Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Суббота, 17.11.2018, 22:17
Ключевые слова
стратегия, А. Маринин, Стратегия национальной безопасности

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [79]
Общевойсковые вопросы [461]
Разведка и контрразведка [83]
ВПК [71]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Кибервойска в своей основе предназначены для
Всего ответов: 50
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Новая стратегия национальной безопасности США (2018)

Новая стратегия национальной безопасности США

Полковник А. Маринин

Белый дом опубликовал в декабре 2017 года новую стратегию национальной безопасности - документ, в котором обозначены приоритетные направления внутренней и внешней политики, а также указываются основные угрозы безопасности страны и ее национальным интересам. Стратегия имеет общий директивный характер, впоследствии она конкретизируется другими документами, в том числе в военной сфере. Данный документ заменил стратегию, принятую в феврале 2015 года при администрации Б. Обамы.

Summary of the 2018 National Defense Strategy of The United States of America Sharpening the American Military’s Competitive Edge
Summary of the 2018
National Defense Strategy of The United States of America
Sharpening the American Military’s Competitive Edge
(PDF)

Согласно стратегии наиболее серьезными источниками угроз для США являются "ревизионистские державы" в лице Китая и России, "режимы-изгои" - Иран и КНДР, а также международные террористические группировки и преступные организации. В документе утверждается, что "Китай и Россия бросают вызов мощи, влиянию и интересам США, пытаются размыть американскую безопасность и процветание". При этом РФ применяет "подрывные меры, чтобы понизить степень доверия к приверженности Соединенных Штатов Европе, разорвать трансатлантическое единство и ослабить европейские институты и правительства". В свою очередь, КНР стремится выдавить США из региона Индийского и Тихого океанов, расширить свою экономическую модель и перекроить регион в свою пользу". Также в обновленной стратегии утверждается, что Китай и Россия разрабатывают вооружения, способные угрожать американской критической инфраструктуре и объектам системы управления.

Эти фобии дополняются "диктаторскими режимами в КНДР и Иране, которые дестабилизируют регионы, угрожают американцам и их союзникам, а также издеваются над собственным населением".

С точки зрения американской администрации, Российская Федерация взяла на себя смелость "восстановить статус великой державы, установить сферы влияния близ собственных границ и на постсоветском пространстве", где ее амбиции и военные возможности создают некий "нестабильный рубеж" в Евразии. Одновременно РФ якобы пытается "ослабить влияние США в мире и рассорить их с союзниками и партнерами". При этом Россия усматривает в НАТО и ЕС угрозы для собственной безопасности, в связи с чем "вкладывает средства в новые оборонные возможности, включая ядерные системы, которые остаются наиболее значительной реальной угрозой Соединенным Штатам, а также инвестирует в дестабилизирующие возможности в сфере киберпространства".

На этом фоне, несмотря на "ревизионизм" и угрозы "американскому процветанию", авторы стратегии полагают, что намерения Китая и России не обязательно неизменны и Соединенные Штаты готовы сотрудничать с ними во всех областях, представляющих взаимный интерес.

Такой документ не мог остаться без внимания со стороны главных источников угроз безопасности США. Так, официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин, комментируя его, заявила, что ошибки ^области обеспечения безопасности нанесут ущерб не только другим странам, но и самим США.

С точки зрения Пекина, "в Вашингтоне должны как можно скорее отказаться от попыток искажения государственной стратегии Китая и его истинных намерений, от мышления времен "холодной войны" и уже более неактуальных взглядов, поскольку это нанесет ущерб не только другим государствам, но и самой американской стороне".

В заявлении министерства обороны КНР также говорится, что новая стратегия национальной безопасности США "сгущает краски" и спекулирует вокруг усиления военного потенциала Народно-освободительной армии Китая. В документе оборонного ведомства отмечается, что "КНР твердо придерживается независимой и самостоятельной внешней политики, поддерживает международную справедливость и выступает против навязывания собственной воли другим, вмешательства во внутренние дела других государств и угнетения слабых сильными".

Стратегию прокомментировал также МИД России, заявив, что новый документ США имеет конфронтационную направленность. Ключевой посыл документа - "мир с позиции силы" - задает линию не на конструктивное сотрудничество на равных с другими странами и в интересах совместного решения существующих проблем, а на противостояние. Вместо постановки задачи по выстраиванию партнерских отношений демонстрируется стремление любой ценой сохранить заметно ослабевшее американское доминирование на международной арене".

Отсюда, отметили в МИД, и "разбросанные по тексту антироссийские пассажи". Укрепление экономической и военной мощи России, как и Китая, подается в качестве вызова для США. Иначе говоря, в Вашингтоне явно не хотят видеть эти страны сильными державами, страшась полной утраты своего прежнего положения.

Как указали в российском дипломатическом ведомстве, в представленной программе действий сказано, что "центральной осью истории является борьба за могущество. Это как раз та цель, которой в мировом масштабе давно подчинена американская политика. Новая стратегия ничего здесь не изменила, а лишь откровенно назвала, к чему стремятся США, и отразила растущую в Вашингтоне неуверенность в прочности своих позиций". При этом Россия "готова к выстраиванию партнерских отношений с США, в которых не должно быть места попыткам диктата и вмешательства в наши внутренние дела. Подлинное продуктивное партнерство возможно только на принципах равенства и взаимного уважения".

По мнению главы комитета Совета Федерации по международным делам К. Косачева, новая стратегия США носит агрессивный характер и несет угрозу для всего мира. По его словам, "тональность документа не оставляет сомнений в том, что США не устраивают перемены в мире за последние годы и они намерены обернуть их вспять, вернув недавнюю версию "Па Американа" (Pax Americana) в качестве якобы справедливого миропорядка".

Далее в своей стратегии Белый дом обосновывает правомерность развертывания систем ПРО в Европе и Южной Корее, что, однако, "не подорвет стратегические отношения с Россией и Китаем", поскольку "США разворачивают многоуровневую систему ПРО, предназначенную для защиты страны от ракетных атак со стороны Северной Кореи и Ирана". В документе утверждается, что "система ПРО не преследует цель подорвать стратегическую стабильность или долгосрочные стратегические отношения с Россией или Китаем".

Говоря о своем ядерном арсенале, американская администрация четко обозначила намерение сохранять свои тактические ядерные боезаряды за рубежом и все составляющие ядерной триады: межконтинентальные баллистические ракеты, стратегические бомбардировщики и ПЛАРБ.

Авторы документа обращают внимание на то, что сопоставлять свой арсенал с другими странами у Вашингтона нет необходимости, а есть лишь потребность в обладании таким количеством боезарядов, которое позволит осуществлять сдерживание. С этой целью "США модернизируют свой ядерный комплекс с гарантией, что у страны есть научный, инженерный и производственный потенциал, необходимый для сохранения эффективной и безопасной ядерной триады и ответа на будущие угрозы национальной безопасности".

Авторы документа также обратили внимание на угрозу применения КНДР химического и биологического оружия, которое, по версии Вашингтона, может "быть доставлено при помощи ракет". Кроме того, "Северная Корея управляется безжалостной диктатурой, не уважающей права человека. На протяжении более 25 лет она занималась разработкой ядерного оружия и баллистических ракет в нарушение всех своих обязательств, и сегодня эти ракеты и оружие угрожают Соединенным Штатам и нашим союзникам".

Подобные утверждения отвергло руководство КНДР, заявив, что республика не располагает запасами биологического оружия и не ведет соответствующие разработки, а заведомо ложные сведения США предназначены для оправдания санкций против Северной Кореи и своих действий на Корейском п-ове.

Учитывая, что оборонные программы ряда стран, особенно тех, которые в США считают конкурентами или противниками, рассматриваются американской администрацией как угроза национальной безопасности, в документе выражается готовность обсуждать заключение новых соглашений о контроле за вооружениями, однако исключительно при условии пристального наблюдения за их выполнением.

В стратегии отмечается, что Вашингтон в целях избежания возможных "просчетов" намерен контактировать с другими государствами для выстраивания "предсказуемых отношений" и снижения риска в ядерной сфере. "Мы рассмотрим новые соглашения по контролю за вооружениями, но только если они способствуют стратегической стабильности и если их выполнение можно будет подтвердить".

Отдельно в документе упоминается Иран, власти которого, по версии Белого дома, поддерживают террористические группировки и публично призывают к уничтожению США. С точки зрения авторов стратегии, "иранский режим финансирует терроризм во всем мире", а Соединенные Штаты "противостоят угрозе, которую представляет диктатура в Иране".

В документе сказано, что Вашингтон "сотрудничает с союзниками и партнерами в целях сдерживания и пресечения деятельности" таких зарубежных "террористических группировок, поддерживаемых Ираном, как ливанская "Хезболлах".

США считают, что Тегеран "дестабилизирует регион, угрожает американцам и их союзникам, а также грубо и жестоко обращается со своим собственным народом". В вашингтонской администрации утверждают, будто Исламская Республика "разрабатывает более эффективные баллистические ракеты и располагает потенциалом по возобновлению работы над ядерным оружием, которое может угрожать Соединенным Штатам и их партнерам".

В ответ на эти обвинения МИД Исламской Республики Иран подчеркнул, что как раз новую стратегию национальной безопасности США оно считает дестабилизирующей и способствующей росту терроризма в мире.

Тем не менее борьба с терроризмом в целом остается одним из приоритетов нынешней администрации, о чем буквально в каждом своем выступлении напоминает президент Д. Трамп. Та же самая позиция изложена и в новой стратегии национальной безопасности, в которой отмечается, что исламистские "террористические организации представляют наиболее серьезную террористическую угрозу стране". Отдельно подчеркивается, что "даже после разгрома террористических группировок "Исламское государство" и "Аль-Каида" (обе запрещены в РФ) в Сирии и Ираке угроза от джихадистов сохранится".

В документе в этой связи отмечается, что США планируют "активизировать обмен разведданными внутри страны и с зарубежными партнерами". "Американские военные и другие ведомства предпримут непосредственные действия против террористических сетей и будут преследовать террористов, которые угрожают нашей родине и американским гражданам, независимо от того, где они находятся.

Кроме того, в стратегии уделяется серьезное внимание развитию экономики, что "позволяет защитить американский народ, поддерживать наш образ жизни, а также подкреплять власть США". В контексте торговли и экономических отношений нынешняя администрация ставит целью "принять новые торговые и инвестиционные соглашения и модернизировать существующие", "бороться с нечестными торговыми практиками", в которых Вашингтон чаще всего обвиняет Пекин, "бороться с коррупцией за рубежом", "работать с партнерами со схожими подходами" и "содействовать формированию новых, рыночных условий".

Отдельно в документе отмечается проблема незаконного присваивания другими государствами интеллектуальной собственности американских компаний. "Каждый год конкуренты, такие как Китай, похищают американскую интеллектуальную собственность, которая оценивается в сотни миллиардов долларов. Похищение запатентованных технологий и идей на ранних стадиях реализации позволяет конкурентам нечестным образом использовать инновации свободных обществ".

Для пресечения таких нарушений США ставят целью ужесточить законодательство по защите прав интеллектуальной собственности, усложнить процедуру оформления виз, а также обеспечить более надежную защиту данных.

Стратегия национальной безопасности вызвала неоднозначную оценку даже среди американских политиков и экспертов. Так, постоянный представитель США при ООН Никки Хейли определила этот документ в качестве "всеобъемлющей, сильной и принципиальной дорожной карты, призванной обезопасить и защитить интересы США в мире". По ее словам, Д. Трамп "скорректировал курс от более слабых стратегий прошлого, обезопасив границы, усилив оборонный потенциал, улучшив экономику, предотвратив распространение оружия массового поражения и остановив террористов и хакеров от нападений на народ, инфраструктуру и цифровые сети" США.

Более жестко определил суть стратегии помощник президента по национальной безопасности Герберт Макмастер, который подчеркнул, что цель представленного документа - "сохранение послевоенного мирового порядка, несмотря на попытки России и Китая разрушить его". При этом политику невдомек, что именно США разрушили мироустройство, которое установилось по итогам Второй мировой войны и конференций в Ялте и Потсдаме.

Призывы же со стороны не только Москвы и Пекина, но и большинства стран мира к установлению равноправных международных отношений объявляются "ревизионизмом" - термином, более подходящим для США, которые трактуют международное право "под себя" и продвигают свои интересы за рубежом исключительно с позиции силы. Одновременно среди американского и международного экспертного сообщества новая стратегия подвергается серьезной критике за "упрощенчество". Многие говорят, что предвыборный лозунг президента Д. Трампа "Америка прежде всего" звучит в ней как "Америка в одиночестве", а "сфокусированность на защите американских экономических интересов на глобальном рынке, где администрация США в первую очередь видит соперников, а не партнеров, будет иметь негативные последствия для многосторонних торговых договоров в условиях глобальной экономики, для которой характерно сотрудничество". А по мнению исполнительного директора американского Совета национальных интересов Ф. Джиральди, реализация новой стратегии национальной безопасности США может привести страну к новым международным конфликтам.

Кроме того, составители новой редакции стратегии радикально пересмотрели ряд прежних позиций Вашингтона, являвшихся ключевыми при администрации Б. Обамы. Таким примером может служить отказ от утверждения, что изменение климата на планете представляет угрозу национальной безопасности страны.

Ранее американские специалисты в своих документах выделяли основные факторы, которые способны оказать серьезное влияние на развитие военно-политической обстановки в будущем и, соответственно, на безопасность США и их союзников: обострение проблем демографического характера, обусловленное увеличением численности населения; глобализацию; развитие мировой экономики; рост мирового потребления энергоресурсов; возникновение продовольственных кризисов; сокращение мировых запасов пресной воды; изменение климата и природные катастрофы; возможность возникновения широкомасштабных пандемий; усиление противоборства в информационном пространстве; деятельность в космическом пространстве и др. Однако в нынешней стратегии эти факторы освещены в недостаточной степени или вообще не рассмотрены.

Зарубежное военное обозрение. 2018, №2 С. 12-16

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (08.03.2018) | Автор: Полковник А. Маринин

Просмотров: 3457 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2018

Рейтинг Военных Ресурсов