Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Четверг, 04.03.2021, 14:42
Ключевые слова
Н. Башкиров, М. Вильданов, стратегия, национальная стратегия

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
История [17]
Политика [88]
US и мир [66]
Культура [7]

Поиск


Наш опрос
Готовы ли ВС США к борьбе за господство в Арктике?
Всего ответов: 54
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Union States » Политика

Основные факторы, определяющие национальную военную стратегию США (2021)

Основные факторы, определяющие национальную военную стратегию США

Генерал-майор М. Вильданов,
кандидат военных наук, доцент;
капитан 1 ранга Н. Башкиров,
кандидат военных наук, профессор АВН

Национальная военная стратегия1 (НВС) Соединенных Штатов является одним из ключевых документов, обеспечивающих реализацию положений Стратегий национальной безопасности и национальной обороны США. Исходя из складывающейся международной обстановки, НВС конкретизирует задачи американских вооруженных сил (ВС), определяет текущие и долгосрочные военные цели, формирует концептуальные основы применения группировок ВС. Документ регламентирует принятие стратегических решений об оценке угроз, распределении ресурсов государства, мобилизации ВС и выборе ТВД, а также планировании и организации военных действий.

Эти положения зарубежные эксперты дополняют категориями более высокого уровня - "политической стратегии" и "большой стратегии" (grand strategy), учитывающих условия невоенного характера, влияющие на военное планирование. Так, "большая стратегия" призвана оценивать военные приготовления в перспективе как мирного, так и военного развития международной ситуации в целом.

Основные этапы эволюции НВС США после Второй мировой войны:

- С 1945 по 1991 год - от атомного шантажа ("ядерного устрашения") в условиях монопольного владения ядерным оружием (ЯО) до стратегии "сдерживания" и "гибкого реагирования" (достижение комбинированного превосходства в обычных и ядерных вооружениях).

- С 1991 по 1995 год - "избирательное использование силы" региональной направленности с сокращением численности ВС.

- С 1995 по 2001 год - "превентивная оборона" с возрождением гегемонистских тенденций на фоне непредсказуемости и множественности угроз. Во главе угла - не сдерживание потенциального противника, а политика предупреждения конфликтов. Лидерство США в мире с глобализацией интересов и готовностью участвовать в военных конфликтах любой интенсивности с любым противником в любой точке планеты.

Термин "стратегия" неоднозначен в американских исследованиях и встречается в различных сочетаниях: "большая стратегия", "политическая стратегия", "стратегия национальной безопасности", "стратегия национальной обороны, "ядерная стратегия", "морская стратегия", "стратегия действий на ТВД" и др.
Военное планирование в рамках "большой стратегии" осуществляется в более широком контексте с учетом внутриполитических, внешнеполитических и экономических факторов, а также возможностей союзников. При этом определяются конечные цели, средства и пределы, в которых может использоваться военная сила. В отличие от военной стратегии, "большая стратегия" ориентирована на последующее мирное развитие.

Под "политической стратегией" понимается в основном подготовка к войне: выделение достаточных финансовых ресурсов, укрепление военно-промышленной базы, подготовка и мобилизация военных кадров и вооруженных сил государства.

"Стратегия национальной безопасности"2 определяет задачи по созданию условий, обеспечивающих безопасность нации, а также основные положения применения военной силы во взаимодействии с другими компонентами национальной мощи.

"Стратегия национальной обороны" определяет цели и направления деятельности министерства обороны США в интересах решения стратегических задач, обозначенных в "Стратегии национальной безопасности".

Такие определения, как "ядерная стратегия", "морская стратегия", "стратегия действий на ТВД" и т. п., имеют некоторую условность и не являются независимыми частями военной стратегии. Встречаются и более узкие трактовки стратегии, подразумевающих какую-либо составляющую военной стратегии:
• планы применения сил и средств для достижения стратегических целей;
• планы задействования ВС США на потенциальном ТВД;
• организацию боевых действий в особых условиях (конфликты малой интенсивности, миротворческие операции, военные операции вне условий войны);
• планирование и управление военными действиями на конкретных ТВД.

Так, "Стратегия действий на ТВД" (Theater Strategy) устанавливает цель кампании (операции), приоритеты военной деятельности и последовательность действий, а также порядок взаимодействия ВС США.

- С 2001 по 2018 год - "превентивные (упреждающие) действия" с ярко выраженным наступательным характером ВС США (самая радикальная стратегия с 1950-х годов). Одностороннее право государства на ведение превентивных войн.

- С 2018 года - глобально-интегрированная кампания ("гибридные войны"), "управляемый хаос" и проведение многосферных операций.

После завершения "холодной войны" в условиях отсутствия достойного военного противника стратегические цели войны стали для США достижимыми на оперативно-тактическом уровне. НВС страны всегда предполагала сохранение или поступательное наращивание боевой мощи американских вооруженных сил даже при крупных их сокращениях, что означало лишь уменьшение и оптимизацию численности ВС без ущерба для их боеспособности.

Реформы ВС США, предпринятые на рубеже XX и XXI веков ориентировались на:
- создание небольших мобильных сил для достижения стратегических целей в скоротечной войне регионального масштаба при минимизации собственных потерь на основе идей сетевого управления, высокоточного поражения в реальном масштабе времени;
- создание глобальной военной инфраструктуры и военное присутствие за рубежом;
- стратегическую мобильность воинских формирований для проведения операции в любой точке планеты и пр.

Трансформация составной части НВС - ядерной стратегии - после "холодной войны" характеризуется некоторым снижением роли стратегических ядерных сил (СЯС) в условиях повышения вероятности применения ядерного оружия региональными державами и увеличения количества государств, обладающих ОМП. Это привело к повышению роли тактического ЯО как элемента сдерживания и одновременно оружия против противников со значительно меньшими возможностями в этой сфере (как по видам, так и по средствам его доставки) или вовсе не обладающих им. Одновременно сокращение СЯС сопровождалось сохранением так называемого возвратного потенциала за счет неядерных высокоточных систем, на которые были возложены задачи поражения целей, ранее закрепленных за ядерными силами.

Особенности развития военной стратегии США определяются как закономерностями и своеобразием этапов ее исторического становления, так и спецификой взглядов Белого дома3. Исследование этих сторон НВС позволяет выявить ряд важнейших факторов политико-идеологического и технологического характера, определяющих ее направленность и содержание. Анализ идеологических установок4 в рамках "большой стратегии", оказывающих серьезное влияние на характер военно-стратегических действий США, позволяет обозначить следующие составляющие в этой сфере:
- мессианский и имперский характер идей американского превосходства - морального, экономического, технологического, военного и т. д.;

США стремятся к мировому доминированию вне зависимости от правящей в стране политической партии. Отличается лишь модель: "демократы" стремятся к мондиальному миру господства мировой финансовой элиты, а "республиканцы" - к монополярному, в котором властвует американская элита.

Влияние экономических факторов выразилось в таких последствиях глобализации, как доминирование транснациональных корпораций (ТНК) и банков (ТНБ) и их представителей в американском истеблишменте и органах власти5, информационной и финансовой сферах на уровне, позволяющем проводить политику десуверенизации США и использовать американский военный потенциал в интересах транснационального капитала (теневых структур мировой власти).
- принцип активной вовлеченности США в решение международных проблем;
- определение военной силы как эффективного инструмента формирования желаемого мироустройства и нового мирового порядка;
- готовность использовать военную силу для реализации подобных идей - от глобального экспорта политической и экономической модели до полной "демократизации" остального мира;
- идея универсальной и масштабной десуверенизации государств мира, в целом не отвечающая современным реалиям, но используемая в качестве политического инструмента Запада во главе с США;
- использование военной силы для обеспечения собственной энергетической безопасности, контроля международного энергетического рынка и его ресурсов и др.

Превалирование подобных идеологических установок обусловливает повышенный уровень иррациональности при принятии Белым домом политико-военных и военно-стратегических планов, что, как показывает история, может обернуться самыми пагубными последствиями. Иррациональность всегда привносит неадекватность в решения по вопросам войны и мира, особенно в условиях стресса и напряженных отношений между государствами.

После окончания "холодной войны" в "большой стратегии" США закрепилась тенденция к гегемонии, которая опиралась на превосходящую военную мощь и подкреплялась военной стратегией Вашингтона. Вопреки официальной риторике о демократических принципах нового мирового порядка в "большой стратегии" реализован принцип "свободы рук"6, когда американская гегемония, по взглядам ее апологетов, стала универсальным средством обеспечения стабильности международной системы, краеугольным камнем международной безопасности.

Эксперты в области международной политики и стратегии различают пять вариантов "большой стратегии" США:
1. Неоизоляционизм с узкой трактовкой жизненно важных интересов с минимальными военными расходами, численностью ВС и масштабами использования военной силы за рубежом. Отказ от навязывания своих ценностей и активного участия в НАТО и других международных организациях.
2. Вариант неоизоляционизма - удаленное балансирование (offshore balancing). Переход мира к многополярности делает активное участие США в военных конфликтах все более опасным и дорогостоящим. Главная составляющая военной мощи страны - ВМС и ПРО морского базирования при компактных сухопутных войсках.
3. Стратегия избирательного участия7 (selective engagement) при ограниченности демографических, экономических, военных ресурсов в обеспечении лидерства Соединенных Штатов в однопополярном мире. Возможны упреждающие действия при неблагоприятном развития событий.
4. Стратегия кооперационной (cooperative) безопасности8. Оправдание военных интервенций США (коротких победоносных войн за счет технологических преимуществ) в "интересах предотвращения хаоса в мире".
При задействовании сил союзников не требуется содержать многочисленные вооруженные силы.
5. Стратегия превосходства (primacy, одним из ее адептов был 3. Бжезинский) - уверенность в достаточности ресурсов страны для безраздельного господства в мире и полной стратегической свободе действий, поддержании однополярного мироустройства. Достижение неоспоримого военного превосходства в мире. Дальнейшее расширение НАТО и значительное военное присутствие за рубежом.

Следует отметить, что в эпоху, когда военное превосходство далеко не всегда гарантирует безопасность, главной особенностью американской стратегии стал превентивный характер применения военной силы с игнорированием международного права, а также принцип максимально широкого использования всех силовых возможностей для победы над любым противником (capabilities-based strategy).

При формировании военной стратегии США необходимо учитывать социально-психологические факторы в условиях глобальной экономики, когда углубляется социально-экономическое, политическое расслоение и происходит раскол американского общества, что не содействует его консолидации перед лицом возможной внешней угрозы. Общество эпохи постмодерна сопровождается отчуждением политической элиты от собственных вооруженных сил, так как последние, основанные на корпоративном духе, не вписываются в современные тенденции крайнего индивидуализма. Американская либеральная элита, отстаивающая идеи феминизма и мультикультурализма, презрительно относится к традиционной идентичности и к армии с ее корпоративизмом.

Одновременно американские ВC характеризуются дефицитом таких традиционных качеств военнослужащего, как мотивация к службе и способность к самопожертвованию. Неоднозначен также вопрос об одобрении ими решений руководства страны по вопросам участия в тех или и иных войнах и конфликтах, а американского населения - о поддержке войны в условиях значительных людских потерь. В связи с эти США стремятся ко всё большей технологизации войны преимущественно в стремлении нейтрализовать фактор морального состояния ВС. Сегодня на поле боя действуют не более 30% личного состава, находящегося в районе боевых действий, а 70% и более - в обеспечивающих подразделениях. Один из основных результатов технологического подхода к войне - тенденция ухода человека с реального поля боя и "виртуализация войны", связанная с возрастанием степени роботизации и информатизации военных действий.

В этом же ряду в стремлении нейтрализовать фактор морального духа войск, а также избежать потерь и компенсировать сокращение личного состава ВС - опора на стратегию нетрадиционной (гибридной) войны, когда в качестве наземного компонента группировки войск (сил) используются иррегулярные формирования повстанцев, оппозиции, террористов, международного криминала и другие экстремистские организации. Здесь же масштабное задействование наемничества - привлечение частных военных и разведывательных компаний.

В подготовке и реализации американской военной стратегии значительная роль отводится процессам информатизации вооруженной борьбы. Развитие качественно нового, постиндустриального типа экономики, основанного на достижениях информатики, порождает новые источники силы (информационной мощи) и соответствующие им новые способы использования ВС США. К новым признакам изменения характера современной войны зарубежные эксперты относят переход от противоборства на поле боя к борьбе информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), когда средства информационного противоборства становятся самой важной составляющей в структуре ВС, а информационное превосходство над противником превращается из инструмента в цель войны. Важнейшая сторона внедрения в военное дело ИКТ - появление качественно новой системы управления всем ходом боевых действий в реальном масштабе времени, которая связывает в единый комплекс тактический и стратегический уровни операций.

Кроме этого, ИКТ позволяют добиться перевода многих стран под внешнее управление при минимальном уровне военного насилия за счет концентрированного давления в финансово-экономической, информационно-психологической сферах и использования в том числе кибероружия. Отмечается направленность военной стратегии на всемерное использование доминирования США в ИКТ, сфере информационного противоборства с целью достижения контроля мирового информационного пространства9. При этом усилия американского руководства сосредоточиваются на подавлении воли противника к сопротивлению, на использовании при этом цивилизационно-культурных, духовных аспектов и ведении нетрадиционной (гибридной), прокси-, сете- и хаосоцентрической, когнитивной войны10, что позволяет достигать политических целей с минимальными затратами.

Наиболее оптимистичные прогнозы американские военные специалисты просматриваются в концепции стратегического информационного противоборства (strategic information warfare), в которой поставленные стратегические цели достигаются посредством оказания мощнейшего психологического давления на противника, вынуждая его принимать необходимые для Соединенных Штатов решения.

Наконец, Вашингтон связывает перспективы развития НВС с максимальной реализацией достижений научно-технической революции в военном деле, внедрением средств вооруженной борьбы на основе новых технологий.

Активно развиваются генная инженерия, робототехника, биологические, информационно-коммуникационные, когнитивные технологии, природоподобные конвергентные технологии и т. п.

Можно привести следующий перечень наиболее приоритетных военно-прикладных технологий: гиперзвукового, кинетического, лазерного оружия; оружия направленной энергии; космические; молекулярные нанотехнологии; искусственного интеллекта; информационно-технического, информационно-психологического и психофизического воздействия и др.

При этом особую тревогу представляет опасность возможного слияниянано-, био-, информационных технологий и когнитивных наук, угроза взаимосвязанного развития генетики, нанотехнологий и робототехники.

Среди фантастических (на сегодняшний день) проектов - создание "клопов-роботов", киборгов из собак, крыс, насекомых и птиц, а также массовое применения вводимых в организм человека соответствующих наноструктур или даже создание дистанционных интерфейсов между мозгом и компьютером с возможностью полного контроля над физическим и психическим состоянием человека и пр.

С другой стороны, было бы упрощением видеть перспективу развития современной национальной военной стратегии преимущественно в военно-техническом совершенствовании, то есть сводить ее только к технологиям. Среди отдельных американских специалистов есть понимание того, что даже самые современные военные технологии управления боем и новейшие вооружения сами по себе не обеспечивают победы в войне, а в некоторых случаях вообще не могут быть задействованы. Да и победа, как таковая, далеко не всегда является самодостаточной целью всей военной кампании.

Таким образом, США целенаправленно формируют ВС в качестве превосходящей военной силы в мире и главного фактора победы в войне. При этом американские военные стратегии ориентируются на:
- операции по изменению национального сознания и экспансию своих ценностных основ и культурного кода с одновременным силовым захватом плацдармов контроля в различных регионах мира;
- формирование ВС как основного инструмента, способного оперативно уничтожить политическую, военную и экономическую инфраструктуру любой страны;
- поддержание мира в состоянии хаоса собственных проблем и "управление этим хаосом", так как "управление порядком" гораздо затратнее и сложнее;
- создание миропорядка, состоящего из подручных (неоколониальных) государств, всегда готовых решать "мировые" проблемы в ущерб своим интересам.
Наряду с этим военная стратегия США предусматривает планомерное укрепление военной инфраструктуры вокруг границ России, лишая ее преимуществ стратегической глубины, а также активизацию политики создания и поддержания по периметру РФ очагов напряженности.

1 Согласно взглядам администрации США, военная стратегия - это идеи, положенные в основу согласованного применения государством ВС и других инструментов внешней политики для решения поставленных задач на ТВД, достижения национальных (коалиционных) целей. НВС позволяет судить о том, когда, как и при каких условиях будут применяться ВС государства. Основные положения стратегии США излагаются в периодически издаваемом и обновляемом документе "Национальная военная стратегия", который разрабатывается в рамках системы объединенного стратегического планирования и утверждается председателем Комитета начальников штабов.
Description of the National Military Strategy//Office of Primary Responsibility: Strategy Development Division, Deputy Directorate for Joint Strategic Planning, Directorate for Strategy, Plans, and Policy (J-5). The Joint Chiefs of Staff. - 2018.

2 Существуют издаваемые и периодически обновляемые стратегические установочные документы по применению ВС США, имеющие наименования "Стратегия национальной безопасности" и "Стратегия национальной обороны":
National Security Strategy of the United States of America//SEAL of the President of the United States. The White House, Washington, DC. - December 2017.
Summary of the 2018 National Defense Strategy of the United States of America: Sharpening the American Military’s Competitive Edge//U.S. Department of Defense. - January, 2018.

3 То есть, формулируемые Вашингтоном военно-политические цели и военно-стратегические задачи, восприятие угроз национальной безопасности, оценка соотношения потенциала США и других государств мира, а также взгляды на характер сегодняшних и прогнозируемых войн и военных конфликтов и др.

4 Идеологические установки - это формализованная идеология, зафиксированная в определенных "догматах веры" (прежде всего в официальных стратегических концепциях, уставных документах и пр.), а также неформализованная идеология, зачастую полуосознанная "политическим классом" и тем более обществом в целом, но тем не менее, существующая в массовом сознании, в том числе в виде устойчивых социальнополитических стереотипов, мифов и социально-политических инстинктов.

5 В этом плане не составляют исключения большинство стран мира, и прежде всего передовых в экономическом и технологическом отношении. Во все большей степени в мировой политике проявляется роль теневых структур мировой власти - согласованной политики ТНБ и ТНК, действующих опосредованно через правительства прежде всего государств Запада во главе с США. Основанием для подобного утверждения является в том числе и тот факт, что актив 20 крупнейших ТНБ мира на начало 1992 года составлял более 425 трлн долларов. Для сравнения: совокупный ВНП стран Африки с населением 1 млрд человек составляет 1 трлн долларов. Причем общий торговый оборот африканских стран на 2010 год - 3% общемирового.

Около 90% всех ТНК и ТНБ базируется в развитых странах Запада. Объем годового производства только одной крупнейшей ТНК "Дженерал моторс" в 1998 году равнялся более 160 млрд долларов (для сравнения, ВНП Греции - 137, Израиля - 96,7, Ирландии - 59,9, Словении - 19,5, Никарагуа - 9,3 млрд). Поэтому не удивительно, что мы наблюдаем потерю прав на юрисдикцию на собственной территории, легитимности и преемственности государственной власти в подавляющем большинстве стран мира, когда государство становится по сути своеобразной торгово-промышленной компанией.

6 Игнорирование норм международного права, систематическое нарушение принципа суверенитета других государств с провозглашением одностороннего права США на превентивные военные действия.

7 Речь идет о трех аспектах:
- во-первых, о защите территории и граждан США. Основные угрозы для внутренней безопасности - государства-"изгои" и террористы-фанатики с оружием массового поражения (ОМП). Военная сила может применяться для разрушения военной и другой инфраструктуры противника, возмездия в ответ на применение ОМП. Борьба за его нераспространение;
- во-вторых, об обеспечении мира между великими державами. США должны вмешиваться для недопущения перерастания конфликта в военную фазу. Стратегические ядерные силы - дополнительный гарант стабильности;
- в-третьих, о гарантированном доступе США к нефтяным ресурсам, стабильных мировых ценах на нефть.
Диверсификация источников поставки нефти. Исключить для потенциального агрессора саму мысль о возможности политических преимуществ с опорой на военную силу.

8 Идея кооперационной безопасности развивает идею коллективной безопасности в плане нетерпимости к любой агрессии. Считается, что демократические государства могут эффективно решить проблему безопасности общими усилиями через международные институты созданием режимов безопасности.
Поскольку большинство великих держав относятся к либерально-демократическим, сторонники кооперативной безопасности считают, что риск конфронтации между великими державами минимален, а Россия и Китай в политическом смысле - "временные отклонения" в сторону авторитаризма.

9 Один их решающих аспектов - создание успешных предпосылок к тотальному контролю личности в отношении большинства населения стран мира на основе насаждения концепций "цифрового правительства", тотальной "цифровизации" всех сфер жизнедеятельности людей и пр.

10 Наблюдается возрастающая ставка на асимметрию и управляемую хаотизацию страны-жертвы с разгромом системы государственного управления, социокультурных систем, цивилизационных устоев, экономики, дестабилизацией социальной жизни, расколом и атомизацией общества и т. д. с дальнейшим "тлеющим", вялотекущим характером вооруженной борьбы с периодическими эскалациями насилия.

Зарубежное военное обозрение. - 2021. - №1. - С. 3-9

Категория: Политика | Добавил: pentagonus (20.01.2021) | Автор: Генерал-майор М. Вильданов

Просмотров: 500 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2021

Рейтинг Военных Ресурсов