Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 04.12.2016, 11:08
Ключевые слова
инфраструктура., стратегия, Т. Аничкина, глобальный удар, база

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [433]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 128
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Реконфигурация группировок Вооружённых сил США: остаточно ли сил для глобального удара? (2009)

Реконфигурация группировок Вооружённых сил США: остаточно ли сил для глобального удара? [1]

Аничкина Т.Б., м.н.с.
Центра военно-стратегических исследований
Института США и Канады РАН
e-mail:anichkinat@gmail.com

 

Реконфигурация военного присутствия Соединенных Штатов за рубежом – «Глобальный план перебазирования» (Global Posture Review) – является частью более широкой программы трансформации ВС США, которая при поддержке администрации Джорджа Буша-мл. и лично бывшего министра обороны Дональда Рамсфелда приобрела определяющее значение в развитии американских вооруженных сил. Помимо перегруппировки военных баз, трансформация (которую за ее масштабный характер часто называют революцией в военном деле – Revolution in Military Affairs) предусматривает переориентацию американской армии в сфере тактического и стратегического планирования, организационного процесса и соотношения «задачи-возможности» перед лицом новых угроз со стороны террористических организаций, распространения оружия массового поражения и появления потенциальных конкурентов, таких как Китай[2].

Вместе с тем пересмотр размещения войск США за рубежом скоординирован с пятым раундом программы «Перегруппировки и закрытия баз» (Base Realignment and Closure)[3], действующей на территории Соединенных Штатов. Министерство обороны США фактически рассматривает «Глобальный план перебазирования» как применение вышеуказанной программы к тем американским военным объектам, которые расположены на территории других стран[4].

Концептуальные предпосылки

После распада Светского Союза в 1991 г. стало очевидно, что больше нет необходимости в усиленном американском военном присутствии в Германии, Италии, Японии и Южной Корее. Администрация Клинтона начала процесс вывода или передислокации избыточных вооруженных сил: в Германии были закрыты несколько баз из числа тех, что защищали так называемый «коридор Фульда»[5]FuldaGap). Однако всеобъемлющего перепозиционирования ВС США за рубежом в тот период не произошло.

К концу 1990-х гг. в Соединенных Штатах начали обретать популярность идеи политиков-неоконсерваторов об Америке как единственной супердержаве, в программу создания которой входили односторонние преэмптивные и превентивные военные действия, агрессивное распространение демократии, предотвращение появления равной по силам страны-конкурента на мировой арене и т. д. Не последним по значению элементом этой концепции стали модернизация и передислокация американских вооруженных сил. Первоначальным их обоснованием была программа трансформации ВС с целью их превращения в менее многочисленную, но более мобильную, оснащенную высокотехнологичным оружием и техникой, и в конечном счете более эффективную и менее дорогостоящую «армию будущего».

Впервые на суд широкой общественности концепция «оборонный трансформации» (“defensetransformation”) была вынесена в период предвыборной борьбы за пост президента США в 2000 г. Уже на следующий год в «Четырехлетнем обзоре состояния оборонной политики» (Quadrennial Defense Review), официальном документе Министерства обороны, где формулируются стратегические цели ВС США, заявлено, что Соединенные Штаты стремятся заменить «устаревшее размещение войск времен “холодной войны”» на «мобильные экспедиционные операции»[6]. Хотя здесь еще не упоминался термин «глобальное военное присутствие», обзор наметил ряд характеристик, позже вошедших в это понятие, а именно: «новая комбинация применимых по первому требованию сил передового базирования, экспедиционных войск и подразделений морского десантирования, доступные в мировом масштабе средства разведки, нанесения удара и оперативного управления, информационных операций, сил специального назначения и высокоэффективных надежных сил повышенной степени боеготовности, которые могут быть привлечены на ТВД извне»[7]. Затем, как известно, последовали теракты 11 сентября 2001 г. и развернутые Вашингтоном военные действия в Афганистане, которые убедительно продемонстрировали превосходство ВС США над противником в лице движения «Талибан» и аль-Каиды на первой стадии вооруженного конфликта и укрепили убежденность высшего военного командования США в необходимости трансформации.

В августе 2002 г. министр обороны Дональд Рамсфелд обнародовал оборонную стратегию, опирающуюся на формулу «1-4-2-1». В отличие от военных планов предыдущей администрации, предусматривавших готовность армии Соединенных Штатов к одновременному ведению двух войн в разных регионах мира, а именно на Ближнем Востоке и в Северо-восточной Азии, новая стратегия предполагала создание таких вооруженных сил, которые были бы способны, помимо защиты территории США, также «сдерживать агрессию и применение силы в четырех критически важных регионах» − Европе, Северо-Восточной Азии (Южная Корея и Япония), Восточной Азии (Тайваньский пролив) и на Ближнем Востоке; «нанести поражение агрессору» одновременно в двух из этих регионов; и «одержать решительную победу» (заключающуюся в смене режима и оккупации) в одном из конфликтов в вышеперечисленных регионах по выбору верховного военного командования Соединенных Штатов[8].

Быстрая победа над режимом Саддама Хусейна в 2003 г. не только добавила убедительности аргументам в пользу выбранного Пентагоном курса, но и послужила предлогом для использования концепции реконфигурации ВС для того, чтобы продемонстрировать отношение Вашингтона к тем, кто поддержал проведение операции «Иракская свобода» (Япония, Италия, Польша, Румыния, Болгария) и тем, кто выступил против (Германия, Саудовская Аравия, Южная Корея, Турция). В результате на свет появилась «Стратегия комплексного глобального присутствия и базирования» (Integrated Global Presence and Basing Strategy) Министерства обороны США, более известная как «Глобальный план перебазирования».

Впервые пообещав «пересмотреть глобальное базирование» ВС США в выступлении 21 ноября 2003 г.[9], Дж.Буш-мл. развил эту идею 16 августа 2004 г. в своей речи на ежегодном собрании ветеранов американских зарубежных войн. Он заявил, что США планируют сократить военное присутствие в Европе и Азии на 60-70 тыс. военнослужащих, однако этот процесс, по мысли президента, должен был занять как минимум десятилетие, что значительно превышало срок полномочий самого Дж.Буша в качестве главы государства. Он также сделал ряд заявлений, больше напоминавших предвыборные обещания, чем элементы государственной стратегии (как то: уменьшение стрессовой нагрузки на личный состав ВС США и их семьи, сокращение продолжительности заграничных командировок солдат и офицеров, более понятный механизм карьерного продвижения, большую стабильность в отношении трудовой занятости и общего благосостояния супругов военнослужащих[10]), и потому поначалу к этому заявлению отнеслись как к части кампании в поддержку избрания Дж.Буша на второй президентский срок.

Однако уже 23 сентября 2004 г. Д.Рамсфелд обнародовал первые конкретные детали плана на слушаниях Комитета по делам вооруженных сил Сената США. По свидетельству журнала «Экономист», бывший министр обороны считал этот план «самым крупным изменением структуры зарубежных сил Америки с 1945 г.»[11]. И дело было не только в масштабе заявленных преобразований, хотя, безусловно, переоценка эффективности более чем 850 объектов, находившихся на тот момент в распоряжении Министерства обороны[12] в 46 странах, была сама по себе грандиозной задачей. Однако конечная цель реконфигурации носила стратегический характер: как заявил бывший заместитель министра обороны по военно-политическим вопросам Дуглас Фейт, «мы ведем речь не только о базировании, мы говорим о возможности наших вооруженных сил действовать тогда и там, когда и где это необходимо»[13].

Рамсфелд указал на четыре ключевых принципа нового подхода Пентагона к размещению военных баз за рубежом[14]. Первый принцип – войска должны быть дислоцированы в тех местах, где в них есть необходимость с точки зрения борьбы с терроризмом и экстремизмом и политическая заинтересованность в американском присутствии. Среди таких стран были названы Афганистан, Пакистан, Узбекистан и государства Восточной Европы. Второй принцип–требование к принимающим странам состоял в том, чтобы они имели внутреннее законодательство, лояльное к использованию и перемещению дислоцированного там контингента ВС США, либо модифицировали его соответствующим образом по достижении договоренности о размещении войск с американской стороной. Третий принцип – географическое расположение баз, которое обеспечивало бы возможность быстрого доступа к проблемным регионам, маневренность при проведении операций, и удобные маршруты материально-технического снабжения.

Четвертый принцип – это дифференцированный подход к комплектации зарубежных военных объектов в зависимости от их назначения и геополитической ситуации в регионе. Так, базы в Германии, Италии, Великобритании, Японии и Южной Корее, где во времена «холодной войны», была сосредоточена бóльшая часть американских войск на зарубежных ТВД, предполагалось укрупнить за счет объединения. В Азии новый план базирования опирался на уже имеющуюся инфраструктуру наземных, воздушных и морских коммуникаций при планируемом усилении двух последних компонентов. Операционные базы и объекты на территории Японии и Южной Кореи предполагалось объединить, создав базы для войск специального назначения и на случай действий в особой обстановке. В Европе Пентагон рассчитывал на размещение более легких и быстроразвертываемых наземных объектов и усиление подразделений сил специального назначения, а также строительство учебно-тренировочных центров. На Большом Ближнем Востоке предлагалось содержать базы с неполной рабочей нагрузкой (“warm” facilities), комплектующиеся на ротационной основе для действий в случае обострения военно-политической обстановки. В качестве правового основания для этих целей планировалось использовать соглашения о сотрудничестве и доступе, достигнутые со странами региона в период подготовки и проведения операции «Несокрушимая свобода» (OperationEnduringFreedom) и «Иракская свобода» (OperationIraqiFreedom). Наконец, на Африканском континенте и в Западном полушарии упор делался на небольшие пункты совместной безопасности для быстрого реагирования на чрезвычайные ситуации.

Все эти принципы были изложены в докладе Министерства обороны Конгрессу США, опубликованном в том же году. Этот документ уже давал точное определение глобальному военному присутствию Вашингтона: «Размер, местоположение, типы и возможности наших [США] вооруженных сил передового базирования, что составляет основополагающий элемент нашей способности проецировать военную мощь и предпринимать военные действия за пределами нашей территории»[15].

В августе 2005 г. Комиссия по пересмотру структуры зарубежных военных объектов, уполномоченная Конгрессом США, сообщила свои официальные выводы в отношении Глобального плана перебазирования. Комиссия не согласилась со сроками, заявленными Пентагоном для проведения всех мероприятий в рамках плана, а также усомнилась в том, что мнения всех заинтересованных министерств и ведомств были учтены при разработке стратегии реконфигурации. Членами Комиссии были подняты вопросы о том, насколько план перебазирования уместен в ситуации того напряжения, что испытывают вооруженные силы США в связи с участием в войнах с Ираком и Афганистаном; достаточно ли у Министерства обороны средств воздушного и морского транспорта для осуществления переброски 70 тысяч единиц личного состава, а также техники и оборудования из различных, в том числе удаленных, регионов мира на территорию континентальных Соединенных Штатов; соответствует ли реальности оценочная сумма необходимых затрат (военное ведомство запросило на реализацию плана перебазирования 4 млрд. долл., Комиссия предложила вести речь о 20 млрд. долл.)[16].

Замечания и рекомендации Комиссии были представлены президенту Соединенных Штатов, а тот, ознакомившись с ними и не внеся никаких изменений, передал доклад в Пентагон. Тем временем последний к февралю 2006 г. подготовил очередной «Четырехлетний обзор», в котором идеи глобального военного присутствия и перепозиционирования нашли свое дальнейшее развитие. В соответствии с установками нового обзора и происходили все изменения в структуре зарубежного базирования американских вооруженных сил в следующие три года. Так, в июле 2008 г. чешское правительство подписало с США соглашение о размещении у себя радарной установки. Ведутся переговоры с Польшей о строительстве на ее территории базы ракет-перехватчиков. В 2008 г. административную и оперативную самостоятельность от Европейского командования обрел АФРИКОМ – шестое по счету объединенное региональное военное командование ВС США[17].

В мае 2009 г. Министерство обороны США опубликовало «Краткое обоснование запроса по ассигнованиям на военные нужды США в 2010 г.» (FiscalYear 2010 Budget Request Summary Justification) под названием «Доклад об особых вопросах» (SpecialTopicReport), в котором перечислены семь приоритетных статей расходов Пентагона на грядущий финансовый год. Не последнее место в нем занимает «Глобальный план перебазирования», в задачи которого входят «перегруппировка глобального военного присутствия, трансформация ВС США за рубежом, структуры их базирования и отношения принимающих стран в сторону адаптивного и адекватного передового базирования»[18]. В докладе констатируется, что сумма запроса Пентагона на финансирование деятельности по статье «военное строительство» в связи с осуществлением вышеуказанных целей значительно возросла по сравнению с предыдущими периодами, достигнув 1,8 млрд. долл. Увеличение расходов связано с двумя запланированными на 2010 г. мероприятиями: начало строительства объекта на острове Гуам для перебазирования туда 80 тысяч морских пехотинцев из Японии (378 млн. долл.) и замена или модернизация объектов в местах постоянной дислокации контингентов Центрального и Африканского командований (451 млн. долл.). Не стоит, однако, с нашей точки зрения, на этом основании делать далеко идущие выводы о прочности позиций «Глобального плана перебазирования», так как бюджет Министерства обороны на следующий год, как это обычно бывает, верстался при предыдущей администрации Дж. Буша-мл.

Практическое осуществление Глобального плана перебазирования

Цель «Глобального плана перебазирования» – всеобъемлющая реорганизация американского зарубежного военного присутствия, основные параметры которого оставались неизменными с 1950-х годов, и его адаптация к новым вызовам и задачам объявленной Соединенными Штатами «великой стратегии» (“grandstrategy”) поддержания своего статуса единственной мировой военной супердержавы.

Суть «Глобального плана перебазирования» достаточно проста. Вместо того, чтобы концентрировать войска и технику на нескольких объектах, ограничиваясь ключевыми регионами мира, США сокращают число крупных баз, снабженных полным материально-техническим комплектом, и увеличивают количество небольших, проще оснащенных операционных баз при более широком географическом охвате.
Генерал Джеймс Джонс, нынешний советник Барака Обамы по национальной безопасности, а в прошлом командующий объединенными силами НАТО в Европе, в 2003 г. описывал предлагаемую структуру базирования как «совокупность баз», которые при необходимости можно переводить «из законсервированного состояния в условия неполной загрузки и в режим работы с полной нагрузкой», но при отсутствии традиционной социальной инфраструктуры, создаваемой вокруг баз[19].

В настоящее время Пентагон выделяет три категории зарубежных военных объектов: основные операционные базы (Main Operating Bases), передовые операционные базы (Forward Operating Sites), пункты совместной безопасности (Cooperative Security Locations)[20], Первый тип предполагает относительно крупные объекты на территории доверенных союзников с развитой инфраструктурой и системами обеспечения, которые могут служить узловым центром для малых баз при проведении операций. Примером таких объектов могут служить авиабаза Рамштайн в Германии, авиабаза Кадена на острове Окинава в Японии, Кэмп Хамфрис в Южной Корее. Для второго типа характерен режим неполной загрузки с ограниченным американским военным контингентом, сменяемым на ротационной основе, и предустановленным оборудованием. Приоритетными задачами таких баз являются учения и подготовка вооруженных сил на двусторонней основе совместно с принимающей страной или в масштабе региона. Подобные объекты расположены в Сингапуре (портовая база Сембаванг) и Гондурасе (авиабаза Сото Кано). Третий тип баз предназначен для обслуживания немногочисленным постоянным или временным американским персоналом, фирмой-подрядчиком, или принимающим государством. В настоящее время такая база есть в Дакаре, Сенегал. Она служила местом погрузки и перегруппировки американских войск в ходе миротворческой операции в Либерии в 2003 г.. Объекты второго и третьего типов иногда сравнивают с плавающими листами кувшинки на воде (“lily pads”), указывая на их роль в качестве перевалочных пунктов при необходимости быстрой переброски войск во время проведения операции с баз первого типа к месту назначения, которые при этом не требуют привлечения больших ресурсов на содержание. Генерал Джонс описал такие базы следующим образом: «Мы можем использовать их в течение полугода, затем, если потребуется, погасить там свет, и перейти на другую базу»[21].

Необходимо заметить, что один из отечественных исследователей данного вопроса, полковник Ю.Жеглов, выделяет также «пункты заблаговременного складирования для размещения запасов военной техники и имущества с минимальным количеством обслуживающего персонала, и объекты морского базирования – специализированные морские платформы и суда-склады с запасами оружия»[22].

Однако, как отмечалось выше, американское определение глобального базирования вовсе не ограничивается размещением физических объектов за пределами территории США. Стремясь максимизировать эффект от своего присутствия и минимизировать вероятный негативный эффект, Соединенные Штаты активно используют такие понятия, как «нахождение с миссией» (“missionpresence”) и «ограниченный доступ» (“limitedaccess”). Первое – это постоянные военные миссии Вашингтона в различных странах, «которые по качественным и количественным характеристикам не могут быть квалифицированы как подлинное передовое базирование, но, тем не менее, вносят свой вклад в общее военное присутствие США за границей». «Ограниченным доступом» называют те каналы влияния, которые Соединенные Штаты устанавливают посредством участия в двусторонних и многосторонних военных учениях, визитах, и прочих мероприятиях подобного уровня[23].

Военные объекты и базы ВС США за рубежом, по регионам

Регион (общее число объектов) Принадлежность
объекта<
Военный персонал Гражданский персонал Прочий персонал< Стоимость замещения объекта(a) (млн. долл.)
Европа (350) Армия - 225
ВВС - 86
ВМС - 39
91 709 12 518 43 697 65895,8
Восточная Азия и Тихий океан (175) Армия - 74
ВВС - 35
ВМС - 44
Морская пехота - 22
78 341 10 008 42 118 53104,0
Северная Африка, Ближний Восток и Южная Азия (13) ВВС - 5
ВМС - 8
2 869 78 129 3584,5
Северная и Южная Америка (6) ВВС - 3
ВМС - 3
1 482 137 133 2695,7
Африка южнее Сахары (2) ВВС - 1
ВМС - 1
3 0 0 365,1
Всего (546) Армия - 300
ВВС - 129
ВМС - 95
Морская пехота - 22
174 404 22 741 86 077 125645,2
Прочие объекты(b) (277) 277 1 413 169 1 297 705,2
Итого (823) Крупные - 14
Средние - 20
Малые - 512
175 817 22 910 87 374 126,350.4
 

Составлено по “Department of Defense Base Structure Report, Fiscal Year 2007 Baseline”. http://www.defenselink.mil/pubs/BSR_2007_Baseline.pdf.

(a) Стоимость замещения объекта – стоимость замещения физического объекта (включая оборудование и инфраструктуру обеспечения) в текущих ценах (стоимость материалов и трудовые затраты) и по современным стандартам (технологии и нормы строительства и эксплуатации).

(b) По классификации Министерства обороны США, «прочие объекты» - это объекты площадью менее 10 акров и стоимостью замещения менее 10 млн. долл.

 

Схемы реализации «Глобального плана перебазирования» отличаются от региона к региону. В Южной Корее, например, начиная с 2004 г. мероприятия Министерства обороны в рамках плана нацелены на то, чтобы придать американскому военному присутствию менее негативный характер в глазах местной общественности, а также подобрать более выгодное местоположение базы с точки зрения осуществления операций в особых условиях. Поэтому планируется перевести американский контингент из столицы страны в ее южный пригород, а в 2012 г. передать оперативный контроль в военное время над ВС Южной Кореи Сеулу, так как Корейско-американское командование объединенными силами будет распущено. США возьмут на себя поддержку совместных операций с воздуха и моря, в то время как корейские войска будут отвечать за наземный компонент защиты полуострова.

В Японии Пентагон рассчитывает перегруппировать имеющиеся у Корпуса морской пехоты возможности переброски войск на средние расстояния между различными базами на острове Окинава, в первую очередь из-за озабоченности местного населения вопросами безопасности и производимым шумом. На Окинаве планируется сохранить 10-ти тысячный американский контингент, тогда как 8 тыс. морских пехотинцев отправятся из Японии на базу острова Гуам. На 2010 г. запланировано завершение этапа «записи решений» (RecordofDecision), после чего должно начаться строительство объекта на Гуаме. Япония согласилась покрыть бóльшую часть расходов, связанных с переброской американских войск внутри страны, что составляет 20-30 млрд. долл. В эту сумму также входит 6,1 млрд. долл., которые будут направлены на строительство вышеуказанной базы на Тихом океане. Общая стоимость проекта с стороны Соединенных Штатов оценивается в 4,2 млрд. долл.
Приоритеты реконфигурации американского военного присутствия в Европе включают формирование более мобильных, гибких и боеготовых наземных структур и передислокацию на юг и восток континента. Наиболее значительными шагами в этой области являются: ныне завершенный перенос командования ВМС США в Европе в Неаполь, Италия; осуществляемый в настоящее время перевод штаб-квартиры ВВС США в Европе на авиабазу Рамштайн в Германии; и размещение Южноевропейской тактической группы (Southern European Task Force) в городе Виченца, Италия. На эти мероприятия в бюджете Министерства обороны на будущий год предусмотрено 182 млн. долл.

В Западном полушарии Пентагон наметил создание ряда объектов доступа на случай операций в особой обстановке, а также для решения задач материально-технического обеспечения и проведения совместных учений со странами Центральной и Южной Америки. В настоящее время по этим вопросам ведутся переговоры с несколькими государствами региона, а в бюджет 2010 г. заложено 46 млн. долл. на сооружение пункта совместной безопасности на авиационной базе Паланкеро в Колумбии.

Цели Министерства обороны США в отношении Африканского континента, в общем, идентичны описанным выше. Кроме того, на следующий год планируется вложить значительные денежные средства в обустройство Кэмп Лемоньер, Джибути, передовой операционной базы, которую Центральное командование ВС США передает в распоряжение АФРИКОМ. В ближайшем будущем задумано также разместить штаб-квартиру Африканского командования и службы обеспечения на территории одного из европейских государств-союзников Соединенных Штатов (до сих пор высшее руководство командования располагалось в Штутгарте, Германия).

В странах Большого Ближнего Востока и Центральной Азии Пентагон ставит себе задачу создания сети передовых операционных баз и пунктов совместной безопасности для поддержки текущих и будущих операций в районе Персидского залива и центральноазиатском регионе. Наиболее значительных вложений требуют авиабазы Аль Удейд в Катаре и Аль Муссана в Омане (обе – объекты первого типа) и авиабаза Баграм в Афганистане (объект второго типа).

Связующим звеном «Глобального плана перебазирования» и программы «Перегруппировки и закрытия баз» в следующем году станет передислокация части контингента из Германии и Кореи в Форт Блис, штат Техас, и Форт Рили, штат Канзас, в соответствии с рекомендациями Комиссии по пересмотру структуры зарубежных военных объектов.

В настоящий момент за реализацию стратегии реконфигурации зарубежных ВС США в Министерстве обороны отвечают Исполнительный совет программы глобального присутствия (Global Posture Executive Council), высший руководящий орган, и Группа интеграции программы глобального присутствия (Global Posture Integration Team) уровня ответственных исполнителей. В рамках этих ведомств ведется анализ и оценка трех ключевых на сегодня проблем: готовности персонала и оснащения базы американских ракет-перехватчиков в Польше и РЛС в Чехии; необходимости модернизации оборудования объектов в связи с планируемой перегруппировкой сил в Корее; повышения требований к техническим средствам и учебно-тренировочному комплексу на базе в Гуаме. Учитывая, что зарубежное позиционирование вооруженных сил США традиционно является одной из центральных тем «Четырехлетнего обзора состояния оборонной политики», Пентагон также занят адаптацией задач «Глобального плана перебазирования» к новым долгосрочным стратегиям и военно-политическим целям нового обзора, который администрация Барака Обамы обещает обнародовать в начале 2010 г.

Между тем общественные группы в зависимости от сферы их интересов выражают озабоченность различными аспектами стратегии перепозиционирования, начиная с возможного ухудшения взаимоотношений с союзниками и до способности Министерства обороны обустроить в Соединенных Штатах тысячи военнослужащих и членов их семей, вернувшихся из-за границы.

На формирование курса США относительно реконфигурации своих зарубежных группировок ВС оказывает влияние также общая международная обстановка и характер двусторонних связей с отдельными странами. Так, в 2005 г. Южная Корея заявила о своем негативном отношении к задействованию дислоцированного на ее территории американского контингента в операциях вне Корейского полуострова[24]. В том же году Узбекистан потребовал от Соединенных Штатов освободить арендуемую ими авиабазу в Карши-Ханабаде. Эта база служила необходимым пунктом переброски самолетов, участвующих в поддержке военных и гуманитарных операций в Афганистане, и рассматривалась Вашингтоном как образец пункта совместной безопасности. В феврале 2009 г. еще одна среднеазиатская республика, Кыргызстан, объявила о закрытии базы ВВС США Манас на своей территории. Сложность ситуации заключается в том, что с 2005 г. Манас оставался единственной военной базой США в Центральной Азии.

В других государствах, где Пентагон предполагал разместить новые базы, военно-политическая обстановка требует привлечения непропорционально большой части личного состава контингента к обеспечению требований безопасности. В то время как Хамид Карзай, президент Афганистана, выразил готовность принять постоянную американскую военную миссию на территории своей страны, число потерь среди военнослужащих США там постоянно растет. Повстанческая группировка «Армия сопротивления Бога» продолжает осуществлять террористические акции против правительства Уганды. В Туркменистане противостояние властей и экстремистов провоцирует обвинения Ашхабада в массовых нарушениях прав человека и сворачивании гражданских свобод.

Перспективы стратегии глобального присутствия

Идея реконфигурации американских зарубежных ВС в форме «Глобального плана перебазирования», зародившаяся по окончании холодной войны и возведенная в ранг государственной стратегии при администрации Дж.Буша-мл., будучи составной частью курса на всестороннюю трансформацию ВС США, основывается на идеологии и философии последнего, в то время как в организационном отношении опирается на отработанную на территории США «Программу перегруппировки и закрытия баз».

Если в годы «холодной войны» размещение зарубежных баз США имело целью контролировать Советский Союз, а также коммунистические и националистические режимы «третьего мира», то сегодня оно направлено против любого государства или негосударственного актора, угрожающего интересам Вашингтона, причем эти интересы не ограничиваются борьбой с международным терроризмом и обузданием враждебных идеологии Запада режимов в Иране и Северной Корее. «Глобальный план перебазирования» не в последнюю очередь призван ограничивать рост военного потенциала и влияния возникающих конкурентов за лидерство на международной арене, главным образом Китая. Опасность военной модернизации Пекина и аккумулирование им военной мощи неоднократно подчеркивалось официальными лицами и экспертами-аналитиками Соединенных Штатов[25]. Проблема Вашингтона касательно сдерживания Китая заключается в относительно слабом присутствии США в Южной Азии, так как, начиная с 1950-х годов, основные американские базы располагались в Японии (против СССР) и Южной Корее (против КНДР). До 2005 г. Вашингтон довольно удачно вел переговоры о доступе к военным базам в Восточной, Юго-Восточной Азии и в среднеазиатских республиках. Если бы не провалы в политике в отношении последних, то, учитывая активное расширение сотрудничества США с Монголией и Индией, можно было бы сделать вывод о постепенном окружении Китая американскими военными базами.

Результаты программы перебазирования зарубежных ВС США оценивать пока рано, программа медленно, но осуществляется. Однако она сталкивается как с идеологическим противостоянием, так и с недостатком финансирования (как например, произошло в случае с размещением баз в Польше и Чехии, когда американский Конгресс урезал финансирование третьего позиционного района ПРО до тех пор, пока в Польше и Чехии окончательно не утвердят подписанные с США соглашения по строительству и использованию баз). Можно привести примеры и отступлений от выбранной стратегии: в 2007 г., учитывая обеспокоенность Европейского командования ВС США, было принято решение о продлении срока дислокации двух боевых бригад в Германии до 2012-2013 гг.; также по необъявленным причинам был приостановлен перевод 3,5 тыс. американских военных из Южной Кореи. Кроме того, хронический характер конфликтов в Афганистане и Ираке требует более внятного согласования инициатив Министерства обороны с необходимостью постоянной ротации большого числа военнослужащих в течение неопределенного, но вероятно продолжительного периода времени на одной и той же территории.

Что касается перспектив реконфигурации, то до сих пор администрация Обамы не высказывалась определенно о судьбе «Глобального плана перебазирования». Однако имеющиеся свидетельства позволяют утверждать, что тенденция преемственности курса в этой области с большой долей вероятности возобладает над возможностью резких перемен. Еще в августе 2007 г., в период борьбы за выдвижение кандидатом в президенты США от Демократической партии, Барак Обама писал в своей программной статье в «Форин Афферс»: «После тысяч потерянных жизней и миллиардов потраченных долларов многих американцев, возможно, искушает перспектива обратиться к внутренним проблемам и уступить наше лидерство в мировых делах. Но это ошибка, которую мы не должны допустить. Для того чтобы вернуть Америке лидирующую позицию в мире, нам следует немедленно начать возрождение нашей армии и готовить ее к задачам будущего»[26]. Таким образом, действующий президент США разделяет идеологические установки, заложенные в стратегию глобального военного присутствия администрацией его предшественника. Вопрос заключается в том, какую форму приобретет ее практическая реализация при Обаме.

[1] Статья разработана при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исс ледовательского проекта «Военная политика ведущих государств мира в начале XXI века как инструмент формирования многополярного мира», проект 09-03-00812 а/р

[2] Quadrennial Defense Review Report. February 6, 2006. US Department of Defense. Office of the Secretary of Defense. PP. 19-39.

[3] «Программа Перегруппировки и закрытия баз» (Base Realignment and Closure - BRAC) – процесс оценки эффективности и пересмотра структуры военных баз, расположенных на территории Соединенных Штатов, начало которому положил «Закон о закрытии и перегруппировке военных баз» 1990 г. (Defense Base Closure and Realignment Act). Пятый по счету раунд программы (BRAC-2005) рассчитан на период 2005-2011 гг.

[4] http://www.defenselink.mil/brac/faqs001.html

[5] Географический коридор между Рейном в районе Франкфурта (ФРГ) и Лейпцигом (ГДР), который представлял собой наикратчайший путь для развития стратегического наступления на страны Варшавского договора, или мог быть использован для наступления Советской Армии на страны Западной Европы.

[6]Quadrennial Defense Review 2001. US Department of Defense. September, 2001. PP. v-vi. http://www.defenselink.mil/qdr/report/Report20060203.pdf

[7]Ibid, pp. 25-26.

[8]Rumsfeld D. Annual Report to the President and the Congress. 2002. http://www.dod.mil/execsec/adr2002/html_files/chap5.htm

[9] Statement on the Ongoing Review of the Overseas Force Posture. November 25, 2003 // Daily Compilation of Presidential Documents, 2003, 39 WCPD, p. 1704. http://www.gpo.gov/fdsys/pkg/WCPD-2003-12-01/pdf/WCPD-2003-12-01-Pg1704.pdf

[10] Fact Sheet: Making America More Secure by Transforming Our Military. http://georgewbush-whitehouse.archives.gov/news/releases/2004/08/20040816-5.html

[11]The Next American Empire. The Economist. March 18, 2004. http://www.economist.com/world/unitedstates/PrinterFriendly.cfm?Story_ID=2517421

[12]Strengthening US Global Defense Posture. US Department of Defense Report to Congress. September 17, 2004. P. 13.

[13]Feith D., Prepared Statement Before the House Armed Services Committee. June 23, 2004. http://www.defenselink.mil/speeches/speech.aspx?speechid=133

[14] Global Posture. Testimony as Prepared for Delivery by Secretary of Defense Donald H. Rumsfeld, Senate Armed Service Committee. September 23, 2004. http://www.defenselink.mil/speeches/speech.aspx?speechid=156

[15]Strengthening U.S. Global Defense Posture. Report to Congress. Department of Defense. September, 2004. PP. 2.

[16]Overseas Basing Commission Final Report. August 15, 2005. P. ix. http://govinfo.library.unt.edu/osbc/documents/OBC%20Final%20Report%20August%2015%202005.pdf

[17]Подробнее см. Аничкина Т.Б. АФРИКОМ – новое региональное командование ВС США // Россия и Америка в XXI веке. 2008, № 2. http://www.rusus.ru/?act=read&id=85

[18] DoD FY 2010 Budget Request Summary Justification. Р. 2-28. http://www.defenselink.mil/comptroller/defbudget/fy2010/fy2010_SSJ_Special_Topics.pdf

[19]Worldwide Reorientation of US Military Basing. Center for Defense Information, September 19, 2003. http://www.cdi.org/friendlyversion/printversion.cfmDocumentID=1717&from_page=../program/document.cfm

[20]Strengthening US Global Defense Posture. US Department of Defense Report to Congress. September 17, 2004. P. 10-11.

[21]Цит. по Isenberg D. The US Global Posture Review: Reshaping America's Global Military Footprint. // Basic Notes: Occasional Papers on International Security Policy. British-American Security Information Council. November 19, 2004. P. 3.

[22]Жеглов Ю. Реконфигурация военного присутствия США за рубежом. // Зарубежное военное обозрение. 2007, № 1.

[23]Shlapak D., Stillion J., Olike O., Charlick-Paley T. A Global Access Strategy for the US Air Force. RAND Corporation. 2002. PP. 17-18.

[24]Roh Tells U.S. to Stay Out of Regional Affairs. Washington Times. March 11, 2005. P. 16.

[25]См. Quadrennial Defense Review 2001, 2006; а также ежегодные официальные доклады Пентагона Конгрессу о (Military Power of the People's Republic of China: Annual Report to Congress).

[26]Obama B. Renewing American Leadership. // Foreign Affairs, July/August 2007.
 

интернет-издание «Россия-Америка в XXI веке №2 2009

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (07.02.2012) | Автор: Аничкина Т.Б

Просмотров: 2083 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов