Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 04.12.2016, 13:10
Ключевые слова
многонациональная операция, С. Печуров

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Структура и организация [233]
Боевые операции [67]
Личный состав [122]
Вооружение [213]
Законы, Уставы [52]
Подготовка [150]
НИОКР [133]
Техническое обеспечение [200]
Форма, знаки различия, награды [20]
Кадры [14]
Информационное противоборство [78]
Тактика и стратегия [148]
ЗВО [1]
ТТХ [9]
ВУС [11]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 128
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 10
Гостей: 9
Пользователей: 1
JustGod

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Армия (Сухопутные войска) » Законы, Уставы

Формирование концептуальной базы многонациональных операций в вооружённых силах США (2006)

Формирование концептуальной базы многонациональных операций в вооружённых силах США

Генерал-майор С. Печуров, доктор военных наук

На протяжении последних 10-15 лет в определяющих внешнеполитический курс США документах отмечается все больший сдвиг в сторону размывания ответственности за действия на международной арене, выражающийся в стремлении Вашингтона привлечь к своим силовым акциям так называемых союзников, партнеров и дружественные страны. В принятой в октябре 2002 года «Стратегии национальной безопасности» прямо подчеркивается, что Соединенные Штаты не собираются взваливать на себя все бремя проблем мироустройства, а намерены «оказывать мобилизующее воздействие на союзников, все международное сообщество, создавая широкие международные коалиции». Более прагматично данная мысль нашла отражение в опубликованной в марте 2006 года новой версии документа: «В целях продвижения интересов США мы отдаем приоритет углублению отношений сотрудничества, особенно с нашими давними ближайшими друзьями и союзниками». В качестве же ближнесрочных задач в нем подчеркивается необходимость «укреплять существующие альянсы для нанесения поражения глобальному терроризму, предотвращать нападение на нас и наших друзей, способствовать во взаимодействии с другими странами урегулированию региональных конфликтов».
В опубликованном месяцем ранее еще одном фундаментальном программном, регулярно (раз в четыре года) выходящем документе - «Всесторонний обзор состояния и перспектив развития ВС США» - акценты рекомендовано сделать в том числе на «переход от статических союзов к динамическому партнерству» и на «трансформацию сепаратных видовых операционных концепций в объединенные (межвидовые) и многонациональные», фокусируя при этом внимание на «формировании партнерских возможностей».
Формально обозначенные в США ориентиры на укрепление союзно-партнерских отношений в военной области побудили специалистов к инвентаризации концептуальной базы такого сотрудничества, включая наведение порядка в соответствующем понятийном аппарате (дефинициях и терминах).
В специальной англосаксонской литературе вся область подготовки и проведения многонациональных операций перекрывается несколькими основными специфическими терминами и понятиями и различными производными от них. При этом представляется возможным даже выстроить иерархию терминологической основы. Высшая степень (или ступень) такого сотрудничества обозначается термином «alliance», который в соответствии с американским основным «Словарем военных и связанных с ними терминов МО» (JP 1-02) трактуется как
«союз, сформированный в результате
формальных соглашений (или договоров) между двумя или более государствами по масштабным долгосрочным целям, отвечающим общим интересам его членов»
. Примерами такого сотрудничества применительно к США в настоящее время являются многосторонняя Организация Североатлантического союза - НАТО, а также некоторые, главным образом двусторонние, соглашения Соединенных Штатов с Японией, Республикой Корея и другими странами в собственно военной и военно-политической областях. Следующей ступенью подобного сотрудничества в соответствии с англосаксонской военной теорией является так называемое партнерство, обозначаемое термином «partnership», цель которого - «способствовать оперативной совместимости между войсками (силами) государств-партнеров и союзников при проведении (соответствующих) операций». Наглядным примером такого сотрудничества в военной области, с точки зрения американского руководства, в настоящее время служит Программа НАТО «Партнерство ради мира», функционирующая с 1994 года, куда входят как страны Североатлантического союза, так и абсолютное большинство восточноевропейских и бывших республик из состава дезинтегрированного СССР. Зачастую в американских документах наряду с терминами «союзник» и «партнер» присутствует еще один - «дружественное государство», под которым подразумевается любой субъект международных отношений, разделяющий так называемые ценности США и их союзников, придерживающийся ориентиров, обозначенных Вашингтоном на внешнеполитической арене, но не являющийся участником этой программы.
Все вышеперечисленные категории государств согласно англосаксонской военной теории в случае необходимости могут сформировать временный, под решение конкретной задачи (задач), военный союз - коалицию, представляющую собой «специальное соглашение между двумя или более государствами в целях ведения совместных действий».
Производными или, как говорят американцы, сопутствующими этим терминам применительно к военному сотрудничеству или взаимодействию на международной арене в военной области являются следующие встречающиеся на страницах специализированных изданий определения -«combined» и «multinational». Первое, переводимое как «совместный (ое, ая)» и обычно применяемое и в американских и в натовских уставах, наставлениях, справочниках и т. п., четко обозначает «определение формирований или структур, в которых участвуют два и более союзных государства». Второе определение - «многонациональный» - получило более широкое распространение и представляет собой «общий термин, который предназначается для описания военных (боевых) действий, ведущихся вооруженными формированиями двух или более стран в рамках (единой) оргструктуры коалиции либо альянса (блока)».
Для понимания сути политики Белого дома, направленной на углубление международного военного сотрудничества в области проведения многонациональных операций (MHO) и, соответственно, участившееся в последнее время цитирование (как западными, так и отечественными специалистами) документов в данной области представляется уместным привести еще один англосаксонский термин, имеющий более широкое толкование в США (НАТО), нежели в России. Это - «standardization». Под данным термином следует понимать «процесс, с помощью которого Пентагон добивается на практической основе тесного сотрудничества между видами ВС и военными организациями в целях более эффективного использования производственных ресурсов и результатов НИОКР. МО принимает решения по применению на максимально широкой основе унифицированных или сопряженных уровней совместимости в оперативной, административной и материально-технической областях...». Еще более широкая трактовка данного термина дается в натовских словарях: «Стандартизация - это разработка и реализация концепций, доктрин, методов и проектов для обеспечения и поддержания требуемых уровней сопряженности, взаимозаменяемости или унифицированности в оперативной, процедурной, материально-технической, технической и административной областях с целью достижения оперативной совместимости».
Все более широкое применение в последние годы находит относительно новый термин -«interoperability», то есть интероперабельность. Значение данного термина в силу его относительной новизны еще до конца не устоялось. В начале 90-х годов он, по словам одного из ведущих американских теоретиков адмирала Г. Геймана, трактовался как «результат взаимопроникновения технических средств». Между тем в последние годы данный термин, что нашло отражение в основных словарях и справочниках, означает «способность войск союза и, когда возникнет необходимость, сил партнеров и других стран подготавливать, тренировать и действовать совместно и эффективно для выполнения поставленных задач и миссий». В связи с этим зачастую в средствах массовой информации и реже в специализированной литературе применительно к вопросам многонациональных операций некоторые авторы используют термин «joint» - «объединенный», что представляется неверным и в том числе вносит путаницу при переводе на русский язык, ибо данный термин означает «действия, операции, структуры (организации) и т. д., в которых участвуют представители двух или более (министерств) видов вооруженных сил», а не стран. Во всяком случае в официальных документах США и НАТО никаких нарушений при использовании терминов не допускается.
В принципе вопрос об увязке разрабатываемых в Соединенных Штатах регламентирующих документов (уставы, наставления и т. д.) и корректировке/исправлении старых, ввиду вновь открывшихся обстоятельств вокруг проблемы международного военного сотрудничества, был поднят в начале 90-х годов прошлого века. Именно в это время отмечался очередной всплеск дискуссии относительно необходимости наконец реализовать давно поставленную перед американскими ВС задачу по претворению в жизнь так называемой концепции «объединенности», то есть достижению реального, а не мнимого, показного теснейшего взаимодействия их видов во всех областях их жизнедеятельности. С этого момента в качестве одного из аспектов концептуальной базы началась разработка системы «Единых уставов» для вооруженных сил США в целом, которые бы в совокупности формировали и единую («объединенную») доктрину. Однако вопросам международного сотрудничества в военной сфере, как подчеркивают американские специалисты, по-прежнему уделялось мало внимания. Так, из почти 60 утвержденных к середине 90-х годов уставов указанной системы только в половине имелись ссылки или упоминания о «военных операциях многонационального характера».
Первым общим для всех ВС уставным документом, в котором содержались однозначные ссылки на «многонациональность» в осуществлении военных операций, стал «Единый устав 3-05.3. Порядок действий при ведении объединенных специальных операций», увидевший свет в августе 1993 года. В конце концов требование руководства о важности аспектов планирования, подготовки и проведения операций американскими войсками совместно с ВС других государств, то есть многонациональных операций, начало реализовываться в более полном объеме. Оно нашло соответствующее отражение в таких утвержденных к концу 90-х годов уставах, как 2-0 «Объединенная доктрина разведывательного обеспечения военных операций», 2-01 «Объединенное разведывательное обеспечение в военных операциях», 3-0 «Доктрина ведения объединенных военных операций», 3-11 «Объединенная доктрина РХБЗ», 3-13.1 «Объединенная доктрина организации боевого управления военными действиями» и 3-57 «Объединенная доктрина организации связи с гражданской администрацией и населением». Разработчики указанных документов, как считают американские аналитики, в полной мере прониклись важностью «возникшей» проблемы. Другие же появившиеся в этот период уставы, по их утверждению, явно не дотягивали до предъявляемых к ним в новых условиях требований, хотя в принципе должны были бы содержать если не главы, то хотя бы разделы или самостоятельные прло-жения на этот счет. Среди них 3-01.4 «Объединенная тактика, способы и порядок действий по подавлению ПВО противника», 3-17 «Объединенная тактика, способы и порядок действий по организации воздушных перебросок на ТВД», 4-04 «Объединенная доктрина инженерного обеспечения военных действий» и др.
Наиболее значимым шагом в данном направлении американские специалисты склонны считать разработку и последующее утверждение (в конце 90-х годов) специального «Единого устава 3-16. Объединенная доктрина ведения многонациональных военных действий». Вместе с тем именно подготовка данного документа была сопряжена со значительными трудностями. Дело в том, что разработка проекта данного документа была поручена двум организациям -университету национальной обороны и центру объединенных (межвидовых) боевых действий ВС США, что приводило к спорам в процессе согласования тех или иных положений устава. При координации работы над заключительным проектом документа возникла старая проблема - «подковерная борьба видовиков», претендующих на первые роли при ведении различного рода операций. Еще одна трудность, которая повлияла на окончательное утверждение устава, состояла в задержке с решением вопроса о месте этого документа в иерархической системе единых уставов в целом. Вместе с тем, как полагают американские специалисты, устав оказался удачным, хотя и не лишенным некоторых недостатков. К явному позитиву можно отнести вторую главу документа, где четко оговариваются все нюансы возможных случаев управления со стороны иностранных командиров (командующих) формирований американских войск, входящих в многонациональную группировку (коалицию). Вместе с тем отмечается факт наличия весьма ограниченной практической информации, полезной для командиров-практиков.
В конце концов все это побудило руководство ВС США приступить к подготовке новой, уточненной редакции данного устава, который на начало 2006 года еще не был утвержден.
Вторым чисто «многонациональным» уставом из указанной серии стал «Единый устав 4-08. Объединенная доктрина тылового обеспечения в многонациональных военных действиях». Его разработка также была сопряжена с определенными трудностями, хотя и не столь значительными, как в случае с уставом 3-16. Тем не менее документ был утвержден без задержек и на сегодняшний день представляет собой «руководство, описывающее уникальные аспекты тылового обеспечения, связанные с особенностями многонациональных операций, включая проблемы планирования, координации, осуществления и руководства тыловым обеспечением».
Следует отметить, что центральным при разработке документов в области подготовки и проведения MHO является весьма щекотливый для американцев вопрос о возможной подчиненности формирований ВС США иностранным командирам. В более широком плане этот вопрос охватывает и весь спектр проблем, связанных с разработкой совместных документов, регламентирующих действия американских ВС с союзниками, не говоря уже о более низких степенях международного военного сотрудничества. В принципе все нюансы процедурных вопросов в данной области отражены в специальной инструкции CJCSI 2700.01 «Международная военная рационализация, стандартизация и совместимость США, их союзников и дружественных стран».
Последняя редакция данного документа была утверждена 17 декабря 2001 года. В преамбуле инструкции подчеркивается факт «растущих масштабов участия США в многонациональных (союзнических и коалиционных) военных операциях», в связи с чем уточняется перечень организаций-субъектов международного военного сотрудничества, с которыми руководство ВС должно строить отношения на «союзнической основе». Помимо НАТО, это организация стандартизации сухопутных войск США, Великобритании, Канады и Австралии; комитеты по координации в области стандартизации в ВВС и ВМС; организация по стандартизации в области управления, связи и разведки Австралии, Канады, Новой Зеландии и США; комиссия в области международной совместимости (состоящая из двух- и трехсторонних групп сотрудничества с участием представителей США, Австралии, Новой Зеландии, Японии, Малайзии, Республики
Корея, Таиланда, Сингапура, Бахрейна, Египта, Иордании, Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта, Катара, Израиля, Швейцарии, Аргентины, Бразилии и Чили); комитет по военному сотрудничеству США-Канада; совет по многонациональной совместимости с участием Австралии, Канады, Франции, Германии, США и Великобритании.
Весьма примечательно, что, как подчеркивается в инструкции, в ней как бы аккумулирован весь весьма значительный перечень документов, как национальных, так и международных, затрагивающих напрямую либо косвенно деятельность американских ВС во внешнеполитической сфере. Например, к данным документам, на которые имеются ссылки в инструкции, отнесены такие, как директивы министра обороны 2010.6 от 5 марта 1980 года «Стандартизация и совместимость систем ВВТ в рамках НАТО», 3100.3 от 27 сентября 1963 года с изменениями от 17 августа 1967-го «Взаимодействие с союзниками в исследовании и разработке оборонного имущества (ВВТ)», 5530.03 от 11 июня 1987-го «Международные соглашения»; инструкции председателя КНШ 2300.01А от 12 февраля 1999-го «Международные соглашения», 6010.01В от 05 декабря 2000-го «Координация позиций США на международных форумах по вопросам управления, связи и компьютерным системам»; уставы/наставления НАТО ААР-3 (Н) от марта 2001 года «Процедуры по разработке, подготовке, созданию и принятию соглашений по стандартизации в НАТО и союзных уставов и наставлений», ААР-4 (2000) от 31 января 2000-го «Соглашение по стандартизации в НАТО и союзные уставы и наставления», ААР-6 (V) от сентября 1998 года «Словарь терминов и определений НАТО (английская и французская версии)» и другие.
В целом, судя по положениям инструкции, суть всех процедур сводится к приоритету американских документов над всеми остальными, в том числе и разработанными при активном участии союзников. При этом подразумевается, что представители США, участвующие в подготовке таких документов, обязаны руководствоваться прежде всего требованиями американского законодательства. В упомянутой Инструкции прямо указывается на то, что «национальная позиция (США) должна быть взята за основу при разработке документов многонационального характера», а представители США обязаны не допускать неоднозначной, идущей вразрез с американскими интересами трактовки положений, содержащихся в них. В принятой в сентябре 1993 года видовой директиве ВВС США 60-1 «Стандартизация процедур и ресурсов» на этот счет содержится еще более жесткий тезис: «ВВС не поддержат уточнения и не ратифицируют какой-либо стандарт, который идет вразрез с национальной военной практикой». И далее: «Единые уставы ВС США являются основополагающими при принятии и претворении в жизнь соглашений в области международного военного сотрудничества».
Если рассматривать указанные процедуры на национальном уровне, то очевидно, что в настоящее время по-прежнему имеет место определенный «сепаратизм», проявляющийся в превалировании видовых интересов над общими интересами вооруженных сил. Это выражается, в частности, лишь в номинальном мониторинге всего процесса - от разработки до утверждения такого рода документов со стороны ОШ КНШ через управление оперативного планирования и организации взаимодействия (совместимости) видов ВС (J-7). Так, каждый вид американских вооруженных сил имеет специальную структуру, в рамках которой осуществляется процесс разработки, подготовки и представления на утверждение тех или иных документов, имеющих отношение к реальному международному военно-
му сотрудничеству. Например, в аппарате помощника заместителя министра армии (СВ) по вопросам международной безопасности курируются все проблемы стандартизации, которые «пропускаются» через отдел международного планирования и политики. Вопросы же, относящиеся к НАТО, помимо этого проходят экспертизу в командовании учебном и научных исследований по строительству сухопутных войск - TRADOC. В ВМС практически всеми аналогичными проблемами занимается аппарат начальника штаба этого вида ВС и конкретно командование разработки концепций применения ВМС. В морской пехоте данные вопросы лично курирует заместитель коменданта по вопросам планирования политики и операций, а занимается ими непосредственно подчиненный ему центр по разработке способов боевого применения экспедиционных формирований МП. Министр ВВС возложил обязанности по решению всего комплекса проблем в области «многонационального военного сотрудничества» во всех сферах на так называемое управление стандартизации (в рамках министерства).
Наиболее сложная структура по отработке вопросов подготовки и осуществления MHO сложилась в НАТО. С другой стороны, в данной военно-политической организации за долгие годы ее существования апробированы и доведены до степени совершенства многие аспекты такого сотрудничества.
Во всех различных по своим функциям рабочих группах комитетов, комиссий и подкомиссий Североатлантического союза, занимающихся вплотную данными вопросами, есть представители, как правило, от видов американских вооруженных сил, а с недавнего времени в состав рабочих групп стали включаться и представители от так называемых объединенных (межвидовых) структур управления ВС США. Например, рабочая группа по вопросам обеспечения межвидового взаимодействия в воздушных операциях включает шесть-десять членов американской делегации-представителей ВВС, МП, ВМС и некоторых других (в каждом конкретном случае) инстанций. Вне НАТО концептуально-нормативная база участия Соединенных Штатов в многонациональных операциях разрабатывается главным образом через двусторонние соглашения и многосторонние организации (программы).
Наиболее качественным образом такие процедуры отработаны в объединенных англосаксонских военных организациях, охватывающих вопросы военного сотрудничества по видам вооруженных сил. Среди ранее упомянутых в плане обеспечения совершенства в деле всесторонней совместимости вооруженных сил американские специалисты выделяют три структуры. Это Организация стандартизации сухопутных войск США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии (ассоциированное участие); Комитет по координации в области стандартизации ВВС США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии и аналогичный Комитет по морской тематике с теми же странами-участницами. Во всех этих организациях по образцу и подобию НАТО созданы рабочие группы с представителями указанных государств, которые разрабатывают стандартизационные программы в собственно военной (доктрины, концепции, уставы, наставления и т. п.) и военно-технической областях.
И все же, отдельные американские специалисты отмечают крупные изъяны как в самих процедурах разработки документов, регламентирующих подготовку таких операций, так и в претворении этих документов в жизнь.
Выше уже отмечался факт «видового эгоизма», выражающегося в стремлении каждого из видов ВС «тянуть одеяло на себя» при подготовке и реализации различного рода договоров и соглашений в данной области. Кроме того, подчеркивают американские специалисты, отмечаются неоднократные случаи согласия представителей США с ущемляющими национальные интересы теми или иными положениями документов либо с еще формально не апробированными и не получившими официального одобрения в соответствующих национальных инстанциях документами.
Другой проблемой, сдерживающей и работу представителей Соединенных Штатов в различного рода комиссиях и комитетах по международному военному сотрудничеству и координации усилий с союзниками в этой сфере, являются бюрократические препоны в деле хранения, распространения и доведения необходимой информации до заинтересованных лиц и инстанций. Имеет место и несовпадение циклов разработки и обновления документов даже в военных ведомствах ближайших союзников и внутри НАТО, что иной раз сдерживает осуществление «союзнической миссии» в целом.
В связи с этим один из ведущих американских аналитиков Джон Макгинн, ссылаясь на последний опыт военного взаимодействия США и их союзников по коалициям в Афганистане и Ираке, был вынужден заявить: «Мы нуждаемся в немедленном улучшении методов планирования и координации действий с нашими союзниками и партнерами. Слишком уж часто в последнее время наши усилия по распространению информации, распределению различного имущества или тылового обеспечения заходят в тупик».

Зарубежное военное обозрение 2006 №10

Категория: Законы, Уставы | Добавил: pentagonus (21.10.2006) | Автор: Генерал-майор С. Печуров

Просмотров: 2662 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов