Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Понедельник, 20.08.2018, 21:37
Ключевые слова
США-РФ, снв, ЯО, А. Борисов, РСМД

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [77]
Общевойсковые вопросы [457]
Разведка и контрразведка [81]
ВПК [71]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Война дронов
Всего ответов: 69
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Основополагающие договоры между Российской Федерацией и США в ракетно-ядерной сфере (2018)

Основополагающие договоры между Российской Федерацией и США в ракетно-ядерной сфере

Капитан 1 ранга А. Борисов,
полковник запаса Ю. Викторов

Вопросы контроля над вооружениями и режимами нераспространения являются самыми важными в системе международных отношений. Договоры и соглашения в данной области остаются наиболее действенным механизмом укрепления международной безопасности и стабильности, а также доверия между государствами. Благодаря этому начиная со второй половины XX века из средств ведения войны практически было выведено химическое, биологическое и геофизическое оружие. Существенно сокращены ядерные и обычные вооружения. Значительно снизилась угроза развязывания очередной мировой войны.

Тем не менее проблема поддержания эффективного контроля над ядерным оружием (ЯО) по-прежнему является актуальной и занимает ключевую позицию в сфере обеспечения международной безопасности.

К числу основных инструментов, нацеленных на решение указанной задачи, относятся: соглашения в области ограничения и запрещения ядерных испытаний, ограничения и сокращения ракетно-ядерных вооружений, договоры о зонах, свободных от ЯО, а также различные инициативы по борьбе с распространением этого оружия, актами ядерного терроризма и др.

При этом наиболее значимую роль в продвижении процесса ядерного разоружения сыграли двусторонние договоренности между Российской Федерацией (СССР) и США в ракетно-ядерной сфере. В частности, среди ключевых достижений в данной области можно назвать Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (Договор РСМД), а также Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (новый Договор СНВ).

Договор РСМД. Подписан в Вашингтоне 8 декабря 1987 года, вступил в силу 1 июня 1988-го и является бессрочным.

Вместе с тем ст. XV предусматривает право выхода из Договора, если какая-либо из сторон сочтет, что его дальнейшее соблюдение ставит под угрозу ее высшие национальные интересы.
После распада СССР участниками этого документа являются Россия, США, Белоруссия, Казахстан и Украина.

В соответствии с данным соглашением стороны обязались ликвидировать все ракеты средней (в диапазоне от 1000 до 5 500 км) и меньшей (500-1000 км) дальности и не иметь их в дальнейшем.

Ликвидации подлежали советские баллистические ракеты средней дальности (БРСД) СС-20 "Пионер", СС-4, СС-5 и крылатые ракеты наземного базирования (КРНБ) С-Х-4, а также оперативно-тактические ракеты (OTP) СС-12 и СС-23 (типы ракет по классификации НАТО).

США должны были ликвидировать баллистические ракеты средней дальности "Першинг-2", КРНБ BGM-109G (КР "Томахок" наземного базирования), а также ракеты меньшей дальности - OTP "Першинг-1А".

Согласно Договору срок ликвидации ракет средней дальности три года, меньшей дальности - полтора.

Предлагаемые способы уничтожения ракет -путем подрыва или методом прожига их ступеней. В первые шесть месяцев после вступления договоренности в силу допускалась ликвидация до 100 РСД методом пуска. Головные части (ГЧ) ракет без ядерных зарядов уничтожались путем деформирования их корпусов.

Контроль за соблюдением Договора осуществлялся инспекциями на местах на территории как СССР и США, так и стран размещения советских и американских
ракет (ГДР, ЧССР, ФРГ, Великобритания, Италия, Бельгия и Нидерланды соответственно). Кроме того, предусматривалось непрерывное наблюдение за отсутствием производства ракет на заводах-изготовителях (в течение 13 лет): для СССР - Боткинский машиностроительный завод (Удмуртская АССР), для США - завод №1 "Геркулес" (г. Магна, штат Юта).
В интересах решения вопросов, связанных с выполнением Договора, была создана Специальная контрольная комиссия. Обмен уведомлениями, оговоренными соглашением, стороны осуществляют используя Национальные центры по уменьшению ядерной опасности, которые были образованы в соответствии со специальным Соглашением между СССР и США, подписанным в сентябре 1987 года.

За три года реализации Договора РСМД - с июня 1988 года по июнь 1991-го - в восьми местах на территории России и ряда бывших республик СССР было ликвидировано 1 846 ракет, 825 пусковых установок (ПУ), 812 корпусов ГЧ, а также около 6000 единиц других элементов ракетных комплексов (контейнеры, установщики, транспортные средства, стационарные укрытия и др.).

Соединенные Штаты в четырех пунктах уничтожили 846 ракет, 289 ПУ, 442 корпуса ГЧ и более 2 500 единиц других элементов.

В итоге из арсеналов двух ядерных держав были полностью изъяты баллистические и крылатые ракеты наземного базирования в диапазоне дальностей от 500 до 5 500 км.

Инспекционная деятельность, предусмотренная Договором, завершилась 31 мая 2001 года (к ней после распада СССР присоединились Белоруссия, Казахстан и Украина).

Договор РСМД является историческим как по своей цели - полному уничтожению двух классов ракетно-ядерных вооружений, так и по новизне и масштабу предусмотренных в нем мер контроля, ставших отправной точкой для выработки верификационных механизмов в последующих соглашениях в области ЯО.

Вместе с тем на современном этапе сложилась ситуация, когда в условиях продолжающегося ракетного распространения в мире лишь США, Россия и три бывшие республики СССР (Белоруссия, Казахстан и Украина) оказались связаны ограничениями на обладание широким диапазоном ракет средней и меньшей дальности. Другие же страны, в том числе такие как Иран, Индия, Израиль, КНДР, Китай, Пакистан, успешно ведут разработки подобных систем наземного базирования.

Россия в 2008 году выступила с инициативой придать Договору РСМД глобальный характер. США с российской инициативой согласились, назвав сложившуюся ситуацию несправедливой. Вашингтон заявил, что "всеобщий отказ от баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальностью 500-5500 км и прекращение связанных с ними программ будут способствовать укретению международного режима ракетно-ядерного нераспространения".

Однако на Генеральной Ассамблее ООН США ограничились принятием совместного с РФ соответствующего заявления, но идею о начале многостороннего переговорного процесса по изменению статуса указанного Договора не поддержали. Отказались они продвигать это предложение также в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, сославшись на то, что данная инициатива якобы должна быть сориентирована не на североатлантическое пространство, а на Ближневосточный и Азиатский регионы. По их мнению, "к Договору в первую очередь следует подтягивать такие проблемные государства, как КНДР, Иран, Сирию и Пакистан".

Ситуация вокруг Договора и в отношении его выполнения в последние годы серьезно осложнилась. Это произошло в первую очередь из-за позиции самих Соединенных Штатов, для которых положения ДРСМД создали проблемы практически с самого начала реализации ими планов по развертыванию глобальной системы противоракетной обороны (ПРО) и оснащения беспилотных летательных аппаратов боевой полезной нагрузкой.

При этом соответствующая в указанных областях деятельность США привела их к следующим нарушениям данного Документа.

1. В интересах испытаний элементов ПРО в США используется семейство различных ракет-мишеней ("Гера", "Супер Гера", LRALT и др.) с дальностью действия, ограничиваемой ДРСМД. Испытания каждой такой ракеты без активного огневого воздействия на нее средствами противоракетной обороны не отличаются от испытаний полноценных боевых ракет средней дальности наземного базирования, что запрещено ст. VI Договора.

Кроме того, американцы занимаются разработкой новых универсальных ракетных ускорительных средств, которые в зависимости от комплектации установленных на них ГЧ могут быть использованы как боевые баллистические ракеты, что запрещено Договором РСМД.

2. Беспилотные летательные аппараты с боевой полезной нагрузкой (боевые БЛА) с дальностью действия 500-5 500 км строго подпадают под определение термина "крылатая ракета" согласно п. 2 ст. II Договора {"беспилотное, оснащенное собственной двигательной установкой средство, полет которого на большей части его траектории обеспечивается за счет использования аэродинамической силы" и "которое является средством доставки оружия") и, следовательно, запрещены.

В настоящее время в вооруженных силах США насчитываются сотни подобных аппаратов (в частности, типа MQ-1B "Предатор" и MQ-9A "Ри-пер") с ограничиваемым этим соглашением радиусом действия, способных наносить удары по наземным объектам.

3. Развертывание в Европе американских противоракетных комплексов "Иджис Эшор", имеющих одно и то же пусковое оборудование (Мк 41) с крылатыми ракетами "Томахок" с дальностью полета до 2 400 км (в этом случае они обретают статус наземного базирования), прямо противоречит положениям ДРСМД.

Однако США категорически отказываются устранять перечисленные нарушения.

В интересах "исправления ситуации", когда Соединенные Штаты оказываются в роли нарушителя ДРСМД, они выдвинули "встречные" претензии к Российской Федерации по выполнению ею данного Договора, строящиеся на основе якобы имеющейся у них информации о производстве и принятии на вооружение российских ВС крылатых ракет наземного базирования (обозначенных в НАТО как SSC-8 и предназначенных для оснащения оперативно-тактических ракетных комплексов "Искандер") с запрещенной дальностью пуска.

При этом Вашингтон отказывается предоставлять какие-либо результаты объективного контроля данной деятельности или иные конкретные фактические доказательства выдвигаемых претензий.

С целью усиления соответствующего давления на РФ по инициативе США впервые после 13-летнего перерыва в октябре 2016 года была созвана сессия Специальной контрольной комиссии с участием России, США, Белоруссии, Казахстана и Украины, где американская сторона обозначила свою претензию уже в пятистороннем формате, опять же без предоставления каких-либо обоснованных доказательств. Затем Соединенные Штаты озвучили данное обвинение в адрес РФ и в рамках НАТО. Последующая встреча в формате СКК, состоявшаяся в декабре 2017 года, каких-либо подвижек в процесс урегулирования проблемы вокруг ДРСМД не принесла. И Россия, и США предъявленные друг другу претензии категорически отвергают.

Вместо фактов Вашингтон целенаправленно продолжает дискредитировать РФ путем создания негативного информационного фона вокруг якобы невыполнения Москвой взятых на себя обязательств, что используется для наращивания антироссийской пропаганды, усиления своего влияния в Европе и сплочения союзников по НАТО против "новой российской угрозы". Фактор декларируемого "нарушения РФ Договора" в полной мере задействуется ими в качестве обеспечения необходимой общественной и политической поддержки реализуемого курса на стратегическое сдерживание России и соответствующую адаптацию коалиционной ядерной политики.

В результате США воспользовались сложившейся вокруг ДРСМД ситуацией для оправдания своих действий, противоречащих положениям Договора, в том числе военного характера. В частности, в американском конгрессе рассматривается возможность начала разработки ракет средней дальности, развертывания вблизи российских границ крылатых ракет воздушного и морского базирования, расширения программы ПРО.

Таким образом, по состоянию на июнь 2018 года конфронтация вокруг ДРСМД существенно усилилась, проблема политизируется и нахождение позитивных развязок по вопросам его выполнения становится все более проблематичным.

Новый Договор СНВ. Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений подписан президентами двух стран 8 апреля 2010 года в г. Прага (Чехия) и вступил в силу после его ратификации обеими сторонами 5 февраля 2011-го.

В соответствии с положениями Договора каждая из сторон сокращает и ограничивает свои МБР и БРПЛ, их пусковые установки, тяжелые бомбардировщики (ТБ), боезаряды на развернутых МБР и БРПЛ таким образом, чтобы через семь лет после вступления в силу этого соглашения (к 5 февраля 2018 года) и в дальнейшем суммарные количества не превышали:
- 700 единиц для развернутых МБР, БРПЛ и ТБ;
- 1 550 единиц для боезарядов на развернутых МБР и БРПЛ, а также ядерных боезарядов, засчитываемых за развернутыми тяжелыми бомбардировщикам и;
- 800 единиц для развернутых и неразвернутых ПУ МБР и БРПЛ, развернутых и неразвернутых тяжелых бомбардировщиков.

При этом каждая из сторон имеет право самостоятельно определять состав и структуру своих стратегических наступательных вооружений (СНВ).

Ко всем средствам СНВ применяется сходный режим, исключающий особые меры контроля за теми или иными системами.

Структурно новый Договор представляет собой пакет документов, состоящий из непосредственно текста самого Договора, Протокола к нему и приложений, являющихся его неотъемлемой частью.

Текст соглашения включает в себя преамбулу и 16 статей. В Протоколе конкретизируются положения Договора и прописывается порядок их реализации. Содержатся определения терминов, категории данных в отношении средств, подпадающих под действие Договора, номенклатура уведомлений, определяются основные параметры деятельности сторон по переоборудованию и ликвидации средств, регулируется инспекционный режим, обмен телеметрической информацией, работа Двусторонней консультативной комиссии, временное применение Договора. В Протокол также вошли согласованные заявления сторон по отдельным вопросам, связанным с выполнением Соглашения.

Договор действует в течение 10 лет (до 2021 года). По взаимному согласию сторон он может быть продлен на срок не более пяти лет, если не будет заменен ранее этого срока последующим соглашением о сокращении и ограничении СНВ.

В Договоре оговорен запрет на базирование СНВ за пределами национальной территории. Однако данные обязательства не затрагивают прав сторон в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права в отношении прохода подводных лодок, полетов летательных аппаратов, заходов подводных лодок в порты третьих государств.

Стороны в порядке осуществления своего государственного суверенитета имеют право выйти из Договора, если решат, что связанные с его содержанием исключительные обстоятельства поставили под угрозу их высшие интересы.

Ограничения, накладываемые данным соглашением на ядерные потенциалы обоих государств, обеспечивают приемлемый уровень стратегического сдерживания и позволяют им оставаться по вопросам СНВ на паритетном уровне.

При подготовке Договора учтен имеющийся существенный разрыв между количеством СНВ сторон и сделаны шаги не только по его сокращению, но и по снижению возможностей по наращиванию так называемого возвратного потенциала. В частности, установленный в соглашении лимит в 800 единиц на суммарное количество развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРИЛ, а также развернутых и неразвернутых ТБ ограничивает возвратный потенциал сторон, не допуская возможности наращивания числа развернутых носителей СНВ за счет перевода части носителей из категории неразвернутых.

Особую значимость приобрел тот факт, что в Договоре зафиксирована взаимосвязь стратегических наступательных и стратегических оборонительных вооружений с акцентом на ее возрастающую важность в процессе сокращения СНВ. Российская Федерация в отдельном заявлении в рамках его подписания оговорила возможность выхода из ДСНВ в случае качественного и количественного наращивания ПРО США.

Соединенные Штаты взяли на себя юридические обязательства не переоборудовать и не использовать пусковые установки МБР и БРПЛ для размещения в них противоракет и, наоборот, не переделывать пусковые установки противоракет для размещения в них МБР и БРПЛ. Помимо того, под контрольный механизм Договора попали все ПУ противоракет второ-го позиционного района ПРО США на полигоне Ванденберг (штат Калифорния).

В соглашении прописаны положения по контролю за ПУ крылатых ракет морского базирования на стратегических носителях - ПЛАРК, переоборудованных из атомных подводных лодок типа "Огайо".

В течение срока действия Договора (до 2021 года) будут проверяться все переоборудованные пусковые установки БРПЛ и МБР (включая ШПУ противоракет), а также тяжелые бомбардировщики (как ядерные, так и оснащенные для неядерных вооружений) на предмет их реконверсирования.

Инспекционная деятельность по Договору началась 6 апреля 2011 года. Проверка выполнения обязательств США по предельным уровням развернутых стратегических носителей и боезарядов осуществляется в ходе инспекций на всех базах МБР, БРПЛ и ТБ. Проверка выполнения обязательств США по предельным уровням неразвернутых стратегических носителей предусмотрена в ходе инспекций на всех объектах СНВ.

Для обеспечения надежности контроля при проведении этих инспекций конкретные средства СНВ выбираются случайным образом из всех находящихся на инспектируемом объекте. В ходе инспекционной деятельности стороны подтверждают данные и характеристики средств СНВ на конкретной базе МБР, подводных лодок или авиационной базе.

Такому выборочному контролю все существующие объекты СНВ сторон в течение года могут быть подвергнуты несколько раз, причем перечень инспектируемых объектов каждая сторона определяет исходя из своих приоритетов.

В интересах повышения эффективности верификационной деятельности часть задач контроля за соблюдением выполнения сторонами обязательств по предельным уровням СНВ дополнительно возложена на национальные технические средства контроля (НТСК).

Анализ практической реализации Соединенными Штатами обязательств по Договору показал, что они, испытывая определенные трудности с вхождением в оговоренные этим соглашением уровни СНВ, вынуждены были не только интенсивно сокращать данные вооружения, но и предпринимать дополнительные шаги по выводу из-под договорных ограничений максимально возможной части своих стратегических наступательных средств.

Так, США выполнили работы по переоборудованию тяжелых бомбардировщиков В-1В в носители неядерных вооружений, ликвидировали тяжелые бомбардировщики B-52G и шахтные пусковые установки (ШПУ) МБР "МХ", а также часть ШПУ "Минитмэн-3".

К 5 февраля 2018 года государственный департамент США объявил о выполнении своих обязательств по сокращению СНВ и выходе на установленные Договором суммарные количества (652 развернутые МБР, БРПЛ и ТБ; 1 350 боезарядов на развернутых МБР, БРПЛ и засчитываемых за развернутыми ТБ; 800 развернутых и неразвернутых ПУ МБР, БРПЛ и ТБ).

Вместе с тем заявленный выход на установленные соглашением показатели достигнут США не только вследствие реального сокращения вооружений, но и за счет несогласованного с российской стороной переоборудования в неядерный вариант части ТБ В-52Н и в непригодное для использования БРПЛ пусковых установок ракет "Трайдент-2". Подтвердить приведение этих СНВ в состояние, непригодное для использования ядерного вооружения, как это предусмотрено Протоколом к Договору, российские инспектора не могут.

Кроме того, США также необоснованно вывели из-под засчета "шахтные пусковые установки МБР, предназначенные для обучения", за счет произвольной переквалификации их в непредусмотренную Договором категорию "учебных шахт".

Таким образом, США неправомочно самостоятельно исключили часть своих СНВ из ограничительного формата Договора, фактически превысив его предельные уровни.

В связи с этим Российская Федерация заявила, что, пока соответствующая совместная договоренность по согласованию процедур такой конверсии ТБ и ПУ БРПЛ, а также переквалификации ШПУ МБР отсутствует, Россия не рассматривает обозначенные средства СНВ в качестве "переоборудованных", не признает их исключение из-под засчета и настоятельно призывает США продолжить конструктивный поиск взаимоприемлемых решений этой проблемы.

В целом, несмотря на разногласия между Российской Федерацией и Соединенными Штатами, касающиеся соблюдения указанных договоров, нельзя не подчеркнуть их общепризнанное историческое значение в деле содействия ядерному разоружению, укреплению стратегической стабильности и международной безопасности. Кроме того, сам факт достижения подобных договоренностей может служить примером успешного российско-американского сотрудничества в тех областях, где взаимные интересы двух стран совпадают.

Зарубежное военное обозрение. 2018, №7 С. 3-12

 

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (23.07.2018) | Автор: Капитан 1 ранга А. Борисов

Просмотров: 173 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2018

Рейтинг Военных Ресурсов