Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Среда, 07.12.2016, 13:36
Ключевые слова
Ирак, О. Теребов, терроризм

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Первая мировая 1914-1918 [0]
Корейская война 1950-1953 [7]
Бельгийское Конго 1964 г. [0]
Доминиканская Республика 1965 г. [0]
Лаос 1964—1973 [1]
Вьетнамская война 1965—1973 [23]
Камбоджа 1969—1973 [0]
Ливан 1982—1984 [0]
Гренада 1983 [0]
Ливия 1986 [0]
Панама 1989—1990 [4]
Ирак, Кувейт 1991 [17]
Сомали 1992—1994 [0]
Босния 1995 Умеренная сила [12]
Судан 1998 [2]
Афганистан 1998 [7]
Югославия (Косово) 1999 [15]
Афганистан 2001- [50]
Ирак 2003- [39]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 405
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Войны » Ирак 2003-

Война в Ираке - составная часть "глобальной войны с терроризмом?" (2008)

Война в Ираке - составная часть "глобальной войны с терроризмом?"*

О.В. Теребов, к.и.н., старший
научный сотрудник Института
США и Канады РАН

В течение многих лет действующая администрация США активно навязывала американскому и мировому общественному мнению представление о том, что вторжение США и их союзников в Ирак в 2003 г. было вызвано, во-первых, стремлением режима Саддама Хусейна создать оружие массового поражения (ОМП), прежде всего ядерное, во-вторых, сотрудничеством саддамовского Ирака с международными террористическими группировками. Оба этих утверждения были многократно озвучены на самом высоком уровне и стали для руководства США не подлежащим сомнению casusbelli.

Достаточно вспомнить хотя бы знаменитое выступление государственного секретаря Колина Пауэла на заседании Совета Безопасности ООН 5 февраля 2003 г. Обвинив Ирак в производстве ОМП, он заявил также, что «Ирак и терроризм десятилетиями идут нога в ногу». Особый упор был сделан на том, что Ирак укрывает «смертельную террористическую структуру» во главе с ближайшим пособником У. бен-Ладена – Абу Мусабом аз-Заркауи, после разгрома «Талибана» в Афганистане создавшим в северо-восточном Ираке лабораторию по производству рицина 2 и других ядов. К. Пауэлл утверждал, что «крышу» аз-Заркауи обеспечивает курдская исламистская организация «Ансар аль-ислам», в руководство которой внедрён представитель саддамовского режима, который и предложил «аль-Каиде» в 2002 г. создать базу в регионе.

Кроме того, отметил К. Пауэлл, аз-Заркауи учредил штаб-квартиру в Багдаде, из которой может контролировать все действия «аль-Каиды» на Ближнем Востоке. К. Пауэлл повторил официальную версию иорданских властей о том, что аз-Заркауи организовал убийство в октябре 2002 г. Лоренса Фоли, директора представительства Агентства США по международному развитию в Иордании. По словам К. Пауэлла, в разных странах Запада арестовано не менее 116 агентов аз-Заркауи, направленных туда с диверсионными заданиями. Они были направлены также в Чечню и Панкисское ущелье для организации массовых отравлений в России. Госсекретарь сообщил, что США через «дружественную службу безопасности» передали Багдаду просьбу выдать аз-Заркауи. Тем не менее «эта структура остаётся в Багдаде».

Далее К. Пауэлл перешёл к истории контактов между «аль-Каидой» и иракским режимом. Они начались в первой половине 90-х гг., с тех пор состоялось множество встреч между представителями организации и иракских спецслужб, которые направляли своих эмиссаров и в Афганистан. Практический интерес С. Хусейна к этой организации усилился после её нападений на посольства США в Африке (1998) и фрегат США «Коул» в Адене (2000), а с конца 1990-х до 2001 г. посольство Ирака в Пакистане «играло роль центра связи» для «аль-Каиды». Хотя режим С. Хусейна – «светская тирания», а «аль-Каида» проповедует «религиозную тиранию», их общая ненависть к США столь велика, что «аль-Каида» вполне может «обратиться к Ираку за помощью в получении оружия массового поражения». Затем, со ссылкой на неназванного «старшего оперативника "аль-Каиды"», К. Пауэлл сообщил, что ещё в 1997–2000 гг. один из боевиков несколько раз посетил Ирак, пытаясь приобрести «яды и газы», а в декабре 2000 г. Ирак предложил обучить двух боевиков применению «химического или биологического оружия» 3.

В настоящее время в официальной риторике проводится мысль, что после оккупации Ирак стал «центральным фронтом» войны с международным терроризмом. Это утверждение, на первый взгляд, выглядит правдоподобно. В самом деле, в Ираке регулярно происходят террористические акты – как правило, самоподрывы террористов-смертников или подрывы начинённых взрывчаткой автомобилей. С 2003 г. жертвами террористической войны стали тысячи военнослужащих оккупационных войск, прежде всего американских, тысячи иракских солдат и полицейских, десятки тысяч мирных граждан. В Ираке действовали и действуют лица, которые, вероятно, могут являться «оперативниками "аль-Каиды"».

Как известно, аз-Заркауи был уничтожен 7 июня 2006 г. в результате точечного удара американских истребителей, и решительно никакого спада в волне терроризма в Ираке после его гибели не наблюдалось. Однако руководство США по-прежнему не ставило под сомнение его роль в руководстве терроризмом. Так, вице-президент Ричард Чейни 5 апреля 2007 г. заявил в одном из интервью: «Аз-Заркауи руководил учебным лагерем "аль-Каиды" в Афганистане, а когда мы вошли в Афганистан и "прихлопнули" их там, он перебрался в Багдад. Он поселился там до того, как мы вообще вошли в Ирак, начал работу "аль-Каиды" в Ираке до того, как мы вообще появились на сцене, а затем, конечно, командовал в Ираке, пока мы не убили его в июне прошлого года. Это он устроил взрыв мечети в Самарре, с которого начался конфессиональный конфликт между шиитами и суннитами. Это работа "аль-Каиды" в Ираке, и … они были там до того, как мы вторглись в Ирак» 4.

Очевидно, что подобный подход является просто-напросто попыткой поменять местами причину и следствие. Мы исходим из того, что война в Ираке была вызвана стремлением избавиться от совершенно непредсказуемого и «недоговороспособного» (с американской точки зрения, конечно) режима, который одним фактом своего существования подрывал усилия США по установлению их «цивилизованного» контроля за Ближним Востоком. В этих условиях годился любой повод к войне. Тезис о сотрудничестве иракского режима с исламскими террористами и о готовности снабдить их ОМП должен был усилить представление о потенциале Ирака в этой области и о преступной безответственности его руководства. Впрочем, – и об этом не преминул напомнить К. Пауэлл 5 февраля 2003 г.) – режим С. Хусейна эту безответственность доказывал многократно, развязав две захватнические войны с соседями, применяя ОМП против курдов в собственной стране и проводя форменный террор против арабов-шиитов после войны 1991 г.

В нашу задачу не входит выяснять, насколько режим С. Хусейна был действительно готов контактировать с исламскими радикалами, пусть даже в расчёте использовать их против США. Исключить этого нельзя. Однако стоит вспомнить, что режим С. Хусейна был вполне светской диктатурой, оперирующей чисто карательно-полицейскими методами. Никакие союзники в виде радикальных исламистов ему были не нужны, а возможно, и просто опасны, так как могли подорвать монополию на власть. Существование в Ираке, как и в любом государстве с мусульманским населением, сочувствующих «аль-Каиде» группировок удивления вызвать не может. Весь вопрос в том, пользовались ли они поддержкой властей. Это справедливо и в отношении любых других, то есть не исламистских, террористических организаций. Насколько нам известно, убедительных доказательств такой поддержки, а тем более активного сотрудничества, администрация США так и не предоставила.

В связи с этим необходимо выяснить предысторию темы «сотрудничества Ирака с международным терроризмом». Официальная позиция США отражена во многих государственных документах, включая доклады Государственного департамента «Тенденции глобального терроризма» (PatternsofGlobalTerrorism) за два десятилетия. Конечно же, этот весьма специфический источник не позволяет выяснить действительную ситуацию с международным терроризмом – не для этого он предназначен, хотя и содержит фактическую информацию, в частности статистику террористической активности и списки террористических организаций.

Как отмечал эксперт Исследовательской службы Конгресса Р. Перл, указанные доклады «широко признаны как стандартный авторитетный источник информации о международном терроризме, его развитии и участниках», но в то же время они «регулярно подвергались критике за то, что на них оказывали неправомерное воздействие внутриполитические, другие внешнеполитические, иные политические и экономические соображения». В аналитической записке Р. Перла (на примере доклада за 2003 г.) обобщён целый ряд претензий к содержанию и степени объективности указанных докладов 5.

В целом с подобной критикой можно согласиться. Однако «Тенденции глобального терроризма» интересуют нас как раз ввиду их, если так можно выразиться, «официальной тенденциозности». С этой точки зрения, доклады в своей совокупности дают достаточно материала для уяснения официальной позиции США в отношении того или другого государства и степени его приемлемости для США в данный момент. Ещё одним формальным инструментом политико-дипломатического давления на противников США является список «государств-спонсоров терроризма». Включение в список не только является формальным «обвинительным вердиктом», но и означает введение экономических санкций в отношении попавшего в него государства. Список объявляется государственным секретарём США. Впервые это было предусмотрено законом «Об администрировании экспорта» (Export Administration Act) 1979 г. Формирование списка регулируется законами «О помощи зарубежным государствам» (ForeignAssistanceAct) и «О контроле за экспортом оружия» (ArmsExportControlAct).

Ирак был включён в самый первый список «государств-спонсоров терроризма» (29 декабря 1979 г.) на том основании, что поддерживал некоторые палестинские террористические организации. В список были также включены Народно-Демократическая Республика Йемен, Ливия и Сирия. В настоящее время в список входят Иран (с 19 января 1984 г.), Корейская Народно-Демократическая Республика (с 20 января 1988 г.), Куба (с 1 марта 1982 г.), Сирия и Судан (с 12 августа 1993 г.). Об исключении Ливии из списка было объявлено 15 мая 2006 г., и, согласно законодательству США, это произошло 30 июня, по истечении 45 дней после внесения президентом соответствующего представления (в данном случае Presidential Determination № 2006-14) 6.

В начале 1980-х гг. ситуация вокруг Ирака изменилась. Он развязал войну с Ираном, а США, считая Ирак по сравнению с Ираном менее опасным противником, фактически выступили на его стороне. Одним из проявлений американской поддержки стало исключение Ирака в феврале 1982 г. из списка «спонсоров терроризма». Это открыло путь к восстановлению в 1984 г. дипломатических отношений, и позволило Ираку получить от США большое количество товаров и технологий «двойного назначения». При этом в докладе «Тенденции глобального терроризма» за тот же 1982 г. оставался ряд обвинений в адрес Ирака. Указывалось, что он (как и Сирия) поддерживает одного из самых опасных палестинских террористов – Абу Нидаля (Сабри Халиль аль-Банна), а также палестинскую организацию «15 мая». Однако, согласно документу, «правительство Ирака сократило поддержку непалестинских террористов и ограничило деятельность многих палестинских групп, тем самым приблизившись к позиции соседних умеренных арабских государств» 7.

С. Хусейн вполне «оправдал доверие»: осенью 1983 г. он объявил, что Абу Нидаль и его сторонники высланы из Ирака и что Ирак больше не будет оказывать им поддержку. Неудивительно, что в докладе за 1984 г. Ирак упоминается лишь один раз, да и то косвенно: Франция названа мишенью иранского терроризма как основной поставщик оружия Ираку. В докладе за 1985 г. Ирак упомянут 12 раз, но ни разу как «спонсор международного терроризма», а неизменно как сторона, пострадавшая в результате действий Ирана и его попыток свергнуть режим С. Хусейна 8. В докладе за 1986 г. Ирак упомянут 19 раз, но 14 из них – как объект террористического воздействия Ирана или «третья сторона».

По поводу действий самого Ирака отмечалось, что он продолжает поддерживать палестинских террористов, в том числе совершивших террористические акты против США и Израиля, и становится основным центром поддержки Организации освобождения Палестины и организации Я. Арафата «Фатх»; на территории Ирака базируются Арабский фронт освобождения, Палестинский фронт освобождения и организация «15 мая» (за последней США числили несколько серьёзных преступлений в Европе и США). Согласно докладу, поддерживая указанные организации, Ирак прежде всего ставит себе цели не допустить контроля Сирии над всем палестинским национальным движением, использовать это движение против Сирии и Ирана и, наконец, усилить свой престиж как региональной державы и носителя пан-арабских амбиций. 9

В докладе за 1987 г. отмечалось, что Ирак предположительно предоставляет «убежище и поддержку» остаткам двух палестинских организаций. В 1988 г. авторы доклада признали, что Сирия и Ирак, «очевидно, существенно сократили своё прямое участие в терроризме», но продолжают укрывать и обучать террористические организации, при этом Ирак обвинялся в организации убийств трёх иракских политических эмигрантов в трёх разных странах. В докладе за 1989 г. (он был опубликован в апреле 1990 г.) всё также выглядело вполне благополучно: содержалось уже привычное упоминание о палестинских организациях, получающих в Ираке убежище; указывалось, что Ирак поддерживает оппозиционную иранскую группировку «Муджахеддин-е хальк» (её подозревали в совершении террористических актов); впервые сообщалось даже о сотрудничестве Ирака с США (имелось в виду усиление мер безопасности в международном аэропорту Багдада) 10.

Казалось бы, вопрос о «поддержке терроризма» в отношениях между двумя странами был снят. Однако 2 августа 1990 г. иракские войска захватили Кувейт, который был объявлен «исторической провинцией» Ирака. Одной из ответных мер США стало включение Ирака 13 сентября 1990 г. в список государств-спонсоров терроризма. Доклад «Тенденции глобального терроризма» начинается с заявления, что мировая террористическая угроза возросла ввиду «возобновившихся связей Ирака с террористическими группами по всему миру». Утверждалось, что четыре палестинских организации пообещали С. Хусейну осуществить террористические акты против стран Запада, Израиля и умеренных арабских режимов; что Ирак «собрал внушительную группировку террористических групп с целью запугать международную коалицию, выступающую против вторжения» в Кувейт. В частности, в документе впервые говорилось об «укреплении сотрудничества» Ирака с организацией «Хезболла» (Ливан) и «другими исламскими фундаменталистскими группами» 11.

При этом в докладе несколько раз подчёркивалось, что ни одного террористического акта, связанного с иракским режимом, до конца 1991 г. совершено не было. Однако Ирак был фактически обвинён в подготовке таких актов на уровне ООН: в резолюцию Совета Безопасности 687 от 3 апреля 1991 г., излагавшую условия официального прекращения огня между Ираком и Кувейтом, был включён пункт 32: «[СБ] обязывает Ирак сообщить Совету о том, что он не будет совершать или поддерживать любые акты международного терроризма или позволять любой организации, нацеленной на совершение таких актов, действовать на его территории, и недвусмысленно осудить и отвергнуть все акты, методы и практику терроризма» 12.

В самом докладе за 1991 г. было сделано всё, чтобы внушить мысль о формировании Ираком некоего «террористического фронта»: «В месяцы, последовавшие за вторжением в Кувейт, Ирак неоднократно призывал террористов нанести удары по [антииракской] коалиции по всему миру. Террористы всех мастей приветствовали Саддама Хусейна и публично клялись нанести удары в случае войны … В 1991 г. Ирак был ведущим государством-спонсором терроризма. Иракские агенты и члены проиракских групп совершили нападения на Соединённые Штаты и других членов коалиции во всём мире». Правда, это утверждение не было подкреплено сколько-нибудь убедительной фактической базой.

В самом деле, в докладе лишь сообщалось, что после начала войны в Персидском заливе было зарегистрировано 275 «террористических инцидентов», но они были «эпизодическими и нескоординированными», и серьёзных последствий, как правило, за собой не влекли. Ирак имел прямое отношение лишь к нескольким из них, а «массовой волны терроризма, которую обещал Саддам, не произошло». В документе отмечалось, что «иракские террористы, а также их подручные, пытались или планировали совершить нападения в нескольких азиатских странах, но в результате убитые или раненые были только в рядах самих террористов». Было сделано предположение, что именно указанные «террористы и подручные» организовали взрыв в офисе дилера авиакомпании «Америкен эйрлайнз» в Дели (Индия) 16 января 1991 г. (погибших не было). Несколько нападений в Пакистане было также условно приписано «Ираку или его наймитам». В докладе приведено единственное доказательство организованного Ираком терроризма – взрыв 19 января 1991 г. в Маниле (Филиппины), в результате которого сам террорист погиб, а его сообщник был ранен 13. Оба действительно были гражданами Ирака, но из этого не следует автоматически, что они действовали по поручению спецслужб или политического руководства своей страны.

Не больше информации можно найти и в последующих докладах. В докладе за 1992 г. утверждалось, что «международная террористическая инфраструктура Ирака в основном уничтожена контртеррористическими действиями коалиции», прежде всего массовыми высылками иракских дипломатов и/или предполагаемых сотрудников иракских спецслужб, а также благодаря другим мерам по международной изоляции Ирака. При этом, согласно докладу, Ирак продолжает применять терроризм для борьбы с курдской оппозицией и устрашения гуманитарных миссий ООН в Ираке (был совершен ряд подрывов или попыток подрывов гуманитарных конвоев), предоставляет «традиционное убежище палестинским организациям», поддерживает террористические группы в Ливане. В 1992 г. в Аммане (Иордания) два иракца застрелили иракского учёного-ядерщика, который не захотел возвращаться в Ирак из заграничной поездки 14. Всего же «Багдад совершил 39 террористических атак против ряда целей».

Ещё одним примером поддержки Ираком терроризма, согласно докладу, стало осуждение в Греции в 1992 г. палестинца Мухаммеда Рашида, за 10 лет до этого совершившего взрыв американского пассажирского самолёта 15.

Осуждённый был одним из немногих членов организации «15 мая», включенной составителями этих докладов в число «получающих поддержку и убежище» в Ираке палестинских террористических организаций 16. Но и тут возникает вопрос. В докладе об этом не сказано, но ключевым свидетелем обвинения на суде стал перебежчик из «15 мая» Аднан Аувад, который в августе 1982 г. сдался США и сообщил о связях своей организации с Ираком (при этом не ясно, чтό он знал о диверсии в отношении американского самолёта 11 августа) 17.

Казалось бы, какие ещё нужны доказательства участия Ирака в международном терроризме, во всяком случае для США? Однако, как мы помним, Ирак благополучно оставался вне списка «спонсоров терроризма» и после этого.

Доклад за 1993 г. наконец содержал серьёзнейшее обвинение Ирака в терроризме против самих США, а именно в неудачном покушении на бывшего президента Дж. Буша во время его визита в Кувейт. Согласно докладу, группа из нескольких сотрудников разведки Ирака и их сообщников планировала взорвать «огромную бомбу» (заминированный автомобиль), для чего в Кувейт были доставлены взрывчатка и взрыватели. 15 апреля кувейтские власти задержали 17 участников операции, затем ещё одного, а всего в июне перед судом предстали 11 иракцев и 3 подданных Кувейта. Кроме того, в докладе утверждалось, что «иракские агенты или их наёмники, возможно, ответственны» за три попытки взрыва кувейтских представительств в Бейруте. В документе говорилось, что хотя Ирак «не полностью восстановил способность совершать террористические атаки за его пределами», но «возобновил посылку агентов за рубеж для слежения за противниками Саддама Хусейна» 18. «Фоновым» обвинением в докладе остались, во-первых, систематические террористические акты против гуманитарных миссий в северном Ираке, во-вторых, «традиционная поддержка» палестинских террористов.

Авторы доклада за 1994 г. выделили прежде всего убийство «видного иракского политэмигранта» в Бейруте 12 апреля, с добавлением, что «правительство Ливана убедительно доказало связь этого убийства с правительством Ирака» (пять человек, в том числе два иракских дипломата, были на следующий день арестованы, а затем Ливан разорвал дипломатические отношения с Ираком). Указывалось также на продолжающиеся нападения (не менее 100 начиная с 1991 г.) на иностранные гуманитарные миссии и журналистов в самом Ираке, причём утверждалось, что «правительство Ирака обещает денежные "премии" всякому, кто убьёт сотрудника гуманитарных миссий ООН или других международных организаций» 19.

В докладе за 1995 г. акценты заметно смещены. Говорилось, во-первых, что международные давление и санкции значительно ограничили терроризм, организуемый Ливией и Ираком (фактически единственным «государством-спонсором» оказался Иран); во-вторых, что «террористические акты силами отдельных лиц и групп перевесили государственный терроризм»; в-третьих, что многие из этих террористов «заявляли, что действуют во имя ислама … и во всё больше степени действовали на глобальном уровне», в результате «терроризм по религиозным мотивам … доминировал в международном терроризме». В результате Ирак в докладе обвинялся в основном в терроризме против собственного населения и политических противников (единственным исключением стало похищение в Афинах иракского «невозвращенца» Хидира Абд-аль-Аббаса Хамзы 27 февраля, но о причастности иракских спецслужб к этому прямо сказано не было) 20.

Насколько можно судить по данному докладу, представления в США о природе и целях международного терроризма начали меняться в соответствии с меняющейся реальностью, прежде всего появлением терроризма нового типа, который, во-первых, имеет собственную сетевую трансграничную организацию и цели, отличающиеся от целей любого конвенционального (политического или этнического) терроризма и возможных государств-покровителей; во-вторых, в силу этого является исполнителем воли каких-либо спонсоров разве что в силу тактической необходимости; в-третьих, сам обладает достаточным кадровым, организационным и финансовым ресурсом, чтобы обходиться без постоянного «бункера» в пределах чьих-то государственных границ.

Ответить на вопрос, когда точно военно-политическое руководство и исполнительный аппарат США осознали все опасности, исходящие от подобного терроризма, прежде всего его авангарда в лице радикальных исламистов, не представляется возможным. Однако из последующих событий очевидно, что эта опасность была недооценена, а склонность видеть за каждым террористическим актом интриги некоего «государства-спонсора», унаследованная со времён «холодной войны», ещё усугубила ситуацию. В середине 1990-х гг. США еще не готовы были вести борьбу с радикальным исламистским терроризмом, хотя он зародился не меньше чем за два десятилетия до этого.

Несмотря на продолжающийся кризис в отношениях США с Ираком, никаких особых обвинений в международном терроризме США Ираку не выдвигали. В докладе за 1996 г. лишь отмечалось, что Ирак «не сумел восстановить свой международно-террористический потенциал, существовавший до "войны в Заливе"». Доклад за 1997 г. вообще констатировал, что Ирак «продолжает восстанавливать свою разведывательную сеть, которая использовалась для поддержки международной террористической деятельности, но не имеется никаких данных, доказывающих активное участие Ирака в террористической деятельности в 1997 г.» («Насколько известно, последним было нападение на бывшего президента Буша в 1993 г.») 21.

В докладе за 1998 г. указывалось, что «Иран, Сирия, Ливия и Ирак продолжали прямую и косвенную государственную поддержку терроризма», причём Ирак всё так же «продолжает восстанавливать свою разведывательную сеть, которая использовалась для поддержки международной терроризма» (прямая цитата из доклада предыдущего года). Конкретные обвинения носили чисто предположительный характер, а сообщение о том, что иракская разведка несёт ответственность за убийство в Аммане девяти человек, сопровождалось замечанием, что никаких доказательств этого не имеется, хотя иорданские власти арестовали несколько человек. Впрочем, «главными героями» доклада стали У. бен-Ладен, «аль-Каида» и движение «Талибан» в Афганистане, причём без всякой связи с Ираком.

В докладе за 1999 г. указывалось, что Ирак продолжает «планировать и спонсировать терроризм», но действует прежде всего против оппозиции внутри страны и в эмиграции, а также что, по утверждению очередного иракского перебежчика, разведка Ирака готовила взрыв штаб-квартиры радио «Свободная Европа» и «Свобода» (в ответ на начало ими вещания по программе «Свободный Ирак» в октябре 1998 г.). Остальные обвинения (поддержка палестинских «непримиримых» и «Моджахеддин-е хальк») практически дословно повторялись из года в год. При этом отмечалось, что У. бен-Ладен призвал ответить на удары США по Ираку нападениями на граждан США по всему миру, но никаких выводов о «сотрудничестве» не было. Доклад за 2000 г. констатировал, что иракский режим не предпринимал террористических актов против Запада с 1993 г. В вину режиму С. Хусейна здесь ставились репрессии в отношении оппозиции в самом Ираке, активизация слежки за эмигрантской оппозицией режиму, невыдача двух угонщиков саудовского самолёта и другие подобные «прегрешения» 22.

Доклад за 2001 г. – второй, в котором удалось обнаружить некий намёк если не на сотрудничество, то на взаимные симпатии руководства Ирака и «аль-Каиды»: «Ирак был единственной арабской или исламской страной, которая не осудила атаки на Соединённые Штаты 11 сентября. Комментарий официальной иракской [радио]станции по поводу 11 сентября гласил, что Америка "пожинала плоды [своих] преступлений против человечества". В последующем комментарии газета, которой руководил один из сыновей Саддама, выражала симпатию с Усамой бен-Ладеном после первых ударов возмездия США по Афганистану». Кроме того, отмечалось, что Ирак открыто поддерживает контакты с Народным фронтом освобождения Палестины, который за год провёл несколько террористических актов против Израиля, и что Ирак так и не выдал Саудовской Аравии двух упомянутых выше угонщиков авиалайнера 23.

Последним докладом, представляющим интерес в связи с Ираком, стал доклад за 2002 г. Он вышел в апреле, когда война США против Ирака уже была в целом закончена и сделала любые обвинения в адрес саддамовского Ирака излишними – он просто перестал существовать. Однако авторы доклада постарались выдвинуть в адрес Ирака огромный список претензий: Ирак выплатил 15 млн. долл. семьям «палестинских мучеников» (погибших террористов) с целью стимулировать новые атаки на Израиль; «силами своей разведки приготовился к нападениям на объекты Запада, был убежищем, транзитным коридором и оперативной базой для террористических организаций, в том числе членов "аль-Каиды"»; несколько сотен боевиков «аль-Каиды» сражаются в рядах курдской исламистской организации «Ансар аль-ислам» – союзника «аль-Каиды», в руководстве которой якобы присутствует «свой человек» саддамовского режима; некоторое число «высокопоставленных боевиков "аль-Каиды" находились в Багдаде и других районах, которые контролирует Саддам» («Нельзя подумать, что эти группы людей находились в Ираке без ведома и согласия саддамовского режима»); группа боевиков «аль-Каиды» под началом пресловутого аз-Заркауи в северном Ираке изготовила ядовитые вещества и попыталась тайно провезти их в Россию, Западную Европу и США для совершения террористических актов. Упоминалось и убийство Л. Фоли, которое, как показали арестованные убийцы, оплатил аз-Заркауи 24.

В августе 2002 г. СМИ сообщили о гибели Абу Нидаля, жившего в Багдаде с 1998 г. Иракская разведка заявила, что он покончил жизнь самоубийством при попытке арестовать его, но, по другим сведениям, агенты одной из спецслужб Ирака его просто застрелили (14 или 16 августа – точная дата остаётся неизвестной). Хотя Абу Нидаль отошёл от активной террористической деятельности, США предпочли истолковать и его гибель в рамках общей направленности на обвинение Ирака в терроризме. Так, официальный представитель Государственного департамента Филипп Рикер заявил, что сама гибель Абу Нидаля доказывает роль Ирака как «спонсора терроризма» («долгая история предоставления поддержки, убежища, материально-технической и финансовой помощи, обучения террористических групп, подобных организации Абу Нидаля») 25.

Остаётся только напомнить, что Ирак был окончательно исключён из списка «государств-спонсоров» 20 октября 2004 г. 26, то есть уже после его оккупации США и союзниками (соответствующие санкции в отношении Ирака были отменены уже 7 мая 2003 г.). В сентябре 2002 г. ЦРУ представило в администрацию доклад «Поддержка терроризма Ираком» (IraqiSupportforTerrorism), в январе 2003 г. в Конгресс был направлен доработанный вариант доклада. В нём отмечалось, что режим С. Хусейна мог в 1990-е гг. поддерживать контакты с «аль-Каидой», но «эти контакты не привели к устойчивым оформленным отношениям»; признавалось, что ни руководство Ирака, ни лидеры «аль-Каиды» не были настроены на сотрудничество и что никаких доказательств соучастия Ирака в террористических актах «аль-Каиды» не имеется. 27 Схожую картину показали и слушания по этому вопросу в комитете Сената по разведке в 2006 г 28.

Вся эта «история вопроса», на наш взгляд, наглядно показывает манипулирование статусом «государства-спонсора терроризма» ради прикрытия конкретных прагматических целей. В 1980-е гг. о поддержке Ираком исламского терроризма речи вообще не было, хотя такой терроризм уже активно действовал («Братья-мусульмане», «Исламский джихад» и другие организации). Очевидно, что, хотя Ирак имел контакты с международным терроризмом, в том числе «джихадизмом» в лице «аль-Каиды», они не имели решающего значения, и уж тем более не могли явиться убедительным основанием для войны с этим государством. Нет также оснований считать, что террористическую войну в Ираке ведёт, и тем более возглавляет её, именно «аль-Каида», хотя участие её активистов не исключено 29.

Что же всё-таки происходит в Ираке, с каким именно типом терроризма там столкнулись США, их союзники и новые власти? В первые годы оккупации американские военные и представители администрации утверждали, что против США действуют некие «саддамовские лоялисты», но таковых не оказалось. Сам С. Хусейн никаким сопротивлением не руководил, а его арест и казнь никакого влияния на развитие ситуации не оказали. Оставалось возложить основную вину на «радикальных исламистов», тем более что местные подобные организации, например «Ансар аль-ислам», существовали, а иностранные эмиссары в террористическом подполье действовали.

Однако нам представляется, что терроризм в Ираке носит совершенно другой характер, который мы определили бы как клановый или трайбалистский, при всей относительности этих терминов. Что имеется в виду? В государствах с недоразвитой политической культурой, лишённых традиций и практики выработки общественного консенсуса, в обществах, где власть принято только делить, а не разделять, терроризм становится обиходным средством разрешения межэтнических, межконфессиональных, межклановых и прочих подобных конфликтов. В этом нет ничего нового, просто на смену «патриархальной» массовой резне или погрому приходит взрыв заминированного автомобиля на рынке в «чужом» квартале или возле храма «иноверцев».

В Ираке терроризм носит, разумеется, «аборигенный» характер, и практикует его прежде всего наиболее агрессивное крыло арабской суннитской общины, которая после свержения режима С. Хусейна утратила правящую роль и стала этноконфессиональным меньшинством. Более того, ряду лидеров суннитской общины выгодно навязывать представление о том, что это – меньшинство дискриминируемое, что суннитов отодвигают от власти и сопутствующих ей материальных выгод (определённые результаты это даёт: так, значительная часть суннитов бойкотировала парламентские выборы).

Подобная ситуация способна взорвать и гораздо более развитое общество, достаточно вспомнить конфликт между фламандцами и валлонами в Бельгии. Что тогда говорить об Ираке, где межэтнический и межконфессиональный конфликт уже при С. Хусейне фактически принял характер гражданской войны, в которой центральная власть выступила выразителем интересов одной общины. Свержение диктаторского режима развязало руки для продолжения той же войны, но уже самодеятельными силами экстремистов из разных общин. Военно-полицейские методы способны оказать, и отчасти оказывают, сдерживающее действие, но только ими изжить терроризм невозможно, сколько бы руководство США ни заявляло как о происках «аль-Каиды» в Ираке, так и об успехах в борьбе с ней.

 

* Работа выполнена в рамках научно-исследовательского проекта по гранту РГНФ «Российско-американские отношения в глобальном контексте» № 06-03-02085а.

2 Рицин – смертельный токсин органического происхождения, изготовление которого не требует сложного оборудования и технологий. – О.Т.

3 Appendix G. Iraq and terrorism. Secretary of State Colin L. Powell. Excerpts from Remarks to the United Nations Security Council 5 February 2003 // Patterns of Global Terrorism: 2002. Washington, 2003, pp. 157–160 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/2002pogt.pdf).

По обвинению в убийстве Л. Фоли были 14 декабря арестованы иорданец и ливиец, которые признали свою вину, в 2004 г. были приговорены к смерти и в 2006 г. казнёны; аз-Заркауи был заочно приговорён к смертной казни.

4 Interview with Vice President Richard B. Cheney. April 5, 2007 (http://www.rushlimbaugh.com/ home/daily/site_040507/content/01125106.guest.html).

5 Perl R. The Department of State's Patterns of Global Terrorism Report: Trends, State Sponsors, and Related Issues // CRS Report to Congress RL32417. Washington, 2004, pp. 1, 5–7. http://www.fas.org/irp /crs/RL32417.pdf.

6 US Department of State. State Sponsors of Terrorism (http://www.state.gov/s/ct/c14151.htm); Rescission of Libya's Designation as a State Sponsor of Terrorism. May 15, 2006 http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2006/66244.htm; Background Note: Libya. October 2007 http://www.state.gov/r/pa/ei/bgn/5425.htm. См. также: Blanchard C. Libya: Background and U.S. Relations. Washington, 2007 // CRS Report to Congress. RL33142; http://www.usembassy.at/en/download/pdf /libya_backgr.pdf.

7 Patterns of International Terrorism: 1982. Washington, 1983, pp. 6, 15. http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/1982PoGT.pdf. Организация Абу Нидаля в этом документе названа «Чёрный июнь», хотя в большинстве случаев она известна как «Фатх – Революционный совет» (англ. Fatah – The Revolutionary Council) или просто «Организация Абу Нидаля» (англ. Abu Nidal Organization, ANO). См. подробнее: Seale P. Abu Nidal: A Gun for Hire: The Secret Life of the World's Most Notorious Arab Terrorist. London, 1992.

8 PGT: 1983. Washington, 1984, p. 12 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/1983PoGT.pdf); PGT: 1984. Washington, 1985, p. 4 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/1984PoGT.pdf); PGT: 1985. Washington, 1986 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/1985pogt.pdf).

9 PGT: 1986. Washington, 1988, pp. 10–11 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/1986pogt.pdf).

10 PGT: 1987. Washington, 1988, pp. 39, 46 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/1987pogt.pdf); PGT: 1988. Washington, 1989, pp. 1, 44, 45, 61 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/1988pogt.pdf); PGT: 1989. Washington, 1990, pp. 10–11, 61 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/1989pogt.pdf).

11 PGT: 1990. Washington, 1991, pp. 1, 25, 26, 29, 32, 34, 36, 49, 55, 56, 64, 67–68 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/1990pogt.pdf ).

12 Резолюция 687 от 3 апреля 1991 г. (http://www.un.org/russian/documen/scresol/1991/res687.pdf). Она была принята 12 голосами при 1 «против» (Куба) и 2 воздержавшихся (Йемен, Эквадор). 11 июня Ирак выступил с официальным заявлением об отказе от поддержки терроризма.

13 PGT: 1991. Washington, 1992, pp. 1, 3, 4, 31 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/1991pogt.pdf).

14 Муайед Хасан аль-Джанаби, который предположительно просил политического убежища в одной из стран Запада, был убит 8 декабря 1992 г. Оба подозреваемых были задержаны полицией.

Iraqi, Linked to Baghdad A-Arms, Is Slain by a Gunman in Jordan // New York Times. December 8, 1992 (http://nytimes.com); Jordanians Think Iraqi Agents Killed Scientist // New York Times. December 13, 1992 (http://nytimes.com).

15 11 августа 1982 г. недалеко от Гонолулу (штат Гавайи) на борту самолёта «Боинг‑747» компании «Пан-Америкен», летевшего из Токио, сработало взрывное устройство. Самолёт удалось посадить, но один японский школьник погиб, 15 человек было ранено. В 1987 г. США предъявили обвинение М. Рашиду, его жене Кристине Пинтер и основателю «15 мая» Абу Ибрагиму. В 1988 г. М. Рашид был арестован в Греции, которая затем много лет подряд отказывала в выдаче его США (остальные двое находятся в розыске до сих пор). 8 января 1992 г. греческий суд приговорил М. Рашида к 18 годам лишения свободы, затем срок был сокращён до 15 лет, но он был освобождён «за примерное поведение» в декабре 1996 г. В июне 1998 г. он был арестован ФБР в «одном из иностранных государств» и 24 марта 2006 г. приговорён американским судом к лишению свободы до 20 марта 2013 г. См.: Jordanian Man Sentenced in 1982 Bombing of Pan Am Flight from Tokyo to Honolulu // United States Attorney, Eastern District of Virginia. News Release. March 24, 2006 (http://washingtondc.fbi.gov/ dojpressrel/pressrel06/wfo032406usa.htm); Palestinian Guilty of Bombing U.S. Jet // Los Angeles Times. January 9, 1992, p. 4 (http://www.reasons-for-war-with-iraq.info/latimes-15may-1-9-1992.pdf).

16 PGT: 1992. Washington, 1993, pp. 1, 12, 13, 19, 21, 22–23 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/ 1992pogt.pdf).

17 Утверждается, что А. Ауваду было поручено в 1982 г. совершить взрыв в гостинице «Нога-Хилтон» в Женеве, но он сдался американским властям. См.: Emerson S., Del Sesto C. Terrorist: The Inside Story of the Highest-Ranking Iraqi Terrorist Ever to Defect to the West. New York, 1991.

Кстати, в своём письме в редакцию «Нью-Йорк таймс» авторы этой книги отмечают, что её составной частью является «документированное расследование того, как творцы американской политики девять лет предпочитали не замечать иракского терроризма». (A Defector's Story // New York Times, June 16, 1991 (http://nytimes.com).

18 PGT: 1993. Washington, 1994, pp. III, 1, 14, 19, 21, 23–24, 29 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/ pdf/1993pogt.pdf). В качестве возмездия за «убедительно доказанную» причастность иракской разведки к покушению, по приказу президента У. Клинтона два корабля ВМФ США 26 июня 1993 г. выпустили 23 крылатых ракеты по штаб-квартире разведки Ирака в Багдаде. Шестеро обвиняемых в покушении были приговорены к смертной казни, семеро – к лишению свободы на срок от 6 месяцев до 12 лет, один оправдан. 20 марта 1995 г. апелляционный суд оставил в силе только смертные приговоры двух иракцев, заменив остальные четыре длительными сроками лишения свободы. Кроме того, в октябре 1996 г. ливанский суд заочно приговорил «бывшего функционера одной из палестинских террористических групп» Мохаммеда Хилаля к пожизненной каторге за указанные нападения в Бейруте.

19 PGT: 1994. Washington, 1995, pp. 14, 18, 22, 25 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/ 1994pogt.pdf).

20 PGT: 1995. Washington, 1996, pp. III, 25, 30 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/1995pogt.pdf). Кстати, в этом докладе впервые упомянут Осама бен-Ладен, пока только как «основной финансист терроризма, имеющий связи с муджахедами» и имеющий основную базу в столице Судана Хартуме.

21 PGT: 1996. Washington, 1997 (http://www.state.gov/www/global/terrorism/1996Report/ 1996index.html).
PGT: 1997. Washington, 1998 (http://www.state.gov/www/global/terrorism/1997Report/ 1997index.html).

22 PGT: 1998. Washington, 1999 (http://www.state.gov/www/global/terrorism/1998Report/ 1998index.html); PGT: 1999. Washington, 2000, pp. 49, 53, 55 (http://www.state.gov/www/global/terrorism/ 1999report/ patterns.pdf); PGT: 2000. Washington, 2001, pp. 69–70, 73–74 (http://www.mipt.org/pdf/ 2000pogt.pdf).

23 PGT: 2001. Washington, 2002, p. 89 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/2001pogt.pdf).

24 PGT: 2002. Washington, 2003, p. 56, 76, 79, 81, 128–129 (http://www.terrorisminfo.mipt.org/pdf/ 2002pogt.pdf ).

25 Abu Nidal, Palestinian Terrorist Leader, Is Reported Dead // New York Times, August 20, 2002 (http://nytimes.com); Abu Nidal murder trail leads directly to Iraqi regime. August 23, 2002 (http://www.janes.com/security/international_security/news/jwit/jwit020823_1_n.shtml); U.S. welcomes news of Abu Nidal's death. August 19, 2002 (http://edition.cnn.com/2002/WORLD/meast/08/19/mideast.nidal/).

26 U.S. Removes Iraq From List of State Sponsors of Terrorism. October 22, 2004 (http://www.globalsecurity.org/wmd/library/news/iraq/2004/10/iraq-041022-afps01.htm).

27 Prewar CIA report doubted claim that al Qaeda sought WMD in Iraq // CNN, November 11, 2005 (http://edition.cnn.com/2005/US/11/10/iraq.intel/index.html).

28 Report of the Select Committee on Intelligence on Postwar Findings about Iraq’s WMD Programs an Links to Terrorism and How They Compare with Prewar Assessments // US Senate. Select Committee on Intelligence. Washington, 2006.

29 Подробный анализ официальной позиции США содержится в нескольких последовательно изданных аналитических докладах К. Кацмана. См.: Katzman K. Iraq and Al Qaeda: Allies or Not?// CRS Report for Congress RL32217. Washington, February 5, 2004 (http://fpc.state.gov/documents/organization/34715.pdf); Katzman K. Iraq and Al Qaeda // CRS Report for Congress RL32217. Washington, April 28, 2008 (http://assets.opencrs.com/rpts/RL32217_20080428.pdf); Katzman K.Al Qaeda in Iraq: Assessment and Outside Links // CRS Report for Congress RL32217. Washington, August 15, 2008 (http://assets.opencrs.com/rpts/RL32217_20080428.pdf).

интернет-издание «Россия-Америка в XXI веке» №3 2008

Категория: Ирак 2003- | Добавил: pentagonus (12.02.2012) | Автор: О.В. Теребов

Просмотров: 4520 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов