search
menu
person

NEWS AND UDATES


Гибридные войны, проводимые США и странами НАТО, их сущность и направленность (2022)

Гибридные войны, проводимые США и странами НАТО, их сущность и направленность

Генерал-майор в отставке Х.И. Сайфетдинов,
доктор военных наук

Гибридные войны сформировались как новый вид действий в результате вооруженных конфликтов ХХI века1. В академиях нам преподавали теорию военного искусства, а практические навыки по управлению войсками (силами) мы приобретали на мероприятиях боевой и оперативной подготовки. Ранее, в уставных документах Вооруженных Сил Российской Федерации (ВС РФ), такой вид действий, как гибридная война, не рассматривался. В настоящее время проводятся наработки по отдельным направлениям данной проблемы.

Поэтому целью данной статьи является, с учетом имеющихся в открытой печати материалов, показать сущность и всю опасность для России гибридных войн, проводимых нашими геополитическими противниками, формы и методы их ведения, а также необходимость организации противодействия им.

По определению американских военных экспертов, термин "гибридная война" подразумевает необъявленные, тайные военные действия, в ходе которых воюющая сторона атакует государственные структуры или регулярную армию противника с помощью внутренних сепаратистов, поддерживаемых оружием и финансами из-за рубежа или некоторыми внутренними структурами2.

Актуальность данной статьи заключается в том, что в настоящее время США вместе со странами НАТО развернули полномасштабную гибридную войну против России и ее союзников. Среди главных противников России США занимают главенствующее положение, так как имеют экономические возможности, обладают мощным военным потенциалом и осуществляют подавляющее информационное влияние в мире.

Единственное, что их удерживает от силовых действий против России — это факт получения неприемлемого ущерба, если мировая война с применением обычного оружия перерастет в ядерную войну. Поэтому США проводят стратегию сдерживания России, подразумевая под этим ее удушение и расчленение. На эти угрозы Россия отвечает укреплением обороноспособности страны. За последние годы в ВС РФ поступило достаточное количество новых современных образцов вооружения, военной и специальной техники, что позволило переоснастить все виды и рода ВС РФ до требуемого уровня. Ежегодно проводится достаточное количество войсковых учений, командно-штабных учений, командно-штабных тренировок и других специальных мероприятий во всех сферах военной деятельности в соответствии с планами боевой и оперативной подготовки ВС РФ. Серьезным экзаменом для ВС РФ явилась война с международным терроризмом на территории Сирийской Арабской республики (Сирии), в которой разнородная группировка показала высокий уровень боеспособности, а боевая техника — высокую эффективность.

Отличительной особенностью гибридных войн является их комбинированный характер, т. е. классическое военное насилие в них сочетается с иррегулярными формами противостояния, в частности, с террористической деятельностью, кибернетическими атаками, экономическими и дипломатическими санкциями, информационными диверсиями, другими составляющими деструктивного воздействия3.

Участниками гибридных войн могут быть как государства, принимающие прямое или косвенное участие, так и различные негосударственные образования (СМИ, террористические организации, вооруженные экстремистские группировки, радикальная политическая оппозиция, повстанческие военизированные структуры). Следовательно, гибридные войны могут оказывать существенное влияние на расстановку сил в мире.

Главным условием для формирования гибридной войны является наличие в государстве внутренних оппозиционных или сепаративно настроенных сил. Наличие в Российской Федерации ядерного оружия обеспечивает ей территориальную целостность и независимость от внешних военных угроз. Поэтому заинтересованные иностранные государства и организации для достижения своих геополитических целей делают ставку на гибридные войны, т. е. на фактор внутреннего сепаратизма путем информационного воздействия на общество и психику человека.

Начальник Главного разведывательного управления Генерального штаба ВС РФ — заместитель начальника Генерального штаба ВС РФ (1992—1997) генерал-полковник Федор Михайлович Ладыгин в одной из своих работ предлагает принять как условную дату начала гибридной войны против нашей страны речь Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина в Мюнхене в августе 2007 года. Именно тогда по инициативе США американо-российские отношения скатились до состояния гибридной войны по всем фронтам и направлениям4.

США в действиях против России сделали ставку на то, чтобы одолеть нашу страну без прямого столкновения, сломать нашу политическую систему, переориентировать ее на Запад, сделать Россию второстепенной региональной державой.

Одной из важных форм ведения гибридной войны является информационная война. Информационная война — это война за умы в конкретных странах в конкретных слоях населения.

Информационная война ведется уже сейчас в различных формах: в форме информационных операций, в форме информационных ударов, информационного маневра во всех сферах деятельности: в политической, социальной, дипломатической, военно-политической, военной сферах и др.

Информационные операции представляют собой долговременное информационное массированное воздействие на все или на конкретные сферы деятельности государства. Информационные операции приобретают особое значение в условиях, когда прямые военные формы и способы либо неэффективны, либо чреваты жесткими ответными действиями.

Информационные удары (действия) представляют собой кратковременное информационное воздействие на конкретные отдельные сферы деятельности государства, на конкретные объекты или на конкретных лиц.

Информационные маневры. В зависимости от сложившейся обстановки основные силы и средства в информационной войне могут совершать информационный маневр, т. е. менять направление сосредоточения основных усилий на другие объекты воздействия. Для этого создана инфраструктура, подготовлены специалисты, выделяются деньги.

Объектами для ведения информационной войны в различных формах являются:
• в политической сфере — это политические партии и организации, их лидеры и проводимый ими курс во внешней и внутренней политике и др.;
• в социальной сфере — это различные слои населения, общественные и религиозные организации, чиновники, молодежь, их уровень социальной защиты и материальное положение и др.;
• в дипломатической сфере — это посольства, консульства, торговые представительства за границей, послы, другие должностные лица, их деятельность и др.;
• в военно-политической сфере — это договоры и соглашения о военно-техническом сотрудничестве с другими странами, обязательства между ними, дружественно настроенными к нам странами и их вооруженными силами, совместные учения, тренировки и состязания по военным и военно-прикладным видам и др.;
• в военной сфере — это ВС РФ и наших союзников, их состояние, боеспособность, оснащенность современными образцами вооружения, различные учения, уровень боевой и мобилизационной готовности, морально-психологическое состояние личного состава и др.

Важным объектом в информационной войне, по мнению наших геополитических противников, является молодежь. Поэтому основные усилия в информационных операциях, направленных на разжигание вражды в обществе, появление стрессов, манипулирование сознанием, на подготовку будущих террористов для совершения терактов сосредоточиваются в социальных сетях и сети Интернет.

Председатель Национального антитеррористического комитета директор ФСБ генерал армии Александр Васильевич Бортников отмечает, что в последние годы просматривается масштабная и системная подготовительная работа в кибернетическом пространстве (киберпространстве) к террористическим действиям на территории нашей страны. Создаются организационные и психологические условия для синхронизированных террористических молодежных атак в разных российских регионах, фактически развертываются боевые действия невоенного характера против Российской Федерации.

Кибернетическое пространство сформировалось в обществе в результате бурного развития информационных и компьютерных технологий, сети Интернет, социальных сетей.

Под киберпространством понимается глобальная область информационной среды, состоящая из взаимосвязанной совокупности информационных структур, в том числе компьютерной сети Интернет, телекоммуникационных сетей, вычислительных систем, а также процессоров и контролеров, встроенных в технические средства5.

Киберпространство практически покрывает всю планету и не имеет границ. Оно позволяет любым организациям, министерствам и ведомствам, отдельным людям мгновенно устанавливать связь между собой, передавать и получать любую информацию. Эти возможности делают киберпространство фактически отдельным театром ведения боевых действий в процессе информационного противоборства в целом.

В вооруженных силах США создаются органы военного управления боевыми действиями в киберпространстве, на которые возлагается решение следующих задач6:
• планирование и ведение объединенных информационных операций, в том числе проведение психологических операций военного характера;
• разработка и осуществление мероприятий по введению противника в заблуждение относительно истинных планов руководства вооруженных сил США.

Сегодня информация стала одним из видов оружия. Для подрывной информационной войны против России руководством блока НАТО созданы специальные центры стратегической пропаганды, в том числе в Польше и странах Балтии. На них возложены такие задачи, как7:
• постоянный мониторинг социально-политической и информационной обстановки на территории Российской Федерации;
• координация информационных операций в зоне ответственности;
• информационное и психологическое воздействие на войска и население противника для достижения политических, военных и пропагандистских целей;
• поиск и вербовка российских граждан, готовых на платной основе вести антигосударственную пропаганду в соцсетях и электронных СМИ.

Решение вышеперечисленных задач осуществляется в ходе информационного и психологического воздействия на войска и население, т. е. в ходе информационно-психологической войны. Информационно-психологические войны не предполагают применения грубой военной силы ("жесткой силы"), в таких войнах применяется "мягкая сила".

Понятие "мягкая сила" — это форма власти, предполагающая способность добиваться желаемых политических результатов на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности, в отличие от "жесткой силы", которая подразумевает подчинение и принуждение8.

"Мягкая сила" — это особый тип внешнеполитической деятельности, связанный с распространением влияния одного государства на другие через средства массовой коммуникации, популярную и высокую культуру, предоставление услуг образования, благоприятную экономическую среду, распространение привлекательных гуманитарных и политических идеалов9.

Большое значение в процессе применения "мягкой силы" отводится фальсификации исторических событий, их ложная трактовка, а также пропаганда, направленная против нашей страны.

Фальсификация предполагает попытки искажения действительности. Например, целенаправленная фальсификация грандиозных событий, произошедших в 1941—1945 годах на полях сражений в Европе, ложная трактовка подходов к многоплановой проблеме контроля над вооружением сегодня могут иметь глобальные последствия военно-стратегического значения. Все формы фальсификации не существуют по отдельности. Они проводятся в жизнь одновременно и дополняют друг друга.

Пропаганда Запада предполагает создание образа нашей страны как противника и агрессора. США и ведущие страны Запада оправдывают масштабные приготовления и учения, имеющие антироссийскую направленность, размещение группировок войск (сил) и средств передового базирования близ территории РФ. Одновременно очерняются роль и значение ВС РФ в противодействии терроризму в Ираке и Сирии при прямой финансовой, консультативной и военно-технической помощи государств, входящих в НАТО. Для США сферой применения "мягкой силы" является весь мир, включая национальные территории как противников США, так и их союзников, особенно она эффективна, когда подкрепляется военной силой.

Стратегические цели применения "мягкой силы"10:
• лишение противника воли к сопротивлению агрессии;
• создание и наращивание пятой колонны во всех значимых сферах социально-экономического и повседневного национального бытия;
• стирание исторической памяти;
• формирование необходимого общественного мнения о государстве и его лидерах;
• насильственное заполнение мира своими образами и ценностями;
• культурная оккупация, формирование педагогической среды и психологической атмосферы, необходимых для политической и военной экспансии.

Применение "мягкой силы" США может сделать Россию уязвимой, а существующие государственные институты менее устойчивыми. Это подтверждают события, произошедшие в Украине, Грузии, Армении, Казахстане и Киргизии.

Сегодня мы должны эффективно противодействовать формированию "мягкой силы" нашими противниками, мы не должны отступать в гибридной войне и отдельных значимых сферах, не должны отдавать инициативу противнику11, 12.

Западные специалисты по гибридной войне с помощью неоправданных, необоснованных исторических аргументов используют "мягкую силу" в сфере образования и воспитания молодежи РФ, доказывая ущербность политики Российского государства. Образование граждан — это обязанность и задача государства. Полагать иначе — значит способствовать формированию "мягкой силы" в стране13.

Для эффективного информационного противодействия "мягкой силе" предлагается использовать существующую систему управления ВС РФ, для чего необходимо разработать и реализовать комплекс мероприятий:
а) разработать оперативные основы противодействия гибридным войнам. Под оперативными основами понимается совокупность положений и требований, вытекающих из системы взглядов военно-политического руководства сторон на возможный характер гибридной войны, формы и способы ее ведения, а также положения и требования, исходящие из руководящих документов, нормативно-правовых актов, регламентирующих работу органов военного управления в ходе ведения гибридной войны;
б) определить соответствующую техническую основу (базу) для обеспечения решения задач информационного противодействия гибридным войнам. Под технической основой понимается совокупность систем, подсистем, комплексов средств автоматизации, систем (средств) связи и коммуникаций и других средств в выбранной инфраструктуре, необходимых для эффективного информационного противодействия;
в) определить соответствующую инфраструктуру для реализации задач информационного противодействия. Под инфраструктурой понимается совокупность информационно связанных между собой пунктов, центров управления, ситуационных залов, обеспечивающих реализацию мер информационного противодействия;
г) создать систему кадрового обеспечения специалистами, способными решать задачи информационного противодействия с использованием технической основы в рамках определенной инфраструктуры. Под системой кадрового обеспечения специалистами понимается совокупность специально обученных оперативных групп (экспертов), способных решать задачи информационного противодействия, размещенных на соответствующих пунктах (в центрах, ситуационных залах) управления.

Реализация всего комплекса мероприятий (пп. а, б, в, г) должна обеспечить создание функциональной подсистемы информационного противодействия в контуре системы управления ВС РФ. Такая функциональная подсистема должна обеспечить выполнение следующих оперативных требований.

Под оперативными требованиями к функциональной подсистеме информационного противодействия понимаются такие количественно-качественные показатели ее функционирования, которые будут определять ее перспективный облик на заданный период, т. е. устанавливать возможности подсистемы решать задачи информационного противодействия с заданными вероятностно-временными показателями.

1. Возможность круглосуточного мониторинга различных, в том числе новых, форм и способов информационного воздействия на нас и разработки конкретных эффективных мер противодействия в мирное время, угрожаемый период, военное время14.

2. Возможность прогнозирования (моделирования) развития гибридной войны с момента ее начала и до определения момента перехода от применения "мягкой" силы к "жесткой".

3. Возможность разработки различных вариантов комбинированного применения силовых и несиловых форм и способов противодействия в гибридных войнах.
4. Возможность выработки конкретных, упреждающих, адекватных, принципиальных эффективных мер противодействия, принимаемых решений и прогнозирования возможных последствий их применения.

5. Возможность ведения активных информационно-психологических наступательных действий ВС РФ на наших геополитических противников в киберпространстве, как на один из важных театров ведения гибридных войн.

6. Возможность эффективного управления ВС РФ и воинскими формированиями других силовых структур при их совместной борьбе с внутренними оппозиционно или сепаратистски настроенными силами.

Для определения вероятностно-временных показателей функционирования предлагаемой подсистемы необходимы отдельные исследования.

В части разработки (уточнения) оперативных основ противодействия гибридным войнам предлагается:
во-первых, разработать "Концепцию стратегического неядерного сдерживания", в которой сформулировать взгляды на комбинированное применение силовых и несиловых форм и способов противодействия в гибридных войнах;
во-вторых, дополнить (уточнить) уставные документы "Основы применения ВС РФ", в которых отразить вопросы применения ВС РФ в гибридных войнах.

В части разработки (уточнения) технической основы противодействия гибридным войнам предлагается:
а) в существующей (перспективной) АСУ ВС РФ целесообразно выделить функциональную подсистему (контур управления), обеспечивающую сбор, обработку, хранение, обновление, передачу (прием) информации о положении, состоянии и характере действий "мягкой силы" наших геополитических противников;
б) обеспечить информационное взаимодействие соответствующих органов военного управления ВС РФ не только между собой, но и с органами управления других силовых структур в части решения задач информационно-психологического противодействия.

В части инфраструктуры противодействия гибридным войнам предлагается:
а) на данном этапе такую инфраструктуру целесообразно создавать на базе Национального центра управления обороной страны, сети центров моделирования военных (боевых) действий военных округов (флотов), объединений;
б) такая инфраструктура в системе пунктов управления ВС РФ должна обеспечивать совместное решение задач информационного противодействия с соответствующими пунктами управления (ситуационными центрами) других силовых структур.

Рис. Противодействие гибридным войнам

В части системы кадрового обеспечения противодействия гибридным войнам предлагается:
• в составе должностных лиц пунктов управления ВС РФ и пунктов управления (ситуационных центров) других силовых структур создать функциональные оперативные группы специалистов (экспертов), способных решать задачи анализа и прогнозирования военно-политических условий, определяющих параметры и показатели (признаки) гибридной войны на театрах военных действий (стратегических направлениях);
• обучение таких оперативных групп (экспертов) осуществлять в рамках профессионально-должностной подготовки офицеров, а закрепление и совершенствование их профессиональных навыков — на мероприятиях оперативной и боевой подготовки.

На рисунке схематично представлен комплекс мероприятий по противодействию "жесткой" и "мягкой" силе наших геополитических противников.

Комплексное применение вышеперечисленных мероприятий информационного противодействия по единому замыслу и плану, безусловно, должно способствовать эффективному противостоянию любому геополитическому агрессору в любых гибридных войнах и военных конфликтах.

1 Бартош А.В. Вычисляем будущие конфликты. Исходные модели прогнозирования гибридной войны требуют детальной проработки // Военно-промышленный курьер. 2021. № 2.

2 Там же.

3 Бычкова Е.В. Минобороны: США ведут гибридную войну против России // Актуальные комментарии. 2015. 24 апреля.

4 Ладыгин Ф.М. Минобороны: Из истории контроля над вооружениями //Научный труд. М., 2020.

5 Тулин С.М. Органы управления ВС США боевыми действиями в кибернетическом пространстве // Зарубежное военное обозрение. 2012. № 2. С. 3—10.

6 Там же.

7 Вальченко С.И. Война, которая уже идет // Московский комсомолец. 2021. 16 августа. С. 4.

8 Бартош А.В. Вычисляем будущие конфликты...

9 Там же.

10 Там же.

11 Литовкин В. П. Гибридная война. Эпоха безбрежного пацифизма // Военно-промышленный курьер. 2021. № 32.

12 Першуткин С.Н. Атака на нашихдетей // Военно-промышленный курьер. 2021. № 30.

13 Литовкин В. П. Гибридная война. Эпоха безбрежного пацифизма // Военно-промышленный курьер. 2021. № 32.

14 Сайфетдинов Х.И. Информационное противоборство в военной сфере //Военная Мысль. 2014. № 7. С. 38—41.

Военная мысль. - 2022. - №5. - С. 13-20

Смотрите также
Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (01.01.2023) | Автор: Генерал-майор Х. Сайфетдинов
Просмотров: 224 | Теги: Х. Сайфетдинов, Гибридная война, информационная война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar