Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Четверг, 08.12.2016, 17:21
Ключевые слова
Объединенное командование, Стратегия национальной безопасности, В. Батюк

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
История [16]
Политика [83]
US и мир [60]
Культура [7]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Union States » Политика

Военная политика США: региональные аспекты ч2 (2007)

Военная политика США: региональные аспекты ч2

Батюк В.И., к.и.н., зав. сектором
региональных аспектов военной
политики США Отдела военно-
политических исследований, Институт
США и Канады РАН

Начало статьи

В настоящее время Тихоокеанское командование находится в процессе трансформации. Отдельная 172 пехотная бригада (штат Аляска) передана в оперативное подчинение Северного командования (приказ председателя Объединенного комитета начальников штабов от 11 февраля 2002 г.).

Далее, III тактическая экспедиционная группа морской пехоты перебрасывается с территории Окинавы на Гуам (8 тыс. военнослужащих и членов семей) (51). Данный факт не означает, однако, ослабление японо-американского военного союза: скорее, можно говорить о его дальнейшем развитии в новых условиях. Этот союз крайне важен для официального Вашингтона. И дело не только в том, что ни одна из союзных с Соединенными Штатами стран не выплачивает американской стороне столь большую компенсационную сумму за присутствие вооруженных сил США на своей территории (4 млрд. долларов ежегодно). Огромное значение для Соединенных Штатов имеет и активная финансовая и материальная поддержка со стороны официального Токио американской политики в Ираке и Афганистане, и готовность японской стороны к взаимодействию с американцами в развитии системы противоракетной обороны театра военных действий. Японские круги высказывали намерение создать такую ограниченную систему на своей территории, а также желание развивать сотрудничество с США в производстве систем ПРО типа «Пэтриот» PAC-3 и проведении НИОКР новой противоракеты морского базирования (52).

Центральное командование США (USCENTCOM) отвечает за планирование операций и, в случае военных действий, управление американскими войсками в районе, охватывающем зону Ближнего Востока, Аравийского полуострова, Персидского залива, Юго-западную Азию и Центральную Азию. В настоящее время этому командованию подчинены американские силы, развернутые в Ираке (около 160 тыс. чел.), Афганистане (26 тыс. чел.), Бахрейне (1,5 тыс. чел.) и Джибути (1,3 тыс. чел.). Американские сухопутные войска и морскую пехоту в Ираке поддерживает американская военно-морская группировка в зоне Персидского залива, которая в настоящее время насчитывает 3,9 тыс. чел. Штаб-квартира Центкома располагается на авиабазе Макдилл (штат Флорида).

Таким образом, в настоящее время общее количество американских военнослужащих, находящихся в оперативном подчинении Центрального командования, составляет до 190 тыс. чел. – свыше половины от общего количества американских военнослужащих, проходящих в настоящее время службу за пределами Соединенных Штатов (360 тыс. чел.). Такая концентрация американской мощи до сих пор, однако, не привела к ожидаемым результатам. Ни в Ираке, ни в Афганистане официальный Вашингтон, несмотря на все усилия, затраты и жертвы, так и не сумел создать эффективно функционирующие и пользующиеся поддержкой местного населения демократические режимы, способные эффективно контролировать свои территорию и население. Хотя американские военные в Афганистане и Ираке видят одну из основных своих задач в укреплении местных сил безопасности, последним так и не удалось обеспечить контроль над ситуацией в своих странах.

А ведь еще совсем недавно на эти силы официальный Вашингтон возлагал большие надежды. В докладе Командующего Центральным командованием перед сенатским Комитетом по делам вооруженных сил 14 марта 2006 г. указывалось, что при активном участии многонациональных сил в Ираке и военнослужащих Центрального командования численность иракской армии достигла 109 тыс. чел., а полиции – 124 тыс. чел. Это, по словам докладчика, позволило существенно повысить роль иракских военных и полицейских в борьбе с международными террористами. Рост численности иракских сил безопасности дал основание американскому военно-политическому руководству полагать, что победа близка, и нужно еще одно усилие, чтобы переломить ситуацию в Ираке (53).

Так, в начале сентября 2006 г. представитель командования многонациональных сил в Ираке генерал-майор У.Колдуэлл (сухопутные войска США) заявил о том, что уже «посеяны семена» американского успеха в Ираке, и осталось лишь дождаться всходов. Оптимизм генерала основывался на статистических данных, согласно которым уровень насилия в Багдаде в августе 2006 г. существенно снизился по сравнению с июлем. Правда, согласно данным по Ираку, которыми располагало командование многонациональных сил и которые привел генерал, в целом уровень вооруженного насилия непрерывно рос на протяжении 2006 г. Однако улучшение положения дел в иракской столице в результате активизации действий иракских войск и полиции, лояльных нынешним иракским властям, давал американским военным надежду на скорый поворот к лучшему и на общенациональном уровне (54).

Видимо, эти оптимистические оценки сыграли свою роль в решении президента Дж. Буша направить в Ирак дополнительный американский контингент численностью в 20 тыс. чел. в январе 2007 г. (пять армейских бригад и две бригады морской пехоты). Бóльшая часть этих подкреплений (пять бригад сухопутных войск) были переброшены в район Багдада, на который, по американским оценкам, приходится до 80% всех террористических актов, совершающихся в стране. Определенные надежды внушали и обещания иракского правительства взять на себя всю полноту ответственности за безопасность во всех провинциях Ирака в ноябре 2006 г. (55).

Увы, эта новая американская стратегия в Ираке не дала ожидаемого результата. На протяжении всего 2007 г. насилие в стране и ее столице шло по нарастающей. Самый кровопролитный террористический акт с момента американского вторжения в Ирак произошел 14 августа 2007 г. в иракской провинции Ниневия, где погибло 250 человек. Столь же впечатляющим был и рост потерь многонациональных сил и американских войск в Ираке.

Разработчик этой новой стратегии, командующий американскими войсками в Ираке генерал Д.Петреус фактически был вынужден признать, что она зашла в тупик. 15 августа 2007 г. он заявил группе репортеров в Багдаде, что будет рекомендовать президенту постепенное сокращение американского контингента в Ираке (56).

Это заявление американского командующего произвело эффект разорвавшейся бомбы. Уже через несколько дней после заявления Д.Петреуса последовал демарш британского правительства о намерении в ближайшее время вывести британский контингент, расквартированный на юге Ирака, и в сентябре этот вывод фактически начался с перебазирования 550 британских военных из Басры.

Во время своего визита в Ирак 3 сентября 2007 г. президент Дж.Буш, ссылаясь на мнение своих военных, заявил о том, что снижение 160-тысячного американского контингента в стране якобы не скажется на «успехах» США и их союзников по укреплению безопасности. Между тем статистика это не подтверждает – в августе 2007 г. по сравнению с июлем был отмечен новый всплеск вооруженного насилия и рост потерь американских военных. Оспаривая утверждения Верховного Главнокомандующего, американские разведчики в последней Национальной разведывательной оценке по Ираку, подготовленной Директоратом национальной разведки США, утверждают, что активное американское военное присутствие в этой стране совершенно необходимо для того, чтобы хотя бы сдержать темпы роста вооруженного насилия (57).

Поражение США в Ираке (уже никто в мире, кроме разве что Дж.Буша, не сомневается в том, что именно таким будет результат его иракской авантюры) означает, что надежды партнеров по НАТО на мало-мальски приемлемый – политически и морально – выход из афганского тупика становятся все более призрачными. Между тем в настоящее время 32-тысячный воинский контингент ИСАФ фактически теряет контроль над ситуацией в Афганистане.

Попытки натовского командования нанести решительное поражение активизировавшимся на юге и востоке страны талибам закончились провалом. Все более накаленной становится обстановка и в столице Афганистана, и на некогда спокойном западе: в Кабуле и Герате теперь дня не проходит без террористических актов, организованных сторонниками «Аль Каиды». И все это – на фоне лавинообразного роста производства и транспортировки наркотиков: именно под натовским протекторатом Афганистан превратился в крупнейшее в мире наркогосударство.

Неудачи в Афганистане, как водится, вызвали новый всплеск разногласий между партнерами по Альянсу. С одной стороны, власти тех стран, войска которых принимают активное участие в боевых действиях на беспокойном афганском юге (и, соответственно, несут там наибольшие потери) – Великобритании, Канады, Нидерландов и США – потребовали от своих натовских союзников, и прежде всего Германии, Италии, Франции и Испании, реальной помощи и поддержки на поле боя. С другой стороны, правительства многих стран-членов Альянса сумели «продать» парламентам и общественности участие своих войск в ИСАФ, только дав твердое обещание, что данная операция будет носить исключительно миротворческий характер, а активные боевые действия с серьезными потерями и затратами будут категорически исключены. В ходе прошедшего в Риге в ноябре 2006 г. Саммита Североатлантического Альянса урегулировать эту проблему так и не удалось.

Обстановка в Афганистане в настоящее время настолько обострилась, что в начале октября 2006 г. председатель Военного комитета НАТО генерал Р.Хеноулт обратился с отчаянным призывом – включить в ИСАФ американский контингент в Афганистане, насчитывающий 12 тыс. чел. Впрочем, на существенную американскую помощь натовцам рассчитывать не приходится – все боеспособные американские подразделения всасывает ненасытная иракская воронка (58).

Максимум, чего добилось руководство Альянса от американцев в ходе сессии Совета НАТО на уровне министров иностранных дел 26 января сего года – это их обещания продлить пребывание в стране одной американской пехотной бригады (3,2 тыс. военнослужащих) еще на несколько месяцев, на период т.н. «весеннего наступления» 2007 г. Однако никаких гарантий на будущее государственный секретарь США К.Райс не дала, призвав вместо этого своих европейских партнеров внести более весомый вклад в урегулирование афганской проблемы. «Мы должны взять на себя бóльшие обязательства по восстановлению, по развитию, по борьбе с «опиумной экономикой, – подчеркнула она в этой связи. – Нам нужно больше войск под ружьем – готовых к бою. И мы должны оказать бóльшую поддержку афганским государственным органам, особенно их силам безопасности» (59).

Однако ни глава американского внешнеполитического ведомства, ни новый министр обороны США Р.Гейтс не смогли получить от своих европейских союзников каких-то твердых гарантий увеличения европейского военного присутствия в Афганистане. Выступая на Мюнхенской конференции по проблемам безопасности 11 февраля 2007 г., шеф Пентагона выразил недоумение по поводу того, что военный союз, объединяющий богатейшие и наиболее промышленно развитые страны в мире, где под ружьем находится 2 млн. человек (не считая американских военных), не в состоянии выделить живую силу и ресурсы для решения афганской проблемы (60).

Южное командование США (SOUTHCOM) отвечает за планирование, осуществление операций американских вооруженных сил в Центральной и Южной Америке, и их сотрудничество в сфере безопасности с государствами региона. В его подчинении находятся 1200 военнослужащих и гражданских служащих. Южное командование отвечает и за оборону Панамского канала и прилегающей зоны. В центре внимания руководства Южного командования – обеспечение взаимодействия различных видов вооруженных сил, береговой охраны США, а также других американских «силовых» структур. В результате трансформации Командования за последние несколько лет в два раза сократилась численность военнослужащих, но при этом качественно изменилась командно-штабная структура Южкома: теперь в эту структуру входят Межвидовая группа по проведению специальных операций, две Общевойсковые тактические группы, одна Межвидовая тактическая группа, а также Бюро сотрудничества в области безопасности (61). Штаб-квартира Южкома располагается в Майами (штат Флорида).

Северное командование США (NORTHCOM) было создано 1 октября 2002 г. – через год после 11 сентября 2001 г. В его задачи входит обеспечение интегрированной внутренней обороны и координация усилий Пентагона по содействию федеральным органам власти, органам власти штатов и местным органам в укреплении безопасности на территории самих Соединенных Штатов Америки. Сфера ответственности Северкома охватывает США (включая Аляску), Канаду, Мексику и прилегающие водные пространства (до 500 морских миль, т.е. около 1000 км. от американских берегов), включая Мексиканский залив.

Идя на создание Северкома, в Вашингтоне исходили из того, что объединение различных служб Министерства обороны США в рамках единого командования позволит не только повысить их эффективность, но и улучшить взаимодействие между различными американскими «силовыми» структурами в решении общей задачи. В штаб-квартире Северного командования на авиабазе Петерсон в Колорадо-Спрингс (штат Колорадо) проходят службу как офицеры всех видов вооруженных сил США, так и гражданские служащие некоторых федеральных ведомств, отвечающих за борьбу с терроризмом, распространением наркотиков и ликвидацию последствий стихийных бедствий и/или техногенных катастроф. Если эти ведомства окажутся в состоянии справиться с данными вызовами собственными силами, министерство обороны США, действуя через Северное командование, должно будет оказать им содействие – «гражданскую поддержку» – в соответствии с терминологией, принятой у американских военных.

В подчинении Северкома в настоящее время находится Командование аэрокосмической обороной Северной Америки (NORAD).

Помимо НОРАД, Северному командованию подчиняются: штаб Общевойсковой тактической группы столичного региона, Общевойсковая тактическая группа Аляски, Общевойсковая тактическая группы гражданской поддержки, Общевойсковой тактической группы «Север», штаб-квартира в Колорадо-Спрингс, Группировка сухопутных войск «Север» и Группировка военно-воздушных сил «Север».

В оперативном подчинении Северкома находится 172 отдельная пехотная бригада, размещенная на Аляске, а также силы и средства V армии, которой подчиняются сухопутные силы Национальной гвардии и резервы сухопутных войск 21-го американского штата, расположенного к западу от Миссисипи. Особо следует сказать об Общевойсковой тактической группе «Север», на которую возложена обязанность по оказанию поддержки американским правоохранительным органам в деле защиты Соединенных Штатов от угрозы со стороны международного терроризма и транснациональной организованной преступности (62).

Самым «молодым» из региональных командований ВС США является Африканское командование (AFRICOM), указ о формировании которого был подписан президентом Дж.Бушем 6 февраля 2007 г. Это свидетельствует о признании официальным Вашингтоном повышения значения Африканского континента для внешней и оборонной политики Соединенных Штатов.

Следует подчеркнуть в этой связи, что после окончания «холодной войны», на протяжении 1990-х гг. Африка не занимала высокого места на шкале американских внешнеполитических приоритетов. Достаточно показательна в этом смысле Стратегия национальной безопасности 2000 г. – последний такой документ, утвержденный администрацией Б.Клинтона. Африка там упоминается лишь в контексте вооруженных конфликтов, ее слаборазвитости, внешнего долга и эпидемии СПИДа. В СНБ-2000 прямо говорилось о том, что официальный Вашингтон будет развивать сотрудничество лишь с теми африканскими государствами, которые, как Нигерия и Южная Африка, обладают внушительным экономическим потенциалом и относительной стабильностью (63).

Ситуация, однако, начала меняться в последние годы. В отличие от своей предшественницы, нынешняя американская администрация уделяет гораздо большее внимание континенту. «Геостратегическое значение Африки продолжает расти, и она является важным приоритетом этой администрации, – указывается в СНБ-2006. – Это – край надежд и возможностей, связанный с Соединенными Штатами своей историей, культурой, торговлей и стратегическим значением». И это – не просто слова; с начала XXI века расходы американских федеральных ведомств на проведение африканской политики США практически утроились.

Соответственно, Африканский континент занимает куда более значимое место в американской военной политике, чем это было раньше, свидетельством чему и стало образование Африкома. Как указывается на официальном сайте нового командования, «это решение стало кульминацией проходившего в министерстве обороны десятилетнего процесса осмысления, что стало признанием растущего стратегического значения Африки, а также пониманием того, что мир и стабильность на континенте затрагивает не только африканцев, но также и интересы США и международного сообщества» (64).

Еще до февральского указа президента Пентагон высокими темпами наращивал свое присутствие на континенте. Так, в рамках операции «Обеспечение свободы в регионе Сахары» в таких странах Сахеля, как Мали, Мавритания, Нигер и Чад, было развернуто по одной роте быстрого реагирования. На эти подразделения была возложена задача предотвращения использования обширной и малонаселенной территории этих стран в качестве убежища для террористов. Помимо этого, Пентагон осуществляет программу подготовки сил береговой охраны и военно-морских сил стран Гвинейского залива с тем, чтобы страны региона смогли эффективно противостоять расхищению своих природных ресурсов, организованной преступности и пиратству. С этой целью в район Гвинейского залива был перебазирован американский боевой корабль «Эмори С. Лэнд», на борту которого осуществлялась боевая подготовка военных моряков ряда западноафриканских государств (65).

С образованием Африкома американское военное ведомство может лучше координировать свою африканскую политику: ведь до февраля сего года ответственность за континент несли сразу три региональных командования США: Евроком, Центком и Тихком. К Центральному командованию относились Египет, Судан, Эритрея, Эфиопия, Джибути, Сомали и Кения. В зоне ответственности Еврокома находились остальные государства континента, в то время как Тихоокеанское командование отвечало за Мадагаскар, Сейшелы и африканское побережье Индийского океана.

В Пентагоне обращают особое внимание на то обстоятельство, что решение о создании нового командования не означает намерения официального Вашингтона размесить на континенте крупные военные базы или многочисленные воинские контингенты. Находящийся в настоящее время в процессе формирования Африком будет проводить американскую военную политику в регионе через налаживание взаимодействия в области безопасности с организациями африканских государств и отдельными африканскими странами, с тем чтобы через это взаимодействие влиять на военно-политическую обстановку в Африке. Командование сосредоточится на решении таких задач, как гуманитарная помощь, ликвидация последствий стихийных бедствий и урегулирование региональных кризисов, укрепление пограничной службы африканских государств. Вот почему первым заместителем командующего будет гражданское лицо (предположительно, чиновник госдепартамента США или иного федерального агентства).

Хотя Африканское командование сможет выполнять свои задачи в полном объеме не ранее октября 2008 г., уже сейчас известно имя его командующего. 10 июля 2007 г. указом президента Дж.Буша на этот пост был назначен заместитель командующего американскими войсками в Европе генерал Уильям Уорд (66). Предполагается, что штаб-квартира Африкома будет размещена в Африке.

Региональная военная политика США в новом веке: первые итоги

Итак, военная политика нынешней администрации предусматривала существенное сокращение постоянного американского военного присутствия за рубежом – при сохранении глобального американского военно-политического доминирования за счет сохранения и увеличения американского военно-технического превосходства. По замыслу официального Вашингтона, в результате Соединенные Штаты должны были быть освобождены от части их военно-политических обязательств перед традиционными союзниками в Европе и на Дальнем Востоке, что должно позволить Америке переключить свои силы и средства на новые вызовы национальной безопасности США.

На деле, однако, произошло нечто совершенно противоположное. Если в сентябре 2002 г. общее количество американских военнослужащих, расквартированных за пределами США, составило 197.453 чел. (67), то в настоящее время, по нашим подсчетам, за пределами США проходят службу более 360 тыс. чел (см. Приложение I).

Более того, американским военным в настоящее время приходится делать именно то, чего они, по мнению нынешнего американского военно-политического руководства, делать не должны, а именно, заниматься «строительством наций». Пришлось включить в полевой устав американских сухопутных войск положения о том, что обеспечение безопасности гражданского населения и послевоенной стабилизации является не менее важной задачей, чем достижение военной победы; пришлось пойти и на увеличение численности американских сухопутных войск и корпуса морской пехоты на 92 тыс. чел. в течение предстоящих пяти лет – иначе Пентагон просто не сможет отстаивать военно-политические интересы США за рубежом. Именно такое решение был вынужден принять новый министр обороны США Р.Гейтс сразу же после своего вступления в должность, в январе 2007 г. (68).

Главная причина отмеченного несоответствия заявленной военной политики официального Вашингтона тому, что на самом деле приходится делать американским военным, – в неудачах американской стратегии «распространения демократии». «Принятое в Вашингтоне понятие «распространение демократии» стало рассматриваться в других странах не как отражение американских устремлений принципиального характера, а как более благопристойный синоним термина «смена режима», означающего устранение «проблемных» правительств путем применения военной силы или иными средствами, – отмечает в этой связи американский исследователь из Фонда Карнеги Т.Карозерс. – Более того, поскольку идея распространения демократии была использована Белым домом как главное обоснование вторжения в Ирак, ее начали напрямую ассоциировать с американской интервенцией и оккупацией. Администрация Буша дала понять, что заинтересована в свержении других иностранных режимов, угрожающих интересам безопасности Соединенных Штатов, в частности в Иране и Сирии, и этот факт представил задачи президента Буша в сфере распространения свободы в еще более угрожающем и враждебном свете. Справедливость такого вывода подтверждается тем, что, когда Буш и его главные советники перечисляют «форпосты тирании», в их списке неизменно оказываются правительства, недружественно настроенные к США. В то же время дружественные, но не менее репрессивные режимы, в частности в Саудовской Аравии, не упоминаются. В результате многие государства, как автократические, так и демократические, начали опасаться всего комплекса американских программ по построению демократии, даже если в прошлом те не вызывали споров и возражений. Правительства, жаждущие расшатать эти программы в своих собственных интересах, получили возможность представить свои шаги как оправданное сопротивление агрессивному вмешательству США» (69).

Уже теперь назойливые попытки США и их союзников вмешиваться во внутренние дела независимых государств вызывают решительное неприятие – и не только со стороны правящих элит, но и широкой общественности этих стран. Так, в ряде латиноамериканских государств утвердились откровенно враждебные Соединенным Штатам режимы (Боливия Венесуэла, Куба). Можно по пальцам пересчитать те страны региона, где, как в Чили, либеральная демократия смогла укорениться.

Неоднозначную оценку можно дать и прогрессу демократии по американскому образцу в других частях света. Хотя американцам и их союзникам и удалось провести выборы в Афганистане и Ираке, стабилизации обстановки в этих странах не произошло: ни у кого нет сомнения в том, что, как только последний иностранный солдат покинет территорию этих стран, «демократические» правительства там будут немедленно сметены. Итоги парламентских выборов в Палестине в январе 2006 г., между тем, лишний раз продемонстрировали, что утверждение принципов либеральной демократии в современном исламском мире может открыть путь к власти экстремистам и террористам. А ведь именно на «Большом Ближнем Востоке» нынешняя администрация попыталась воплотить в жизнь свои концепции «смены режимов» и «демократической революции» – причем сделать это предполагалось с опорой на преобладающую американскую военную мощь.

И, наконец, ситуация в Евразии не дает оснований для того, чтобы рассчитывать на успех глобальной демократизации по-американски. Дело в том, что утверждение демократических режимов в Прибалтике, в Центральной, Восточной и (отчасти) Южной Европе стало возможным лишь постольку, поскольку новые независимые государства этого региона были интегрированы в евроатлантические экономические структуры и структуры безопасности (НАТО и, особенно, ЕС). Иными словами, обеспечение национальной безопасности этих стран взял на себя Североатлантический Альянс, а обеспечение внутреннего порядка, благоприятного для капиталистического развития – Евросоюз с его acquis communautaire.

Между тем, в нынешних условиях рассчитывать на бесконечное расширение Евросоюза на Восток более не приходится: против этого выступают влиятельные западноевропейские страны. Что касается членства в НАТО, то оно невозможно просто потому, что подавляющее большинство стран Евразии сталкивается с затяжными и не поддающимися быстрому урегулированию внутренними и пограничными конфликтами, в которые страны-члены Североатлантического Альянса совершенно не желают вмешиваться.

Тем самым новая национальная буржуазия евразийских государств лишается не только стимула, но и реальных возможностей для установления у себя устойчивых либерально-демократических режимов: только авторитаризм может гарантировать новому правящему классу столь нужный для него на данном этапе исторического развития полицейский порядок. В этих условиях попытки Вашингтона навязать народам Евразии «демократические ценности» посредством «цветных революций» вступают в противоречие не только со стремлением авторитарных режимов обеспечить собственное выживание, но и, что гораздо более существенно, с национальными интересами стран региона. Провалы «цветных революций» в Азербайджане и Казахстане в 2005 г., в Белоруссии в 2006 г., стали свидетельством того, что инспирированная Соединенными Штатами революционная волна и здесь пошла на убыль.

Ставка официального Вашингтона на абсолютное американское военно-техническое превосходство оказалась битой: суперсовременная американская военная техника не смогла предотвратить поражения американских войск в ходе партизанской войны на афгано-пакистанской границе и в иракских городах. Это поражение объясняется недостижимостью тех политических целей, которые американские политики поставили перед американскими военными: принести на штыках демократию «Большому Ближнему Востоку» – а затем и всему миру.

Тупики американской стратегии, разумеется, создают серьезнейшие проблемы и в американской военной политике в различных регионах планеты.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) The National Defense Strategy of the United States of America. Department of Defense. March 2005. P. iii.

(2) The White House, September 2002. The National Security Strategy of the United States of America. http://usinfo.state.gov

(3) См. http://www.whitehouse.gov/nsc/nss/2006/

(4) Кременюк В.А. Соотношение между глобальной стратегией и региональной тактикой. /Современная внешняя политика США. В двух томах. Том второй. – М.: Наука, 1984. – С. 135.

(5) Лукин В.П. «Центры силы». Концепции и реальность. – М.: Международные отношения, 1983. – С. 30.

(6). Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. – М. Международные отношения, 1998. – С. 43.

(7) Богатуров А.Д. Время Центральной Евразии. //Международная жизнь. - № 3-4, 2005. – С. 119.

(8) http://www.whitehouse.gov/nsc/nss/2006/

(9) The National Defense Strategy of the United States of America. Department of Defense. March 2005. P. iv.

(10) The National Military Strategy of the United States of America. A Strategy for Today; A Vision for Tomorrow. – Washington: Joint Chiefs of Staff, 2004. – P. iv, viii.

(11) Ibid., p. 15 – 16.

(12) Quadrennial Defense Review Report. February 6, 2006. – Washington, D.C.: The Department of Defense. - P. VI – VII.

(13) «Не коалиция определяет военную задачу, а военная задача определяет коалицию» («»). Именно так определил новую коалиционную стратегию Соединенных Штатов ….

(14) http://www.defenselink.mil/news/Aug2004/n08162004_2004081601.html

(15) О «стратегии синей воды» см. Трофименко Г.А. Эволюция военно-политической стратегии США. /Современная внешняя политика США. В двух томах. Том второй. – М.: Наука, 1984. – С. 336 - 340.

(16) Рогов С.М. Вторая администрация Джорджа Буша-младшего. //США*Канада: экономика, политика, культура. - № 2, 2006. – С. 21.

(17) О революции в военном деле см. Рогов С.М. Векторы безопасности 2001 года. //Независимое военное обозрение. 12.01.2001.

(18) Facing the Future: Meeting the Threats and Challenges of the 21st Century. Highlights of the Priorities, Initiatives, and Accomplishments of the U.S. Department of Defense 2001-2004. – Washington: Office of the Assistant Secretary for Public Affairs, February 2005. – P. 16.

(19) Elements of Defense Transformation. Department of Defense. Office of Force Transformation. Washington, October 2004. P. i.

(20) См. Корсаков Г.Б. Новая революция в военном деле и реформирование вооруженных сил США. //США*Канада: экономика, политика, культура. - № 10, 2002. – С. 25 – 26.

(21) The Implementation of Network-Centric Warfare. January 2005. – Washington, D.C. Department of Defense. Office of Force Transformation. - P. 7.

(22) Network-Centric Operations Case Study. The Stryker Brigade Combat Team. – RAND, 2005. – P. 28.

(23) Ibid., p. 31.

(24) Ibid., p. 37.

(25) Quadrennial Defense Review Report…p. 42; http://www.defenselink.mil/home/features/2006/sixyears/index.html

(26) U.S. Department of Defense. Office of the Assistant Secretary of Defense (Public Affairs). Special Defense Department Operational Update Briefing on Operations in Northwest Iraq. Wednesday, September 14, 2005. http://www.defenselink.mil/cgi-bin/dlprint.cgi?http://www.defenselink.mil/transcripts/2005/tr20050914-3903.html

(28) A Network-Centric Operations Case Study: US/UK Coalition Combat Operations during Operation Iraqi Freedom. – Office of Force Transformation, U.S. Department of Defense. Released: March 2, 2005.

(29) Володин Д.А. Трансформация вооруженных сил США. //Независимое военное обозрение. 28.05.2004.

(30) О трансформации Североатлантического Альянса после пражского саммита см. Батюк В.И. Трансформация вооруженных сил НАТО и Россия: вызовы и перспективы. //США*Канада: экономика, политика, культура. - № 5, 2006. – С. 51 – 68.

(31) http://www.nato.int/docu/speech/2007/s070126e.html

(32) Remarks at Press Conference in Tokyo. John Negroponte, Deputy Secretary of State. U.S. Embassy. Tokyo, Japan. August 3, 2007. http://www.state.gov/s/d/2007/90077.htm.

(33) Joint Statement of the U.S.-Japan Security Consultative Committee.

U.S. Department of State. Office of the Spokesman. May 1, 2007. http://tokyo.usembassy.gov/e/p/tp-20070502-77.html).

(34) STATEMENT OF GENERAL JAMES L. JONES, USMC COMMANDER, UNITED STATES EUROPEAN COMMAND BEFORE THE SENATE ARMED SERVICES COMMITTEE ON 7 MARCH 2006. THE SENATE ARMED SERVICES COMMITTEE. Senate Armed Services Committee – Written Statement. P. 28 – 29.

(35) STATEMENT OF GENERAL BANTZ J. CRADDOCK, USA  COMMANDER, UNITED STATES EUROPEAN COMMAND, BEFORE THE HOUSE ARMED SERVICES COMMITTEE ON 15 MARCH 2007. THE HOUSE ARMED SERVICES COMMITTEE. House Armed Services Committee – Written Statement. – P. 21.

(36) STATEMENT OF GENERAL JAMES L. JONES … p. 26-28, 38-39.

(37) Ibid., p. 28.

(38) Ibid., p. 31.

(39) Ibid., p. 38.

(40) Quadrennial Defense Review Report… p. 6-7.

(41)http://www.cdi.org/newsletter/viewArticle.cfm?documentID=780&topicID=28&listID=9

(42) См. STATEMENT OF GENERAL JAMES L. JONES… Enclosure 4: Theater Investment Needs. Эти 210 млн. долл. предполагается инвестировать исключительно в военные объекты, без учета жилищного строительства для американских военнослужащих и членов их семей.

(43) Ibid., p. 33.

(44) http://news.bbc.co.uk/go/pr/fr/-/hi/russian/news/newsid_4562000/4562996.stm

(45) http://www.militaryparitet.com/html/data/ic_news/21/

(46) http://news.bbc.co.uk/go/pr/fr/-/hi/russian/news/newsid_4951000/4951736.stm

(47) STATEMENT OF GENERAL JAMES L. JONES… p. 14, 25.

(48) Ibid., p. 30.

(49) Жеглов Ю. Реконфигурация военного присутствия США за рубежом. //Зарубежное военное обозрение. - № 1, 2007.

(50) http://www.pacom.mil/about/pacom.shtml

(51) STATEMENT OF ADMIRAL TIMOTHY J. KEATING, U.S. NAVY, COMMANDER, U.S. PACIFIC COMMAND, BEFORE THE SENATE ARMED SERVICES COMMITTEE ON U.S. PACIFIC COMMAND POSTURE. 24 April 07. THE SENATE ARMED SERVICES COMMITTEE. Senate Armed Services Committee – Written Statement. – P. 33.

(52) Ibid., p. 13.

(53) http://www.centcom.mil/sites/uscentcom2/default.auspx

(54) "Seeds Are Being Sown for Long-Term Success" in Iraq, U.S. Officer Says. Op-ed column by U.S. Major General William Caldwell IV. 07 September 2006. http://usinfo.state.gov/xarchives/display.html?p=washfile-english&y=2006&m=September&x=20060907144838eaifas0.3919031

(55) Bush Sending Additional U.S. Forces To Support Iraqi Troops President tells American public he is backing Iraqi security plan. 10 January 2007. http://usinfo.state.gov/xarchives/display.html?p=washfile-english&y=2007&m=January&x=20070110165310esnamfuak0.9674188

(56) http://www.timesonline.co.uk/tol/news/world/iraq/article2268369.ece

(57) См. http://www.ft.com/cms/s/0/1f9222e0-51da-11dc-8779-0000779fd2ac.html; http://www.telegraph.co.uk/news/main.jhtml;jsessionid=YF0WRDHBN0NODQFIQMGSFGGAVCBQWIV0?xml=/news/2007/08/23/wkeane123.xml;

http://news.independent.co.uk/world/middle_east/article2924388.ece

(58) http://www.nato.int/ims/news/2006/n061005e.htm

(59) http://www.nato.int/docu/comm/2007/0701-hq/0701-hq.htm

(60) http://www.ft.com/cms/s/39dd7886-ba3e-11db-89c8-0000779e2340.html

(61) http://www.northcom.mil/About/index.html

(62) http://www.usia.gov/regional/ea/easec/natsec2k.htm

(64) http://www.eucom.mil/africom/news06FebConsolidateEfforts.asp

(65) STATEMENT OF GENERAL JAMES L. JONES… p. 28-29.

(66) http://www.eucom.mil/africom/index.asp

(67) Base Structure Report (A Summary of DoD’s Real Property Inventory). Fiscal Year 2003 Baseline. – Washington, D.C.: Department of Defense, 2003. – P. DoD71.

(68) http://www.strana.ru/print/302838.html

(69) Карозерс Т. Автократы дают отпор. //Россия в глобальной политике. - № 2, Март - Апрель 2006. http://www.globalaffairs.ru/numbers/19/5546.html

(70) http://www.defenselink.mil/Transcripts/Transcript.aspx?TranscriptID=3830

(71) Саймс Д., Элсуорт Р. Мораль американского реализма. // "Россия в глобальной политике". № 1, 2005.

ПРИЛОЖЕНИЕ I

Американское военное присутствие за рубежом

Порядковый № Название страны/региона Количество американских военнослужащих, тыс. чел.
1. Ирак Ок. 160
2. Германия 66
3. Япония 35,05
4. Корея Ок. 30
5. Афганистан 26
6. Италия 11,43
7. Великобритания 10,54
8. ВМС США, Тихоокеанское командование 4,5
9. ВМС США, Центральное командование 3,86
10. ВМС США, Европейское командование 1,82
11. Бывш. Югославия 1,9
12. Турция 1,73
13. Испания 1,63
14. Киргизия 1,5
15. Бахрейн 1,48
16. Бельгия 1,39
17. Джибути 1,28

 

Итого: 360,11

Источник: http://newsinitiative.org/project/american_bases; Richard F. Grimmett Instances of Use of United States Armed Forces Abroad, 1798-2006. Updated January 8, 2007. – Washington, D.C.: Congressional Research Service, 2007.

ПРИЛОЖЕНИЕ II

Расходы на военное строительство

Министерства обороны США

(запрос Пентагона на 2008 ф.г.)

 

Порядковый № Название страны/региона Расходы на военное строительство и строительство жилья, тыс. долл.
1. Марианские о-ва 335,985
2. Германия 274,449
3. Италия 173,000
4. Катар 75,152
5. Корея 57,000
6. Румыния 12,600
7. Гуам 10,000
9. Испания 1,800
  Итого: 939,986

 
Источник: CONSTRUCTION PROGRAMS (C-1). Department of Defense Budget Fiscal Year 2008. – Washington, D.C.: Office of the Under Secretary of Defense (Comptroller), February 2007.
· В настоящее время проходит службу в Ираке.
 
Для сведения: запрос министерства обороны США на 2008 ф.г. на военное строительство в целом - 21 млрд. 338 млн. долл.
 

 

интернет-издание «Россия-Америка в XXI веке» №3 2007

Категория: Политика | Добавил: pentagonus (07.02.2012) | Автор: Батюк В.И

Просмотров: 1417 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов