Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Среда, 07.12.2016, 00:53
Ключевые слова
Подготовка, вступаем в армию США, Музыченко Игорь, наши в армии США

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Структура и организация [233]
Боевые операции [67]
Личный состав [122]
Вооружение [213]
Законы, Уставы [52]
Подготовка [150]
НИОКР [133]
Техническое обеспечение [200]
Форма, знаки различия, награды [20]
Кадры [14]
Информационное противоборство [78]
Тактика и стратегия [148]
ЗВО [1]
ТТХ [9]
ВУС [11]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 405
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Армия (Сухопутные войска) » Личный состав

Солдат (20-22)

   Назад в "Я хочу стать Soldier"

Солдат (20-22)

Музыченко Игорь

Глава 20

После газовой камеры у нас осталось только одно серьезное испытание. Чтобы подвести итог двух-месячных тренировок, нам надо было пройти через "Field Training Exercise" или "Полевые учения" по-русски. Три дня нам предстояло прожить в палатках в лесу. Я даже точную дату помню: с 30-го апреля по 2-ое мая. Потому что мой очередной день рождения пришёлся как раз на эти дни. И день моего напарника. Это мне, кстати, напомнило о вражде. В нашем взводе было два человека, которые открыто друг друга ненавидели, причем какой-то действительно звериной ненавистью, если таковая существует. Если бы у них была возможность убить друг друга, они бы убили. Так вот, дни рождений у них приходились на один день и даже на один год: 2 мая 1978 года.

В день отправления у нас не было зарядки. Вместо этого мы начали собираться в лес. Нам заранее выдали список необходимых вещей, в который входили запасное белье, предметы личной гигиены и т.п. Основную часть составляли необходимые для успешных учений вещи, типа сапёрной лопатки, палатки, противогаза, два комплекта формы, две пары сапог, каска, винтовка, спальник, резиновый коврик. Это все надо было упаковать в один рюкзак. С этим особых проблем не было, хотя раньше я бы уверенно сказал, что такое количество вещей в один небольшой рюкзак упаковать абсолютно невозможно. И вы бы со мной согласились, если не служили в армии. Тем не менее, вещи были быстро уложены и сразу после обеда мы должны были отправиться к месту проведения учений.

К сожалению, добираться нам туда предстояло не как обычно, на автобусах, а своим ходом. Десять миль, шестнадцать километров. Идти пришлось по военному. Встали в две колонны по обеим сторонам дороги на расстоянии метров в десять друг за другом, и зашагали. Приятно идти по весеннему лесу. Для меня это всегда было удовольствием, так что не могу жаловаться. Никто не кричит, лишь изредка подбадривают друг друга. Поэтому можно отвлечься, смотреть по сторонам и думать о своем, о хорошем. Кажется, так бы и шел, куда глаза глядят. Вот только сигаретку бы еще... Но сигареты не было и пришлось просто смотреть по сторонам. Хочу упомянуть, что в Алабаме я ни разу не видел диких животных. Тогда это меня и не беспокоило, а сейчас удивляет. Практически везде в Америке диких животных можно иногда увидеть даже на улицах городов. Причем я не имею ввиду оленей, которые, кажется уже давно стали ручными. Интересно, с чем это связано?

Итак, мы шли вперед и вперед и было невозможно определить, сколько километров мы уже отшагали. Приключений никаких не было, кроме того, что часа через полтора-два многие начали отставать и я незаметно для себя из последних рядов перебрался в первые. После нескольких часов небыстрой ходьбы мы пришли на место. Местом оказался лес.

Первым делом надо было поставить штабную палатку. В большом мешке лежит большой брезентовый тент, который ставится на металлические столбы и растягивается веревками, привязанными к вбитым в землю колышкам. Получается довольно большая комната, в которой уютно расставляются стулья, столы, печка (зимой) и несколько раскладушек для дежурных. Увенчивается это сооружение огромная маскировочная сетка, которую надо собирать из небольших кусков. Когда над таким "строительством" работает много человек, оно продвигается довольно быстро и весело. Особенно, когда дело происходит на мягкой почве. Через несколько лет мне и моему напарнику пришлось вдвоём маскировать грузовик в пустыне. Раньше пустыня в моём представлении была чем-то, состоящим из чистого белого или жёлтого песка, по которому медленно передвигаются караваны верблюдов. Но оказывается, пустыня - это место, в котором просто ничего не растёт, а почва может быть какая угодно. В тот раз дело происходило в пустыне Мохавэ, которая находится рядом со знаменитой долиной Смерти в Калифорнии, на полпути между Лос Анжелесом и Лас Вегасом. Там тоже ничего не растёт, но и песка там нет, а сквозь почву и буровой установкой тяжело пробиться, не то что колышек вбить. Мы провозились часа полтора, перегнув пару десятков колышек, но успеха так и не добились. Тогда нам был дан приказ выкопать окоп и нести в нем дежурство, но это уже отдельная история.

Работа спорилась и к ужину все нужные "заведения" были поставлены и замаскированы, связь налажена Все очень проголодались и криками и гиканьем встретили грузовичок с едой. Тут время познакомиться с еще однив видом армейской еды, который на мой взгляд, самый отвратительный. Но степень отвращения зависит от степени голода, так что в тот раз я наминал так, что за щеками трещало. Называется это произведение поварского искусства T-Ration, "Рацион типа Т". Слышал, что есть ещё "Рацион типа Б", но никогда его не видел и не пробовал. Тип Т находится в металлических плоских прямоугольних коробках. Такая коробка опускается в кипяток на несколько минут и затем открывается. К сервировке может быть готово все, что угодно. От вермишели в томатном соусе или риса с тушёнкой до вишнёвого пирога. Вот только вкус где-то по дороге к солдату теряется. В общем, я, как разбалованный солдат, с этой едой не дружил и предпочитал ей свой пакет MRE. Тем не менее, иногда не было другого выхода и приходилось есть то, что было под рукой. Да, походную кухню мы тоже организовали, но в отличие от настоящей, в ней не готовили, а только раздавали. Пока я гадал, что и как, раздался клич к построению. Наконец-то можно поужинать! Но нет. Вместо этого мы узнали, что до ужина у нас есть еще целый час, за который мы должны поставить свои палатки. Одна палатка на двоих. Мне в напарники попался паренёк из Орегона, по-моему. По фамилии Кинг. Ничем не примечательный, кроме того, что после школы он пропал. Так и не явился к месту службы, дезертировал. Нашли его или нет, не знаю.

Как ставится палатка? Солдатская палатка собирается из двух половинок. У каждого солдата к рюкзаку прицеплен брезентовый свёрток, в котором лежат пять колышков и три коротких металлических столбиков, которые можно вставить в друг друга. Всё это перевязано верёвкой. Если взять два таких набора, то получится одно целое. В землю вбиваются столбики, на расстоянии примерно два метра друг от друга. Два куска брезента соединяются кнопками и кладутся поверх столбиков. Растягиваются в стороны и привязываются к вбитым в землю колышкам. Вот и получается походной дом для солдата. Под заднюю стенку сваливается все нехитрое добро. На землю кладутся два мата, а на них - спальные мешки. Места очень мало, но переночевать вполне можно. Мы с Кингом выбрали для себя место подальше от штаба и кухни и перенесли туда свои пожитки. Разровняли место под палатку, убрали все корни, палки и камни, собрали и уложили траву, чтобы было помягче. Очень быстро поставили палатку и принялись располагаться. Вокруг тоже кипела работа и в течение часа у нас получился опрятный палаточный городок. Как и обещали, через час нас позвали ужинать. Именно тогда мне и пришлось впервые попробовать тип Т. К сожалению, после еды нам не дали свободного времени, но приказали окапываться, чтобы с утра пораньше занять позицию для обороны. Опять же, один окоп на двоих. Это должна была быть неглубокая яма, укреплённая со всех сторон брёвнами и другим подручным материалом. Поскольку земля была очень мягкая, то и проблем особых не было, если не считать огромного количества корней, которые приходилось перерубать и вытаскивать. Запас брёвен был огромный, так что очень быстро у нас была прекрасная позиция, для атаки которой понадобились бы все наземные и воздушные силы воображаемого противника. А серьёзно, получилось действительно очень хорошо. Нас даже поставили в пример и приводили менее способных "строителей" на осмотр этой достопримечательности. А для нас наступило время: сделал дело - гуляй смело. Восемь часов вечера. Отбой в 9, так что есть еще целый час для себя. Для начала, наконец-то можно сходить в туалет. Вам, наверно, интересно узнать, что такое американский армейский туалет? Это будка. Но, в отличие от обычной советской, это перевозная пластмассовая будка без ямы. Но такого же размера. Вся разница в том, что вместо привычной нам дырки в полу в ней стоит что-то типа большого сундука с крышкой от унитаза и висящим на стене биде, которое соединено с сундуком трубой. Мне приходилось слышать "восторженные" отклики о советских туалетах, но я так и не понял, чем уж так сильно местные будки отличаются от тамошних. Их, правда, периодически меняют и чистят. Но летом, по-моему, было бы гораздо приятнее посидеть в деревянном домике, чем в пластмассовом. Дело в том, что внутренность такой будки раскаляется до такой степени, что в полдень в нее просто невозможно зайти, даже если очень надо. Поэтому такими туалетами пользовались либо рано утром, либо после заката солнца.

Я не стал дожидаться отбоя и пошёл спать раньше, предварительно приготовившись к утру. Нас предупредили, что в 5:30 ожидается нападение. Винтовка под боком, противогаз рядом, сапоги у входа, можно отключиться.

На свежем воздухе спать очень приятно, так что когда раздались разрывы ручных гранат, свист летящих пуль и крики "Газ! Газ! Газ!" их очень хотелось проигнорировать и продолжать лежать в уютном спальном мешке. Но пришлось продирать глаза, натягивать сапоги, противогаз, хватать ружьё и занимать позицию. Я улёгся справа, а напарник мой - слева. Лежим, ждем. Пока ждали, я заснул. Сладко так заснул, даже сон увидел. И тут надо мной сыграли шутку: подошел сержант, окрикнул, но я его проигнорировал. А он обиделся и выпустил очередь прямо у меня над головой. Жив я остался только благодаря железным нервам. Но зато проснулся окончательно, вот правда, еще полдня со слухом проблемы были. Так начался наш официальный первый день учений.

Пролежали мы в окопе минут пятнадцать. Наконец раздался крик, что атака успешно отбита и нужно идти на построение. Нас поздравили с успешным завершением, рассказали, что мы делали правильно и неправильно и отпустили заниматься личной гигиеной. Здесь хочется сделать небольшое отступление и порасуждать о чистоте. Самые неприятные ощущения, через которые мне, разбалованному ХХ веком американскому солдату, пришлось пройти, было именно невозможность помыться. Ужасно раздражали грязь и пыль, пот и чесотка. Казалось, невозможно от них избавиться, но и привыкнуть тоже невозможно. Иногда полезно сравнить себя с теми, кому хуже. Вот и мне тогда помогала мысль о воинах прошлых лет. Как можно было пройти через все муки войны в жутких условиях, когда не то, что душа не было, а и поесть можно было не всегда? Именно поэтому я никогда не жаловался. Мне было бы очень стыдно.

В этот день нам предстояло пройти боевым маршем по территории врага, выйти к заданному участку и забросать его гранатами. Вы смотрели фильм "Форрест Гамп"? В одном из эпизодов взвод солдат пробирается по дороге в джунглях, с опаской глядя по сторонам и каждую секунду ожидая атаки из кустов. Наше шествие было похоже на голливудское как две капли воды. Мы медленно передвигались по лесной дороге с винтовками наперевес и пытались представить злых аборигенов, готовых разорвать нас на куски при первом удобном случае. Кого-то назначили командиром и он вприсядку следовал за гордо идущим сержантом, который давал указания: Противник слева! Противник справа! Опасность впереди справа! Бандит в кустах возле сосны!

Наш командир, услышав это, останавливался, показывал нам всем кулак (знак остановки и опасности) и делал разные интересные взмахи руками, которые мог бы оценить какой-нибудь индеец или борец за независимость Гондураса. Мы, в свою очередь, должны были действовать согласно полученным указаниям: при любом намёке на опасность плашмя бросаться на землю, занимая удобную позицию и делать вид, что мы тут ни при чём, что на самом деле дорога абсолютно пустынна и тут нет никакого взвода с ног до головы вооружённых головорезов. В то же время надо было выискивать в кустах возможных снайперов. Еще у нас была группа разведчиков, которые шли на проверку местности, опять же под присмотром сержанта. Так мы и передвигались, очень медленно и скучно. Жара действовала угнетающе и все, что хотелось, так это принять холодный душ, а еще лучше, нырнуть в бассейн. В полдень мы остановились на полянке и принялись обедать. Потом пошли дальше. Вскоре мы вернулись в лагерь и принялись слушать всевозможные лекции о врагах, о средствах ведения войны, о безопасности и подчинении приказам. После ужина мы получили список ночного дежурства. В ту ночь произошло удивительное для меня событие: я познакомился с NVG - Night Vision Goggles или Прибор ночного видения по-русски. Наверно, все хоть раз видели кино, в котором какой-нибудь Джеймс Бонд ночью в лесу догонял преступника с удивительным прибором на голове, который позволяет видеть днём, как ночью. Именно с такой штукой мне и пришлось нести дозор. Я был потрясён до глубины души. Пусть всё зелёного цвета, но всё, абсолютно всё видно. Лес сразу меняет своё лицо и становится совсем не таким страшным и непроходимым. Одел на голову прибор и видно все деревья и кусты. Вон стоит палатка и в ней кто-то возится, готовится ко сну. А вдалеке, у штаба, стоят два сержанта и разговаривают о чем-то о своём. А еще дальше, прислонившись к дереву, стоит наш первый сержант. Откуда он тут взялся и что он делает? Что?? Он курит! Прикрыл рукой сигарету и с удовольствием затягивается! Вот уж не думал, что такой бегун может быть курильщиком. Так, туда лучше не смотреть. Где-то наверху запела птица: попробуем-ка её обнаружить. Поднимаю голову... Бог ты мой! Что творится на небе! Когда-то давно я ездил с отцом на рыбалку на Днестр и видел там небо, усеянное звёздами. Такого неба невооружённым глазом я не видел ни до ни после. Но здесь! Я не думаю, что смогу это описать. Небо было не усеяно, а затоплено звездами. Снял прибор, всё в порядке: в лесу совсем темно, на небе есть звёзды, но не так уж и много, как обычно. Одел прибор: всё небо белое. Так я целый час и баловался, пока не пришёл сменщик.

Второй день начался гораздо более спокойней, чем первый. Целых сорок минут можно было бриться, умываться, чистить зубы и т.д. Для этого нам выдали пластмассовые тазики с теплой водой из цистерны, специально для этого и привезённой. А ещё очень удобно было пользоваться влажными салфетками? Типа тех, которые выдавали в самолётах Аэрофлота. Я всегда старался иметь пачку в кармане.

В этот день у нас была ориентировка на местности. Увлекательнейшее занятие. С картой в одной руки и компасом в другой надо было пройти три мили, по-моему, и не потеряться. Но не просто пройти, а через определённые точки. На карте стояли кружочки, обозначающие места, где на деревьях висят таблички с номерами. Причем, номера не порядковые. Если не ошибаюсь, нам надо было найти 12 таких точек, передвигаясь группами по 4 человека. Тест этот был на время - у нас было 3 часа, чтобы вернуться к штабу. В каждой группе были: командир, ответственный за компас, ответственный за карту и ответственный за то, чтобы эти трое не потерялись. Для тех, кто вернётся первыми, сержанты обещали сюрприз. Так что тест принял вид соревнования. Теперь мы шатались по лесу не просто так, но по делу. У меня было важное задание - нести карту и пытаться определить, где мы находимся. Первое дерево мы нашли довольно быстро. За сюрпризом мы решили не гнаться, так что было решено тут же передохнуть. Спокойно расселись тут же на траве и принялись травить байки. Минут через двадцать невдалеке раздались голоса другой группы и мы отправились дальше, искать следующий знак. Периодически сталкивались с такими же бедолагами и делились информацией, так что очень скоро мы стояли под последним деревом и решали, что делать дальше. То ли возвращаться в лагерь, то ли поболтаться по лесу. Времени у нас оставалось почти час. Тут нашему командиру захотелось пожрать и было решено идти за едой. А поскольку еда находилась в штабе, то и направили мы наши сапоги именно туда. Мы вернулись третьими. Первые две группы уже расположились на лавочках и аппетитно поедали свои пакеты MRE под присмотром нашего самого нелюбимого сержанта. Вам, наверно, очень интересно узнать, что же за сюрприз получили победители? Я не помню. Вот сижу, напрягаю память и хоть убей, не помню. Но зато отлично помню, что случилось во время нашего обеда. Несколько человек сняли каски и одели обычные камуфляжные кепки с козырьками. Это, в принципе, и не запрещалось, но по правилам надо было сидеть в шлеме. Сержанту нашему делать был нечего и он решил развлечься. Я до сих пор не знаю, как к этому относиться, но мне кажется, это было проявлением расизма. Он, чёрный, выбрал себе двух жертв - меня и еще одну белую девушку. Мы отжимались, приседали, бегали на месте, опять отжимались... Продолжалось всё это минут 25. Попробуйте такое упражнение в быстром темпе. Уверяю вас, после пяти минут сердце будет выскакивать наружу, а на восстановление дыхания потребуется минут тридцать. Все остальные тихонько сидели на лавочках и делали вид, что их это никак не касается. Никто не хотел оказаться на нашем месте. Когда сержанту это надоело, он нас с миром отпустил, но приказал, в качестве наказания, до конца FTX ходить в шлемах. Бог с ним, думал я. Скоро всё это закончится и я его никогда не увижу. И вряд ли когда-нибудь увижу, потому что в данное время он сидит в тюрьме за пресловутое сексуальное домогательство (sexual harassment) к рядовой.

Несколько групп опоздали к построению, так что у меня было время передохнуть и даже пообедать. После возвращения в лагерь нас рассадили на траве и опять принялись за лекции, которые продолжались до ужина. Вечером распределили ночные дежурства. На этот раз я совсем даже и не огорчился, а скорее наоборот, с нетерпением ждал, когда можно будет увидеть ночь в новом для меня свете. Последняя ночь в лесу. Она прошла совсем спокойно. Все рано пошли спать и скоро стало очень тихо. Нас разбудили в четыре часа утра и мы отправились завтракать. А потом до обеда разбирали наши постройки и укладывали их на грузовичок. Было даже жаль сниматься с места, к которому успели привыкнуть за три дня. После двух месяцев жизни в бараках три дня в лесу внесли свежее дыхание в нашу однообразную жизнь. К тому же, на учениях у нас было гораздо больше свободы. Может, такое впечатление появилось просто из-за отсутствия стен, но мне кажется, что в эти последние дни курса молодого бойца мы чувствовали себя уже закалёнными, бывалыми солдатами. А как же иначе? Два месяца мы прожили в очень напряжённых условиях и абсолютное большинство за это короткое время прошло через гораздо больше событий, чем за всю свою предыдущую жизнь. Сейчас по телевидению идёт реклама Navy (не армии, но моряков): мы за день делаем больше, чем большинство людей за всю жизнь. И вы знаете, я с этим согласен. При всём при том, что впоследствии солдатская жизнь превращалась в скучную рутину, все всегда были чем-то заняты и иногда казалось, что на выполнение какого-то задания потребуется неделя, но справлялись мы за день. Но были и дни, когда просто хотелось удавиться с тоски и приходилось придумывать себе никому ненужную работу, чтобы хоть чем-нибудь заняться.

Но не будем отвлекаться. В полдень все работы остановились. Нам надо было подкрепиться, причём, основательно, потому что день обещал растянуться надолго. Осталось собрать и упаковать свои личные вещи и провести уборку территории, Police Call. Ещё раз хочу заметить, что американская армия действительно очень следит за чистотой окружающей среды. Конечно, случаются и неприятные недоразумения, но в общем, за шесть лет службы я практически не сталкивался с тем, чтобы кто-то оставлял горы мусора. Побывав во многих фортах и на воздушных базах, всегда отмечал чистоту и порядок. Не знаю положения в других странах, но хочется верить, что это качесто присуще всем. Мы подобрали все бумажки, гильзы, верёвки, огрызки... Хочется написать - окурки, но их там не было. Даже построенные окопы разобрали, но это скорее относилось не к чистоте, а к солдатам следующего захода. И ушли, оставив девственно чистый лес. О нашем трёхдневном пребывании напоминала лишь примятая на месте палаток трава.

Обратный путь нам опять предстояло проделать пешком, но на этот раз - 15 миль, 24 километра. И в пути нас ждало приключение, о котором мы и не подозревали. Собравшись и упаковавшись, взвалили рюкзаки на плечи и потопали. Опять приятная прогулка, на этот раз даже гораздо приятнее, потому что её завершала струя воды из крана и кусок душистого мыла. Так что я просто летел. Мы шли неспеша. Позади было серьёзное испытание, которое мы достойно прошли, так что все, включая наших дрилл-сержантов, были довольны. Я опять шёл где-то позади. Так размечтался, что и не заметил, как замыкающий шествие сержант достал из рюкзака гранату с газом, сорвал кольцо и бросил прямо на дорогу. Среагировал только на крик: Газ! Ну что ж, самое время проверить муштру, которая и не подвела. Закрыл глаза, задержал дыхание. Заученым движением открыл сумку, всегда висящую на бедре, достал противогаз и натянул его на голову. Потянул носом - всё в порядке, никаких неприятных ощущений. Можно продолжать путь. Открываю глаза. Дорога представляет жалкое зрелище. От мирной процессии не осталось и следа: везде валяются рюкзаки, винтовки, противогазы. А людей практически нет. Все разбежались. На дороге рядом со мной стояло всего несколько человек в противогазах, лиц не видно, так что я даже и не могу по именам назвать этих героев. А метрах в 50-ти стоят наши начальники и смеются. Рядом с ними кашляют и плачут те, кто слишком медленно среагировал или те, кто среагировал вовремя, но плохо одел противогаз. Так что в реальности, настоящая газовая атака была бы последним испытанием, через которое мы бы прошли. Оставшиеся на дороге чувствовали себя королями и наслаждались своей маленькой победой. Славы и уважения нам прибавило то, что сержанты позже сержанты каждому из нас пожали руку и поздравили. Дальше путь пролегал повеселее. Все обсуждали, кто что делал во время атаки и почему он делал то или не делал другое. Вскоре показались бараки и наше путешествие подошло к завершению. Оставалось только постирать вещи и привести себя в порядок. Помятуя о десятках грязных телах с парой сотен еще более грязных форм я сразу схватил все свои вещи и рванул в прачечную. Казалось, это заняло не более, чем минуту, но к своему удивлению на месте я обнаружил уже троих, причём один из них уже успел включить стиральную машину, пока двое других только их заправляли. Я занял одну свободную, ожидая услышать топот приближающихся ног с мешками за плечами. Но вокруг стояла тишина. Остальные предпочли принимать душ или чистить сапоги. Очухались они где-то час спустя и до самого отбоя в прачечной было не протолкнуться. Даже умывальники все были заняты. В них мылось то, что не могло стираться. А такого тоже было достаточно, начиная с противогаза и заканчивая колышками для палатки. Перед отбоем у нас было построение. Нас опять поздравили с успешным прохождением учений и объявили, что завтра - официально последний день курса молодого бойца, а в понедельник начало школы, в которой нас будут обучать мудрёной профессии химика. С утра будем чистить оружие, а после обеда нас отпустят погулять. А в воскресенье мы будем свободны целый день, но выходить за территорию форта запрещается. Можете представить наше состояние! Два месяца без увольнительных, даже в магазин - строем. А тут целых полтора дня, пусть и без ночи, свободы.

В субботу все проснулись в приподнятом настроении и отправились на завтрак. До обеда возились с оружием и не могли дождаться обеда. Проверку на чистоту прошли с первого раза практически все. Обед прошёл на ура и... Свобода! В форме и лысые, но счастливые, мы отправились, кто куда. Я тут же нашёл еще двоих заядлых курильщиков и мы прямиком пошли в магазин за сигаретами. Такое мне уже было знакомо по Техасу, но всё равно было боязно. Курение во время учёбы карается довольно серьёзно и попасться не хотелось. Нашли заправку с маленьким магазинчиком, так, чтобы не попадаться никому на глаза. Купили какой-то ерунды, типа чипсов, кока-колы, ну и пачку Marlboro. Теперь надо найти место, где можно спокойно посидеть и покурить. Ходили, ходили, пока не вышли к маленькой речушке с незаметной тропинкой вдоль нее. По ней и вышли на маленькую полянку. Блаженна такая сигарета. После месяцев воздержания после первой же затяжки голова пошла кругом. Мы сидели, молчали и курили. И курили. Кто-то из нас додумался купить жвачку, чтобы заглушить запах дыма. Вечером вернулись в барак на построение. Не знаю, унюхал ли кто или все остальные тоже курили, но всё прошло незамечено и на следующий день было решено снова отправиться в магазин.

Спать нас отправили в 11 часов вечера. Я лежал в кровати и никак не мог заснуть. Два месяца новой для меня жизни позади. Официально курс молодого бойца закончен и я стал настоящим солдатом. Американским солдатом, готовым защищать свою новую родину. Меня научили стрелять, владеть штыком, бегать на длинные дистанции, оказывать первую медицинскую помощь, пользоваться противогазом и главное, подчиняться приказам, хотя должен сказать по правде, я так и не научился подчиняться приказам не раздумывая. Этим славятся американские морские пехотинцы (Marines). Те готовы следовать за командиром и в огонь и в воду. А я бы двадцать раз подумал, а стоит ли оно того.

А еще я очень гордился тем, что выжил и не сошёл с ума. Я американизировался и ассимилировался довольно легко и очень быстро. Вокруг меня не было ничего русского, ничего привычного и знакомого. Так что пришлось настраиваться на новый стиль жизни.
  С такими мыслями я и заснул.

Глава 22

Одним из главных умений любого солдата является умение точно стрелять. Это справедливо для любой армии со времен появления огнестрельного оружия. До этого, по-видимому, надо было метко бросать копья или поражать цель из лука. Главное, вывести противника из боя. С появлением современных видов оружие и модернизацией старых, это становится все легче и легче. Мне так и не понятно, для чего нас учили этому искусству. А то, что это искусство, можете не сомневаться. Я знаю человека, которые пробивает три дырки в 25-цетовой монете с расстояния в 800 метров. Конечно, винтовка у него с оптическим прицелом и он профессиональный снайпер, но поверьте мне на слово, для этого недостаточно быть профессионалом.

Несколько недель нам не давали в руки оружие. Вернее, давали бутафорские М-16А с бутафорскими же штык-ножами и целый день гоняли по полю, отрабатывая навыки закалывания противника прямым ударом или ударом наискось, типа харакири, только недобровольного. Это упражнение мы делали в полном обмундировании и в защитных касках. Эти каски - отдельный разговор, им можно посвятить целую книгу. Одно из самых неприятных воспоминаний - каска на голове. К тому же выбрали очень неудачное место - песочное поле. Мало того, что ужасно жарко и пот заливает глаза, так еще и песок на зубах и на теле, царапает, жжет и является причиной всяческих неудобств.

Я уже не помню, в каком порядке шли следующие события, но, вроде так. Однажды утром, после завтрака, нас посадили на скамейки и объявили, что сейчас перед нами будет выступать местная алабамская достопримечательность, а именно, ветеран всяческих войн, включая Корею и Вьетнам, снайпер-одиночка, бла-бла-бла, лауреат и победитель, награжденный ... И будет рассказывать нам о том, как надо держать винтовку и что с ней делать. Дяденька опаздывал, поэтому наш сержант взял слово и сказал, что стрелять, при всей видимой легкости, довольно-таки сложно. И добавил, что если кто не настреляет, сколько надо, будет проходить курс снова, с первого дня. Это нас, конечно, немного расстроило, тем более, что в нашем взводе были два примера такой неудачной стрельбы. Первый, Рамирез, поганейший, скажу я вам, пример человекообразного. Из какой-то центрально-американской страны. Ленивее человека я не видел ни до, ни после. И очень наглый, просто чемпион наглости. Его не любили все. На одной проверке, на которую он не явился, сержант выбросил в окно, со второго этажа, все еге вещи, включая кровать. Заносить это обратно пришлось ему самому. Фото прилагается. А второй паренек тоже сильно отличался, но совсем наоборот. Знаете, бывают такие ботаники, но довольно глупые. Т.е. выглядит человек как отличник, но это только внешне. Вид у него был презабавный. Маленький, худенький, в огромных, на пол-лица, очках в роговой оправе. Ни с кем не общался, но всегда с собой носил блокнот и ручку и рисовал. Мне один раз привелось увидеть его рисунки. Это второй Босх. Мрачнее сложно себе представить. Расчлененные, распятые, повешенные, безголовые, люди, оборотни, черти. Пожары, наводнения, землетрясения, войны... Вот такие веселые рисунки он рисовал. Зачем он пошел в армию, я так и не понял. Но надо отдать ему дань уважения: он старался и никогда не ныл, хотя слезы из его грустных-грустных глаз шли постоянно. Он так и не стал солдатом, хотя с нами и отстрелялся, причем довольно хорошо. Но не сдал последний тест по физкультуре.

Наконец пришел наш герой и началась лекция. Если бы я встретил его на улице, никогда бы не подумал, что он прошел через Вьетнам, причем не просто солдатом, но снайпером. Выглядел он, скорее, интеллигентом, чем бойцом. Если вы ожидаете интересных историй от ветерана, то смею вас разочаровать: он объяснял исключительно технические детали стрельбы и основной упор делал на дыхание и нажатие курка. После пяти минут постоянных повторений стало скучно. Все с нетерпением ожидали окончания болтовни, потому что после нее был обед, а потом мы должны были впервые взять в руки М-16.

После еды нас повели за оружием. Первый раз пришлось очень долго отстоять в очереди. Сначала первый взвод, потом второй. Комнаты, в которых находится оружие, боеприпасы, приборы ночного видения (предмет для отдельного разговора и им я еще уделю пару страниц) и другое, называются arms room. Обычно это клетка (в буквальном смысле) с огромным амбарным замком на дверях и целым рядом сигнализаций. Подошел к окошку, назвался и получил свою винтовку. Они все пронумерованы и за мной закрепили номер 67. Интересно, что пришлось отвечать, правша я или левша. Смысл этого вопроса мне непонятен до сих пор, потому что я никогда не видел винтовку для левшей.

До этого дня я видел только пистолет ТТ, который мне показывал мой дядя, когда я был маленьким. Не считая целой кучи деревянных, пластмассовых и алюминиевых автоматов, пистолетов, пулеметов и луков, оружие я в руках не держал. В школе я объявил, что я пацифист и к автомату Калашникова не подходил. Видел, как их собирали-разбирали и зубрили названия запчастей. Всегда был равнодушен к любому виду огнестрельного оружия. К холодному у меня был больший интерес, связанный с игрой в ножички, метанием ножей в деревья и заборы, и изготовлением кастетов из аккумуляторного олова.

Получил свою 67-ую винтовку и пошел обратно в строй ждать остальных. Наверно, везде и всегда сразу найдутся специалисты по стрельбе, которые начнут учить уму-разуму таких, как я. Я и не подозревал, что у меня во взводе представлены охотники в таких количествах. Были представлены охотники на птиц, на оленей, на кабанов и даже один, который охотился на акул (недавно читал, что охота на акул стоит около 20,000 долларов). И сразу начались многочисленные советы со всех сторон на всевозможных акцентах (в Америке десятки разнообразных акцентов, самыми известными из которых являются южный и нью-йоркский). И конечно, сразу начались разногласия по всем вопросам. Одни утверждали, что нажимать на курок надо на выдохе с задержкой дыхания, другие - на вдохе, опять же, с задержкой. До драки дело не дошло, но у меня в голове все перемешалось и хотелось самому все проверить. Полчаса спустя нас рассадили на плацдарме, выдали пакеты для чистки оружия и мы принялись за дело. Впечатление было такое, что мы получили ружья, которым минимум лет десять, из которых стреляли каждый день и ни разу не чистили. В пакетах были металлические трубки, щетки, тряпочки, баночки с маслом. Нам предстояло разбирать ружья и приводить детали в благопристойный вид. Занятие совсем неинтересное и очень скрупулезное. Все сразу разбились на группы по интересам и плацдарм превратился в избу-читальню, где обсуждались всевозможные вопросы и проблемы. Самыми популярными темами всегда были аспекты будущей службы. Из потока информации, в основном не имеющей под собой никаких оснований, очень трудно было отличить правду от выдумки. Так, например, прошел слух, что большинство из нас отправится в форт Драм на севере Нью Йорка. И тут же нашлись те, кто знал про этот форт абсолютно все. Они сразу становились центром всеобщего внимания и старались в нем оставаться. Оказалось, что попасть туда одно сплошное наказание, поскольку именно оттуда в случае конфликта солдаты уезжают первыми. И в смысле погоды нет места хуже из-за холода и снега, что в целом справедливо.

1-3 - Приезд в Америку

4-6 - Вступаем в Армию США

7-11 Попытка стать солдатом - раз

11-14 - И снова бэйсик
15 -17  О спорт, ты мир

18-19 Про стрельбы и газы

Продолжение следует

Сайт http://www.sergeantbasyuk.com

Категория: Личный состав | Добавил: pentagonus (06.03.2011) | Автор: Музыченко Игорь

Просмотров: 2447 | Рейтинг: 4.5/2 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов