ только после того, как будет принято политическое решение, определены цели для удара, а экипажи и техника будут подготовлены к выполнению задач. Однако США не всегда могут иметь доступ к базам на чужих территориях. Так, в 1998 году во время очередного кризиса в зоне Персидского залива у американского руководства возникли проблемы с получением разрешения на использование авиабаз, расположенных на территории ряда ближневосточных стран, для нанесения ударов по Ираку.

Не всегда Соединенные Штаты могут также рассчитывать на получение разрешения на пролет своих боевых самолетов через воздушное пространство других государств, даже если они являются их союзниками. Так, в апреле 1986 года американское руководство столкнулось с тем, что ряд дружественных США стран, в частности Франция и Испания, отказались предоставить американцам право использовать свои авиабазы и воздушное пространство для налета на Ливию (операция «Эльдорадо каньон»).

Способность авиации самостоятельно одержать решающую победу над противником в течение нескольких недель. При определенных условиях это действительно возможно. Такое утверждение является основой тезиса об эффективности доктрины массированного возмездия и сдерживания. Однако ряд американских специалистов (в том числе Э. Тилфорд) ссылается на исторический опыт, показывающий, что авиационная мощь еше никогда не была решающим элементом войны. Вместе с тем наиболее активная часть аналитиков берет на себя смелость утверждать, что авиационные бомбардировки сыграли решающую роль во Второй мировой войне. Большинство экспертов считают, что, хотя авиация сыграла важную роль в войне, тем не менее решающими оказались способность осуществлять контроль сухопутной территории, а также морских коммуникаций.

Часто приверженцы воздушной мощи смешивают тактический и оперативный успех со стратегическим значением той или иной операции. Способность поражать цели не обязательно приводит к стратегическому успеху. История показывает, что в тех случаях, когда операции проводятся в рамках объединенной (общевойсковой) группировки, авиация способна сыграть важную, даже ключевую роль. Наглядным примером этого является операция в зоне Персидского залива «Буря в пустыне», когда применялись тактические истребители F-117A «Найт Хок», F-15 «Игл», F-16 «Файтинг Фалкон». Однако в истории нет примеров того, чтобы авиация, действуя самостоятельно, сыграла решающую роль в войне. По этой причине считается неразумным строить стратегию национальной безопасности США на основе пророчеств и обещаний.
Опора на авиацию морально оправдана (гуманна) и экономически эффективна. Приверженцы доктрины «Холт» утверждают, что в перспективе боевые действия будут менее кровопролитными и более экономически эффективными вследствие широкого применения в вооруженных силах передовых научно-технических достижений. Отсюда следует вывод, что, обладая новыми возможностями, предоставляемыми современной наукой и техникой, США морально обязаны осуществлять строительство таких вооруженных сил и разработку таких оперативно-стратегических концепций, которые позволяли бы не только вести военные действия наименее кровопролитным образом, но и иметь менее дорогостоящую военную структуру.

Однако, по мнению ряда американских специалистов, история войн показывает, что ни развитие военной техники вообще, ни применение авиации в частности не уменьшили человеческих и экономических потерь в войнах. Примеров этому множество: внедрение огнестрельного оружия, особенно артиллерии; появление новых видов В и ВТ в ходе Первой и Второй мировых войн. В 1964 году, когда США склонялись к вьетнамской авантюре, командование американских ВВС заявляло, что воздушная наступательная кампания с применением стратегических бомбардировщиков - это тот путь, который быстро приведет к капитуляции руководства Северного Вьетнама. Такая кампания преподносилась как значительно более перспективная альтернатива развертыванию в Южном Вьетнаме крупной группировки американских сухопутных войск, обещавшая меньший риск и меньшие затраты. Однако бомбардировки не сломили волю вьетнамцев к сопротивлению, и многолетняя война завершилась поражением американцев. Наибольшие потери понесли именно сухопутные войска и морская пехота США.

И даже в ходе «гуманитарной» операции против Югославии мирному населению и экономике этой страны в результате «хирургических» авиационных ударов НАТО был нанесен значительный «побочный ущерб» (выражение Хавьера Соланы). По данным югославской стороны, за 78 дней операции «Решительная сила» погибло более 1 200 мирных жителей, уничтожено около 90 памятников истории и архитектуры, более 20 больниц, свыше 80 крупных промышленных предприятий, значительное число библиотек, школ, вузов. По предварительным оценкам, ущерб, нанесенный экономике Югославии в результате агрессии НАТО, превышает 100 млрд долларов.

Способность обнаруживать и поражать практически любые важные цели. Так ли это? Объединенная радиолокационная система разведки и целеуказания «Джистарс», а также другие разведывательные средства воздушного и космического базирования обеспечивают обнаружение многих целей и наведение на них ударных средств, однако даже самые ярые приверженцы доктрины «Холт» признают, что Соединенные Штаты только сейчас начинают использовать разведывательные системы воздушного и космического базирования, способные обнаруживать, опознавать и сопровождать движущиеся объекты. Вместе с тем замаскированные цели, прежде всего заглубленные, остаются недоступными для современных разведывательных средств, которыми располагают ВВС США.

Так, во время войны в зоне Персидского залива в 1991 году американская авиация оказалась неспособной обнаруживать мобильные пусковые установки иракских оперативно-тактических ракет «Скад». Другой пример: сверхсовременные американские разведывательные спутники не смогли вскрыть подготовку Индии к проведению ядерного взрыва на испытательном полигоне, местоположение которого было хорошо известно. Имеющиеся в распоряжении ВВС США средства способны обнаружить и идентифицировать передвижение группировки механизированных войск на открытой местности. Как же покажет себя современная техника, созданная на основе передовых технологий, в условиях городов, в джунглях, в горах? Если разведывательные системы смогут в этих условиях обнаружить цели, будут ли столь эффективны так называемые высокоточные боеприпасы? Возможно ли вскрытие и отслеживание передвижения широко рассредоточенных войск? Будет ли вестись разработка нового семейства высокоточного оружия воздушного базирования, способного поражать отдельных людей или одиночные бронированные машины в городах без причинения излишнего вреда? Оппоненты доктрины «Холт» считают недальновидным основывать национальную военную стратегию на ожидаемых научно-технических достижениях.

По мнению ряда американских специалистов, разработка доктрины авиационного сдерживания является прежде всего попыткой одного из видов вооруженных сил (в данном случае ВВС) добиться более выгодного положения при дележе бюджета министерства обороны за счет других видов.

Нет никакого сомнения в том, что дискуссия по вопросам «доктрины авиационного сдерживания» и о роли авиации в современной войне вообще не только будет продолжена в ближайшем будущем, но и станет более интенсивной. Ведь за прошедший год история войн и военных конфликтов пополнилась еще двумя агрессиями, совершенными США с привлечением своих союзников по НАТО против суверенных стран: это операции «Лис пустыни» против Ирака (17-20 декабря 1998 года) и «Решительная сила» против Союзной Республики Югославии (24 марта - 10 июня 1999 года). Авиационно-ракетные удары, нанесенные самолетами стратегической и тактической авиации, а также крылатыми ракетами, явились, по существу, единственным средством вывода из строя как военных, так и гражданских объектов на территории Ирака и СРЮ. Агрессия против Ирака продолжается и сейчас. Практически ежедневно в небе над этой страной появляются самолеты ВВС и ВМС США, нарушающие ее воздушное пространство под предлогом патрулирования произвольно провозглашенных Вашингтоном так называемых «бесполетных зон», в которых запрещены полеты иракской авиации. Почти всегда эти полеты сопровождаются нанесением ударов как по военным, так и по гражданским объектам. Гибнут ни в чем не повинные люди.

Анализ последних операций, особенно широкомасштабной агрессии против СРЮ, несомненно, даст новый импульс дискуссии об эффективности авиационных ударов и способности авиации самостоятельно достигать целей войны. Уже сейчас, что называется «по горячим следам» операции «Решительная сила», на этот счет высказываются противоположные точки зрения. Так, часть американских военных специалистов считает, что авиация НАТО в операции против Югославии блестяще справилась с поставленными перед нею задачами и самостоятельно обеспечила достижение целей конфликта. В то же время ряд известных военачальников придерживается другого мнения. Так, в разгар бомбардировок Югославии командующий боевым авиационным командованием ВВС США генерал Р. Холи сказал: «Вооруженные силы в конфликте должны использоваться массированно, решительно и совместно с военно-морскими силами, морской пехотой и сухопутными войсками. Только таким образом можно выполнить поставленные задачи и достичь победы в достаточно короткие сроки». Бывший председатель комитета начальников штабов ВС США генерал К. Пауэлл после двух месяцев непрерывных авиационных ударов по территории Югославии заявил: «Выбор в пользу «одномерной войны» (имеется в виду применение только авиации) оставляет инициативу в руках Милошевича». Начальник штаба сухопутных войск США генерал Д. Реймер в конце мая 1999 года также выразил сомнение в том, что применение в операции против Югославии только авиационной группировки принесет в конечном счете успех: «С точки зрения сохранения личного состава использование одной лишь авиации оправдано, однако откладывает достижение цели на неопределенный срок. Успех может принести только комбинированное применение военно-воздушных сил и сухопутных войск».

Когда после завершения авиационной кампании против Югославии американцы начали ввод своих войск в Косово, они имели возможность убедиться, насколько разительно действительные результаты их варварских бомбардировок, длившихся 2,5 месяца, отличались от натовских оценок, основанных на данных разведки. Так, по результатам наблюдения за отводом югославских войск американцы установили: авиация НАТО смогла уничтожить в этом крае всего 13 сербских танков, в то время как еще в ходе воздушной операции со ссылкой на данные разведки сообщалось о том, что частям Югославской народной армии в Косово нанесено тяжелое поражение, они якобы деморализованы, потери в бронетанковой технике составляют 80 проц.

В целом опыт югославской кампании показал, что эффективность действий авиации оказалась значительно ниже ожидаемой, в первую очередь это касается ударов по мобильным целям. Существенно уменьшало эффективность применения высокоточных боеприпасов использование ложных целей, задымлений и т. д.

Следует также отметить, что в операции против Югославии авиация НАТО обладала безраздельным господством в воздухе и большой свободой действий. В связи с этим югославские вооруженные силы были не в состоянии воздействовать по аэродромам базирования натовской авиации.

Все вышесказанное говорит о том, что ВВС играют важную роль в современной войне; часто эта роль будет решающей, но делать вывод о «всемогуществе» авиации и о том, что отныне она самостоятельно сможет обеспечивать достижение целей войны, по меньшей мере преждевременно.

Некоторые американские специалисты отмечают следующее: рассуждая о проблемах происходящей в настоящее время новой революции в военном деле, лишь немногие из них берутся рассматривать те изменения, которые необходимы для того, чтобы эта революция стала действительно «революционной». В большинстве же случаев рассуждения военных специалистов, особенно представляющих отдельные виды ВС, направлены на поиск путей, которые позволили бы провести операцию «Буря в пустыне» быстрее и лучше. Только очень немногие склонны рассматривать доктрины, концепции и организационные структуры войск, которые радикально, а не эволюционно отличались бы от существующих и предусматривали возможность ведения боевых действий против более сильного, более активного и целеустремленного противника, стремящегося использовать при противодействии вооруженным силам США весь арсенал имеющихся в его распоряжении средств, включая асимметричные и нетрадиционные. Ряд американских специалистов считает, что противник, который противостоял США в войне в Персидском заливе в 1991 году, был явно слабым и пассивным, и поэтому эту войну следует относить к войнам прошлого, а не использовать в качестве модели при разработке оперативных концепций для военных операций будущего.

Утверждается также, что многие эксперты чрезмерно увлекаются модными «революционными» терминами и фразами, такими, как «сетецентричные боевые действия», «информационные операции», зачастую не содержащими принципиально новых идей, которые могли бы претендовать на подлинную «революцию в военном деле».

По мнению американских исследователей, которые, как представляется, занимают нейтральную позицию в этой дискуссии, опасно всецело полагаться только на научно-технические достижения и рассчитывать на достижение превосходства над противниками только за счет преимуществ в технологии, не уделяя должного внимания сбалансированному развитию других составляющих боевой мощи вооруженных сил. Так, считается, что в случае выхода в XXI веке на мировую арену страны, располагающей сопоставимыми с Соединенными Штатами («симметричными») возможностями, она сможет на равных вести борьбу с США и нанести им серьезный ущерб, в том числе в технологической сфере. В случае же, если потенциальный противник будет обладать возможностью соперничать с Соединенными Штатами лишь в отдельных составляющих военной мощи (отдельных «нишах»), он может оказать достаточно эффективное противодействие американской авиации, используя так называемые «асимметричные» средства (устаревшие, но прошедшие необходимую модернизацию зенитные ракетные комплексы и истребители; боевые лазерные установки для уничтожения средств разведки и целеуказания противника; маскировка). Например, считается, что серьезную угрозу для боевой авиации США может представить модернизация устаревших ЗРК советского производства, предусматривающая оснащение их французскими или китайскими РЛС; изменение электронной сигнатуры РЛС, по мнению специалистов, существенно затруднит распознавание объектов системы ПВО и повысит уязвимость американских самолетов.

В целом, по мнению ряда зарубежных экспертов, было бы недальновидно базировать национальную военную стратегию лишь на применении авиации и высокотехнологичных средств поражения. Считается, что ответом на принятие доктрины «авиационного сдерживания» станет еще более активная разработка потенциальными противниками асимметричных средств, эффективность которых окажется тем выше, чем более узким будет круг угроз, которым смогут противостоять вооруженные силы США, организованные на основе доктрины «Холт». Так, радиолокационная система разведки и целеуказания «Джистарс», реактивные системы залпового огня MLRS, самолеты F-22 и другие суперсовременные системы оружия будут практически бесполезными при ведении боевых действий против бандформирований, наркодельцов и религиозных фанатиков, а также в условиях крупных городов и в труднопроходимых джунглях. Эти системы оружия могут сыграть определенную роль в сдерживании прямой агрессии против Соединенных Штатов, однако они ничего не смогут противопоставить информационному нападению на систему государственного и военного управления, банковскую систему, систему управления воздушным движением и т. д.

Американские специалисты, выступающие за сбалансированное развитие вооруженных сил, считают, что войны будущего планируется вести прежде всего на суше, на море и в воздухе, а также в космосе и информационном пространстве. Однако наиболее важной останется возможность оказывать воздействие на противника на земле и с земли, поскольку именно здесь ведется экономическая и политическая деятельность, и именно сухопутные войска осуществляют непосредственный контроль над людьми и ресурсами. Считается, что это положение никогда не изменится, даже под влиянием более высоких технических возможностей.

Начало см.: Зарубежное военное обозрение. —2000. — № 1. —С. 19-24.

Зарубежное военное обозрение №2 2000 С.28-32

Категория: 2000 - настоящий момент | Добавил: pentagonus (15.03.2010) | Автор: Полковник И. Ващинин

Просмотров: 2256 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов