Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Четверг, 22.04.2021, 23:53
Ключевые слова
флот, Маль К.М., гражданская война

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Общевойсковые вопросы [24]
Армия [84]
ВМС [23]
Морская пехота [78]
БОХР [12]
ВВС [10]
Космические силы [3]
ЧВК [0]

Поиск


Наш опрос
Готовы ли ВС США к борьбе за господство в Арктике?
Всего ответов: 103
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » По родам войск » ВМС

Гражданская война в США 1861-1865. Стратегические операции флота. Война за Миссисипи

Гражданская война в США 1861-1865. Стратегические операции флота.

Война за Миссисипи

                                                                            Маль К.М.

Несмотря на преклонный возраст, ум первого верховного главнокомандующего вооруженных сил Союза генерала Уинфилда Скотта был по-прежнему остр и проницателен. Один из немногих военных вождей Севера, он не поддался эйфории, охватившей после падения форта Самтер все население свободных штатов, и наотрез отказался смотреть на перспективы начавшейся войны сквозь розовые очки. Стратегический план, предложенный Скоттом администрации президента, был рассчитан, по крайней мере, на несколько лет, и требовал значительных материальных затрат, но зато он был самым верным путем, который только мог привести Союз к победе.

Этот план получил название «Анаконда» — так называется разновидность огромной водяной змеи, обитающей в непролазных джунглях Амазонки, которая разделывается со своими жертвами, удушая их. Суть замысла командующего заключалась в том, чтобы, собрав и обучив значительную армию, двинуть ее осенью 1861 года на Средний Запад и по степенно, шаг за шагом, овладеть течением реки Миссисипи. Выполнив эту часть плана, северяне рассекали территорию мятежной Конфедерации надвое и лишали ее таких важных штатов, как Техас, Луизиана и Арканзас. Одновременно мощный федеральный флот блокировал все восточное побережье южных штатов, образовывая вместе с западными армиями огромное удушающее кольцо.

Несмотря на поражение при Бул-Ране, северяне не отказались от намерения разгромить врага на Востоке, однако это первое жестокое отрезвление все же заставило их приступить к осуществлению замысла Скотта. Впрочем, руководство Союза преследовало при этом скорее политические, нежели стратегические цели. Линкольн, начинавший свою карьеру в Иллинойсе, знал, что популярность его администрации на Среднем Западе крайне невысока, ниже, чем где-либо в Союзе, и, с точки зрения большой политики, важность региона была чрезвычайной.

Учитывая специфику местности — а основной транспортной артерией Запада оставалась, конечно, старая Миссисипи, — флот должен был играть в намечаемых операциях значительную роль. Однако военно-морской секретарь США Гедеон Уиллес проявил слабую заинтересованность в этой части плана «Анаконда», а Линкольн, мало понимавший в стратегии, первоначально возложил всю тяжесть боевых действий на Западе на плечи армии. Причин такого решения было две: первая из них заключалась в том, что военно-морские силы Союза были в тот момент заняты установлением блокады важнейших портов Конфедерации на Атлантическом побережье и в Мексиканском заливе. Эта задача потребовала использования почти всех и без того небогатых ресурсов ВМФ США, и для Миссисипи кораблей и команд уже просто не оставалось.

Вторая причина имела чисто технический характер. Прежде чем добраться до Миссисипи, северянам следовало овладеть течением целого ряда других рек, а те были слишком мелководны, чтобы использовать на них винтовые пароходы. Единственной альтернативой в то время были суда с колесными двигателями, малоприменимые в боевых условиях. Гигантские колеса, установленные по обоим бортам или в кормовой части речных пароходов, служили для неприятельской артиллерии отличной мишенью, и один удачный выстрел мог превратить такое судно в неподвижный гроб.

Поэтому, когда судовой конструктор Джеймс Б. Идc обратился в военно-морское бюро конструирования и ремонта с предложением создать эскадру речных канонерок, шеф этого бюро капитан Джон Леталл не проявил особого воодушевления . Поразмыслив, он все же решил дать проекту ход, но скорее для очистки совести, чем в надежде на реальный успех. Идея Идса была представлена военно-морскому конструктору Сэмюэлю Пуку, которому Леталл и поручил решить проблему двигателя.

Пук, в отличие от начальника бюро, отнесся к идее речной флотилии вполне серьезно. Вскоре он предложил военному министерству целую серию изобретений, которые решали все технические проблемы, связанные с боевым применением речных пароходов. Главным из них было предложение защитить кормовое пароходное колесо, поместив его между двумя металлическими штевнями. Пук также намеревался расположить все части судовой машины внутри корпуса и защитить надводную часть парохода железными плитами по 2,5 дюйма толщиной каждая.

Военно-морской секретарь Уиллес одобрил идеи Пука и передал их на окончательное утверждение новому главнокомандующему Союза Джорджу Мак-Клелану. Последний уже осознал важность использования флота для проведения наступательных операций на Западе и отдал распоряжение о создании речных сил при Огайском военном округе. Одновременно началась переделка для военных нужд трех речных коммерческих пароходов: «Тайлера», «Лексингтона» и «Конестоги». Они были усилены толстым фальшбортом, сделанным из прочных пород дуба, за что их прозвали «тимберкледами», т.е. «древоносцами».

Вслед за Мак-Клеланом организацией речных флотилий занялся другой генерал-политикан — командующий Огайским округом Джон С. Фремонт. В августе 1861 года он подписал с Идсом контракт на постройку сети броненосцев длиной 175 футов (около 55 м) каждый для Западной флотилии. Эга флотилия находилась под командованием военно-морского офицера коммодора Джона Роджерса. Впрочем, первоначально власть его была чисто номинальной: Уиллес по-прежнему индифферентно относился к западному театру боевых действий и позволял армейским командирам распоряжаться речными пароходами и канонерками по собственному усмотрению. Подобное положение было очень унизительным для командующего флотилией и еще больше усугублялось его натянутыми отношениями с Фремонтом. Дело даже дошло до ссор и жалоб Роджерса непосредственно Линкольну, что, учитывая политический вес и влияние генерала, не могло пройти для командира без последствий.

Инцидент был исчерпан, когда потерявший терпение Фремонт попросил президента назначить другого командира флотилии. Желание «диктатора Запада» (как называли в ту пору Фремонта) было выполнено, и Роджерса сменил другой опытный военно-морской офицер — коммодор Фут. Его прибытие на западный театр совпало по времени со спуском на воду первого федерального речного броненосца (22 октября 1861 года в Кардолетте, штат Миссури) и введением в строй двух переделанных из речных пароходов таранных кораблей.

В результате в распоряжении Фута оказалось несколько военных судов нового типа, способных оказывать на ход боевых операций существенное влияние, и новый командир флотилии не имел ни малейшего желания отдавать их под некомпетентное начало сухопутных офицеров. Он сразу же выбил у Фремонта приказ-признание, гласивший, что Фут «является командующим этой флотской экспедицией». Вооружившись такой серьезной бумагой, Фут обратился непосредственно к Уиллесу, и тот, сдавшись перед силой его доводов, назначил коммодора на временную должность флаг-офицера.

Однако укрепив свои позиции, Фут не смог ускорить процесс снаряжения спущенных на воду судов и получения оружия и боеприпасов для эскадры из 28 бомбардирских кораблей, приобретенных Фремонтом. Южане тем временем не стали дожидаться, пока неприятель закончит подготовку своего речного флота, и нанесли удар первыми. В сентябре 1861 года Джефферсон Девис, стремясь укрепить оборонительный периметр Конфедерации у Виксберга, направил в Колумбус, штат Кентукки, сильные сухопутные части. С политической точки зрения, это был блестящий ход: население Кентукки с началом гражданской войны раскололось на тех, кто сочувствовал конфедератам, и тех, кто поддерживал Союз. А поскольку обе партии были примерно равны по силам и численности, то это противостояние привело к патовой ситуации. Штат был объявлен нейтральным и по умолчанию оставался в составе Союза. Появление вооруженных частей в серой униформе, естественно, склоняло чашу весов в сторону Юга, так что Кентукки вполне мог бы стать 12-м мятежным штатом.

Стремясь перехватить у противника инициативу, Фремонт собрал небольшую армию под командованием Улисса Гранта и придал ему для взаимодействия флотилию Фута. Последний немедленно основал флотскую базу в Кайро, штат Иллинойс, и вместе с Грантом приступил к планированию стратегических операций в Кентукки. В начале зимы 1861-1862 годов они решили нанести удар по находившейся неподалеку крепости конфедератов — форту Генри, и направили этот замысел на утверждение новому командующему на Западе Генри Хеллеку (он сменил на этом посту не в меру зарвавшегося Фремонта). Хеллек был очень осторожным военачальником и, даже когда позже он был назначен верховным главнокомандующим вооруженными силами Союза, старался не брать на себя ответственность за серьезные решения. Вместо того, чтобы утвердить или отвергнуть совместный план Гранта и Фута, он переправил его Гедеону Уиллесу. Тот, к счастью, не отличался хеллековской осторожностью и, утвердив замысел коммодора и генерала, направил его для согласования в военное министерство.

Все детали операции были утрясены лишь к началу февраля 1862 года, и 6 числа речная флотилия и сухопутная армия начали свою скоординированную атаку на укрепления южан. На долю Фута и его кораблей пришлось проведение отвлекающего маневра и бомбардировки форта с воды, в то время как части Гранта должны были атаковать его с суши. Силы флотилии для такой демонстрации были невелики — всего 4 «древоносца» и 3 канонерки, но Фут вопреки оппозиции своих капитанов отдал приказ о прямой атаке.

Он выслал канонерки вперед на расстояние 300 ярдов от форта, заставив их вести огонь прямой наводкой, в то время как «древоносцы», вооруженные дальнобойной артиллерией, обстреливали крепость с дальней дистанции. Это несколько снизило эффективность их стрельбы, но впечатление, производимое гудевшими в воздухе и рвавшимися внутри форта и вокруг него снарядами главного калибра, было очень сильным. «Зрелище, которое представлял из себя форт и его окрестности, было исполнено жестокого великолепия, — вспоминал участник событий. — Оглушающий рев артиллерии и черные борта пяти или шести канонерок, изрыгающих огонь из каждого порта, — это впечатляло».

Очевидно, защитники форта Генри оценили это великолепие по достоинству, и после восьмичасовой бомбардировки сдались, даже не дожидаясь, пока Грант предпримет атаку с суши. Правда, к этому времени большая часть гарнизона конфедератов успела оставить свою сильно изувеченную крепость и перейти под защиту стен форта Донелсон, находившегося в 12 милях к юго-востоку на высотах западного берега реки Камберленд. Грант, однако, не был смущен этим обстоятельством — его вообще редко что-либо смущало — и, едва овладев одной крепостью, немедленно двинул свои силы на другую. Флотилия Фута при проведении этой операции позаботилась о том, чтобы гарнизон Донелсона во главе с генералом Джоном Ллойдом не получил подкреплений с юга.

Оставив форт Генри, он двинулся по реке Теннесси и разрушил железнодорожный мост у Майкл Шоуз, штат Алабама. Затем Фут решил дать своим людям отдых, а заодно починить корабли и дождаться прибытия флотилии бомбардирских судов. Однако Генри Хеллек не позволил ему осуществить это намерение. В приказном порядке он заставил Фута сняться с якоря и двинуться к форту Донелсон, чтобы, как и в случае с фортом Генри, обеспечить успех сухопутной операции огнем с воды. Но на этот раз все пошло не столь гладко. Донелсон был расположен на возвышенности, что позволяло ему накрывать канонерки северян безжалостным точным огнем, палить по незащищенным палубам.

Когда 14 марта 1862 года на второй день боя у Донелсона флотилия Фута сблизилась с батареями врага на дистанцию 400 ярдов, те поприветствовали их таким могучим салютом, что канонерки «Карон Делет» и «Луисвилл» получили серьезные повреждения и не смогли продолжать бомбардировку. Досталось и флагманскому пароходу «Сент-Луис», который выдержал в общей сложности 59 попаданий. И хотя после этого пароход остался на плаву, управление судном было потеряно, и другим кораблям эскадры пришлось вытаскивать его из-под обстрела.

Таким образом, тактика, примененная Футом у форта Генри, не оправдала себя у форта Донелсона, поскольку тот обладал более мощной артиллерией и более удачным местоположением. В силу этого действия нового командующего флотилией подверглись резкой критике со стороны ее прежнего начальника капитана Роджерса. «Броненосцы должны применяться против деревянных кораблей и каменных фортов на дистанции, которая позволяет им оставаться неуязвимыми для вражеской артиллерии», — писал он. Впрочем, критика Роджерса не была вполне справедливой: несмотря на полученные повреждения, речная флотилия сыграла свою роль во взятии форта Донелсон сухопутными войсками, отвлекая внимание гарнизона от действий армии Гранта.

 

Падение Донелсона (где, напомним, родился термин «безоговорочная капитуляция») открыло для северян все течение реки Камберленд, которая вела их на юг прямо к старой Миссисипи. Фут, отремонтировав свои поврежденные суда и кое-как оправившись после полученного ранения, воспользовался этим завоеванием для продолжения стратегического наступления. Двинувшись вниз по реке, он уничтожил металлургическую фабрику Теннесси Айрон Уоркс близ Дувра, а 19 февраля оккупировал Кларксвилл. Затем он разделил свои силы и с большей частью Западной флотилии отправился на рекогносцировку по Миссисипи. Ему удалось спуститься до Колумбуса и овладеть этим городом без единого выстрела: узнав о приближении мощной федеральной флотилии, повстанцы эвакуировали город.

Эти успехи Фута помогли ему завоевать уважение у военно-морского начальства в Вашингтоне, в первую очередь — у Гедеона Уиллеса и его заместителя Густавуса Фокса. Однако армейское командование было не совсем довольно действиями коммодора у Донелсона, и их взаимоотношения испортились. К тому же здоровье Фута пошатнулось из-за полученных ран, и он явно нуждался в отдыхе. В качестве замены Уиллес предложил капитана Генри С. Девиса, заверив Линкольна, что новый командующий обладает обходительностью, которая позволит ему наладить отношения с армейским начальством, в то время как его «научно обоснованная осторожность устранит ненужный риск в действиях флотилии». Последнее утверждение оказалось особенно справедливым, поскольку главной заботой капитана Девиса стало укрепление броневой защиты кораблей.

Смещенный со своего поста Фут не пожелал, однако, уходить, не хлопнув на прощание дверью. Прежде чем его преемник принял командование, коммодор отправил два 450-тонных «древоносца» — «Тайлер» и «Лексингтон» — во главе с капитаном Гунном вниз по течению реки Теннесси в Истпорт, штат Миссисипи. Оттуда Гуин двинулся дальше на юг, пока не прибыл в Питтсбург Лендинг — пароходную пристань, усиленно укрепляемую в тот момент конфедератами. Капитан решил не дать им закончить работу — Питтсбург Лендинг находилась совсем неподалеку от важного железнодорожного узла Коринф, — и под прикрытием огня своих батарей высадил на берег десантную партию.

Однако конфедераты успели подготовиться к отражению атаки, и штурмовавший их батарею отряд был сброшен обратно в реку. В результате у Питтсбург Лендинг сложилась патовая ситуация: федералы ничего не могли поделать с окопавшимися на берегу южанами, а те были бессильны прогнать прочь канонерки противника. Чашу весов в пользу Севера склонил Грант, появившийся у Питтсбург Лендинг со своей Теннессийской армией и без труда овладевший этой пристанью.

Успехи федералов на Теннесси и Камберленде сильно подорвали оборонительный периметр южан на западе и требовали срочных мер для его восстановления. Джефферсон Девис отреагировал тем, что собрал к юго-востоку от Коринфа крупные сухопутные силы, объединив их в Миссисипскую армию под командованием Альберта Сидни Джонстона. Последний немедленно предпринял наступление против прорвавшихся слишком глубоко федералов, которое привело к знаменитому сражению у Шайло.

Победа Гранта у Питтсбург Лендинг преподнесла Союзу как на подносе, весь западный Теннесси, и Хеллек вскоре прибыл на место событий, чтобы лично ими руководить. 29 мая после медленного продвижения вглубь Конфедерации  он овладел Коринфом, а затем разделил свои силы. Огайская армия Дона Карлоса Бьюэлла была направлена в восточный Теннесси, а Грант получил приказ удерживать завоеванные позиции в долине Миссисипи.

Между тем флот северян уже начал атаку на важный пункт на реке Миссисипи — город Мемфис. С севера подходы к нему защищал форт Пиллоу, расположенный на восточном берегу реки. Еще в апреле бомбардирские суда Восточной флотилии заняли позиции прямо перед этим фортом и начали обстреливать его разрывными снарядами по навесной траектории. Но тут конфедераты применили свое «секретное» оружие, чего не мог ожидать ни один федеральный военно-морской офицер. Прямо в процессе бомбардировки они атаковали федеральную флотилию, стоявшую у План Пойнт таранными пароходами, и застигли своих врагов врасплох.

В результате этого молниеносного нападения были потоплены броненосцы «Маунд Сити» и «Цинциннати», а другие суда получили серьезные повреждения. Несмотря на то, что оба затонувших корабля были затем подняты на поверхность и снова введены в строй, поражение у План Пойнт заставило помощника секретаря Густавуса Фокса заявить, что еще одна неудача Союза такого же масштаба вынудит Хеллека отступить и «мы потеряем Сент-Луис, Кайро и вообще все».

Похожую реакцию проявили и многие северные газеты, выступившие с крайне критической интерпретацией этого боя, чем вызвали неподдельный гнев и даже ярость у капитана Девиса. Рассердило его также и появление на Миссисипи еще одной федеральной флотилии — на этот раз таранной — которой командовал сухопутный офицер бригадный генерал Чарльз Эллет и которая была независима от Западной флотилии. Однако это соединение из девяти таранных судов было создано по приказу самого военного секретаря Стентона, и Девис был бессилен что-либо сделать.

Поначалу Эллет собирался атаковать со своими таранами флотилию Речной обороны конфедератов, базировавшуюся к югу от форта Пиллоу, но поскольку федеральные суда не были соответствующим образом вооружены, а разгневанный Девис отказался поддержать своими силами затею генерала, план пришлось отменить. Тогда Эллет направил один из своих таранов на разведку неприятельских позиций, и, к всеобщему удивлению, тот вернулся с новостью, что форт Пиллоу эвакуирован.

Эта неожиданная информация вынудила капитана Девиса забыть про обиды, выйти из апатии и двинуться наконец на юг. Однако противник вовсе не собирался сдаваться так просто и подготовил северянам небольшой сюрприз. В районе 5 часов утра 10 июня 1862 года восемь конфедеративных таранов из флотилии Речной обороны вышли из Мемфиса и двинулись прямо навстречу соединениям Девиса. Федералы в тот момент совершенно не ожидали атаки и были захвачены врасплох. Их канонерки и броненосцы стояли пришвартованные к берегу, огни в топках были погашены, когда прямо у места стоянки появились тараны неприятеля. Три из них атаковали сторожевое судно «Цинциннати» и, нанеся удар в незащищенную броней кормовую часть, сильно его повредили. Но закончить свою работу конфедератам не удалось.

На выручку кораблям Девиса пришла таранная флотилия Эллета, которая потопила четыре вражеских судна, захватила еще три и рассеяла остальные. Битва у Хоупфидд Бенд (таково было название этого столкновения) открыла федеральной флотилии дорогу на Мемфис. Впрочем, овладение к этому времени Хеллеком Коринфа уже сделало положение Мемфиса безнадежным — он был беззащитен перед атакой с суши — и южане, не дожидаясь появления федеральной флотилии, эвакуировали город. После этих событий вся Миссисипи вплоть до Виксберга стала нераздельным достоянием федеральных кораблей, и им оставалось лишь овладеть последней твердыней врага, чтобы окончательно рассечь мятежные штаты надвое.

В мае 1862 года северянам удалось добиться еще одного важного успеха. Федеральная эскадра адмирала Девида Фэррегатта высадила десант, овладевший важным морским портом южан — Новым Орлеаном. Одержав эту победу, командир эскадры предложил Линкольну нанести удар по другому морскому порту — Мобайлу — настоящему гнезду нарушителей блокады — и овладеть заодно и им. Но президент Союза выбрал другой вариант: в ответ на заявление Джефферсона Девиса, что он будет удерживать Виксберг до последней возможности и ни в коем случае не сдаст его врагу, Линкольн приказал Фэррегатту подняться от Нового Орлеана вверх по Миссисипи и поддержать усилия армии Гранта по захвату этого города.

Приказ президента оказалось легче отдать, чем исполнить. Двинувшись вверх по Миссисипи, Фэррегатт занял 12 мая Нетчез и 10 дней спустя подошел к Виксбергу с юга. Затем он попытался прорваться вверх по реке и обстрелять форты города, но батареи конфедератов, расположенные на высоком обрывистом берегу, легко справились с этой атакой. Сильно расхоложенный неудачей, Фэррегатт повернул вспять и вернулся в Новый Орлеан, где его, однако, уже ждали новые распоряжения. Министр военно-морского флота Гедеон Уиллес приказал адмиралу погрузить на свои корабли пехотную дивизию генерала Томаса Уильямса и снова предпринять атаку укреплений Виксберга. Деваться было некуда, и Фэррегатт снова двинулся вверх по реке.

28 июня 1862 года его эскадра вошла в трехмильный огненный коридор и, несмотря на убийственный огонь орудий Виксберга, сумела проскочить мимо этого города. 1 июля в устье реки Язу она соединилась с Западной флотилией капитана Девиса, чтобы вместе предпринять еще одну попытку принудить Виксберг к капитуляции. Для этой цели дюжина бомбардирских судов из эскадры Фэррегатта и четыре судна того же класса из флотилии Девиса объединились под командованием коммодора Девида Диксона Портера и начали обстрел Виксберга разрывными снарядами.

Определенные затруднения вызывала, правда, доставка боеприпасов и прочих необходимых для ведения боя материалов. Федеральные транспорты сели на мель к югу от города и, будучи к тому же незащищенными броней, не могли пройти мимо неприятельских батарей. Но северяне быстро решили эту проблему со свойственной им изобретательностью. Через перешеек, отделявший боевые суда от грузовых, армейскими офицерами был прорыт глубокий канал, проходивший вне досягаемости орудий конфедератов.

Впрочем, прежде чем объединенная мортирная флотилия Портера смогла взяться за дело как следует, Гедеон Уиллес изъял ее из состава соединений, действовавших на Миссисипи, и направил на восток, где на Вирджинском полуострове начинал свою кампанию генерал Мак-Клелан. В результате силы Девиса и Фэррегатта сильно сократились, и всем стало очевидно, что оплот врага нельзя взять без помощи сухопутной армии. «Нет никаких сомнений в том, что Виксберг скоро падет, — сказал по этому поводу адмирал Фэррегатт. — Но для этого необходимо, чтобы наши войска зашли ему в тыл».

Тем временем капитан Девис планировал другую операцию, не имевшую, впрочем, прямого отношения к взятию Виксберга. Он задумал провести усиленную рекогносцировку по реке Язу и собрал для этого отдельную флотилию из броненосца «Карон Делет», канонерки «Тайлер» и тарана «Куин оф зе Уэст». Корабли двинулись вверх по реке, но 15 июля их неожиданно атаковал броненосец конфедератов «Арканзас», который спешил на помощь защитникам Виксберга. В ходе ожесточенного боя южане загнали «Карон Делет» на мель, а затем бросились в погоню за двумя другими вражескими кораблями. Идя за ними под всеми парами, они прошли прямо через федеральный флот, собранный неподалеку от Виксберга.

Этот лихой прорыв был столь неожиданным, что никто из северян не успел ничего толком понять, и «Арканзас» благополучно стал на якорь под защитой крепостных орудий. Унижение военно-морского флага США было полным, а конфедераты одержали блестящую тактическую победу. Однако, со стратегической точки зрения, прорыв «Арканзаса» был более выгоден северянам, нежели южанам. Находясь на реке Язу, броненосец угрожал силам Девиса-Фэррегатта с фланга, в то время как непосредственно у Виксберга, и без того оснащенного мощной артиллерией, он был бесполезен.

Тем не менее федералы не смогли воспользоваться этим стратегическим преимуществом. Наступала самая жаркая пора года на Западе — разгар лета и начало осени, Миссисипи начала мелеть, и глубоко сидящие канонерки и броненосцы федералов рисковали увязнуть под Виксбергом, как в трясине . Поэтому командиры юнионистов поспешили снять речную блокаду и отвести корабли на базы. Эскадра Фэррегатта вернулась в Новый Орлеан, а Девис со своей Западной флотилией поднялся вверх по реке на новую базу Союза — Хелену, штат Арканзас.

Конфедераты, конечно, не преминули воспользоваться отступлением вражеского флота, чтобы организовать контрудар. Одержавший столь дерзкую победу «Арканзас» двинулся вниз по реке, стремясь оказать поддержку сухопутным силам при штурме важного арсенала Батон Руж, штат Луизиана. Однако на сей раз северяне были начеку и не допустили повторения Виксбергской истории. Атакующие войска наткнулись на огонь федерального броненосца «Эссекс» и двух канонерских лодок и во многом благодаря их тяжелым орудиям были остановлены на окраине города. «Арканзас» из-за поломки двигателя смог принять участие в деле на второй день сражения, но его очередное выступление окончилось провалом. Кое-как отремонтированный, броненосец не смог сманеврировать и буквально разлетелся на куски в результате прямого попадания разрывного снаряда в крюйт-камеру.

Неудачная операция под Батон Ружем вынудила южан отступить вверх по реке и укрепиться в Порт Гудзоне, в 150 милях южнее Виксберга. Впрочем, им удалось частично отыграться за это поражение под Луисвиллом, где они нанесли удар, заставивший Гранта приостановить свои наступательные операции и на время ослабить давление на Виксберг.

Провал операции на Миссисипи вынудил военно-морского секретаря Гедеона Уиллеса пойти на решительный шаг и добиться от военного секретаря Стентона раздельного командования армией и флотом на Западе. В сентябре 1862 года он убедил Конгресс принять акт, передающий Западную флотилию под юрисдикцию военно-морского флота. Но Стентон был упрям и отказался отдавать таранную флотилию генерала Эллета новому командующему Западной флотилией.

Этим командующим стал коммодор Девид Д. Портер, ранее возглавлявший объединенную флотилию бомбардирских судов. Он был избран Уиллесом вопреки неприязни многих морских офицеров и открытой враждебности Стентона (последний называл Портера «газовым баллоном, делающим много шума, и присваивающим заслуги, принадлежащие другим»). Но военному секретарю требовалось, чтобы на Западе флотом командовал агрессивный и горячий командир, которого не смогут запугать ни федеральная, ни конфедеративная армии, и он выбрал Портера, обладавшего всеми этими качествами.

Вскоре после назначения Портера произошли изменения и в высшем сухопутном командовании северян на Западе. Линкольн, обративший внимание на упорство и военные дарования Улисса Гранта, поставил его во главе всей Теннессийской армии. Новый командующий разделил свои силы на две армии. Одна из них под командованием его друга Уильяма Т. Шерман, погрузилась на транспорты в Мемфисе с тем, чтобы при поддержке канонерок адмирала Портера атаковать город с севера с берегов реки Язу. Сам Грант в это время намеревался пройти на юг вдоль Центральной Миссисипской железной дороги от Холли Спринте до Гренады и выманить армию конфедератов из Виксберга.

Однако эта вторая часть плана не удалась, и вся операция с треском провалилась. Грант рассчитывал в своем наступлении на одну-единственную железную дорогу, легко подвергавшуюся нападению противника. Южане тотчас воспользовались его оплошностью и при помощи кавалерии прервали эту коммуникационную линию северян. Вынужденный кормить своих людей подножным кормом, Грант не смог продолжить наступление. В декабре 1862 года он прервал контакт с врагом и отступил к Гранд Джанкшн.

Тем временем Портер, выполняя свою часть плана, достиг берегов Язу и приготовился взять штурмом форты мятежников на горе Чикасоу. При подготовке атаки он заверил Шермана, что сможет высадить федеральную пехоту на берег позади батарей конфедератов. Однако когда 12 декабря Портер выслал вверх по Язу рекогносцировочную партию, новый броненосец «Кайро» наткнулся на мины и затонул, а остальные разведывательные суда не смогли продвинуться вперед из-за мощных заграждений и хорошо пристрелянных орудий противника. Итак, флот оказался бессильным против сухопутных укреплений южан, и Портер предупредил Шермана, что канонерки не смогут ни приблизиться к вражеским постам, ни поднять орудия на достаточную высоту, чтобы вести по ним огонь. Тем не менее генерал Шерман твердо решил взять вражеские позиции и 29 декабря повел своих людей сквозь болота, находившиеся непосредственно перед укреплениями конфедератов. Последние вскоре обнаружили наступавших на них северян и огнем своих удачно расположенных батарей без труда отразили все атаки Шермана. Потерпев столь решительную неудачу, Портер и Шерман через три дня отвели свои силы к устью Язу.

В течение последующих шести месяцев федеральное командование продолжало вести операции по овладению Виксбергом без намека на продуманный стратегический план. Грант и Портер постоянно импровизировали, реагируя на перемещения врага и используя живые ресурсы и материальное превосходство Севера, чтобы задавить своих оппонентов грубой силой. 3 января 1863 года Грант реорганизовал свои войска и основал в Милликенс Бенд, к северу от Виксберга, оперативную базу. Тем не менее все его зимние начинания окончились фиаско, и для продолжения наступательных операций федералам пришлось ждать весны.

Между тем Гедеон Уиллес решил пощупать укрепления Виксберга с другой стороны и приказал адмиралу Фэррегатту, находившемуся в Новом Орлеане, поддержать наступление генерала Бенкса на север. Вместе они должны были захватить Порт Гудзон и, поднявшись вверх по реке, занять позицию южнее Виксберга. С севера это наступление поддерживали силы Западной флотилии адмирала Портера. 3 февраля 1863 года он послал вниз по Миссисипи таранное судно «Куин оф зе Уэст» и канонерскую лодку «Индианола», поручив им прервать линию коммуникаций Виксберга и Порт Гудзона, проходившую по Ред-Ривер. Выполняя это распоряжение, «Куин оф зе Уэст» повредила несколько вражеских кораблей, но и сама вскоре села на мель прямо под жерлами орудий береговых батарей. Южане захватили таран и определили его в небольшую эскадру, которая 24 февраля 1863 года атаковала и уничтожила «Индианолу», пытавшуюся в одиночку заблокировать устье Ред-Ривер.

Таким образом, план Портера не удался, а вместе с ним из-за отсутствия связи между Грантом и Бенксом провалился [493] и план по захвату Порт Гудзона. Правда, 14 марта Фэррегатт все же попытался провести часть своей эскадры мимо этого укрепленного пункта, но попал под огонь мощных неприятельских батарей, которые уничтожили «Миссисипи», повредили несколько других кораблей и повернули обратно почти все остальные суда эскадры. Прорваться удалось лишь флагманскому кораблю «Хартфорт» в сопровождении одной эскортной канонерки, однако и этих небольших сил оказалось достаточно, чтобы отрезать Порт Гудзон от Виксберга, а сам Виксберг — от устья Ред-Ривер.

В начале апреля 1863 года Грант двинул свою армию на юг, по западному берегу Миссисипи к новой оперативной базе в Хард Таймз, а транспорты и канонерки Портера последовали за ним по воде. Большинство из этих кораблей благополучно миновало батареи конфедератов и присоединилось к армии. Во многом успеху операции способствовал и рейд, предпринятый по приказу Гранта федеральной конницей, которая отвлекла внимание неприятеля. Затем, действуя по плану командующего армией, Шерман переправился через Миссисипи севернее Виксберга и занял позиции в устье реки Язу.

Таким образом, он провел демонстрацию, прикрывшую маневры основных федеральных сил, которые собирались переправиться через Миссисипи (с западного берега на восточный) южнее Виксберга, Этот маневр был произведен Грантом 30 апреля, когда его армия, погрузившись в транспортные суда, под прикрытием канонерок Портера совершила переправу и высадилась у своей новой базы Брюнсберг. Не заботясь об обозах и коммуникациях (провиант добывался северянами прямо на местности), Грант двинул свои силы на городок Джексон и выбил оттуда генерала Джозефа Джонстона. После этого боя федеральная армия повернула на запад, описала крюк и вернулась к Виксбергу. У Чемпион Хилла ее поджидал генерал Джон С. Пембертон с частью гарнизона, рассчитывавший преградить федералам дорогу.

Но Грант, обладавший численным перевесом, разгромил и отбросил этот незначительный по сравнению с его армией отряд, и пошел прямо на Виксберг. Между тем Шерман, также перешедший со своими войсками в наступление, овладел слабыми батареями конфедератов на высотах Чикасоу Блаффс и, таким образом, замкнул кольцо осады вокруг города. С этого момента судьба последнего оплота конфедератов на Миссисипи была решена. Хотя Пембертон решил защищаться до последнего, он лишь продлил агонию города. 4 июля 1863 года Грант принял безоговорочную капитуляцию Виксберга, нанеся конфедератам удар не менее страшный, чем тот, что испытала на себе Северовирджинская армия под Геттисбергом.

Падение Виксберга послужило толчком для другой победы северян на Миссисипи. Еще 27 мая генерал Натениэл Бенкс, воодушевленный разгромом южан под Чемпион Хиллом, блокировал Порт Гудзон. Почти месяц этот опорный пункт южан стойко выдерживал все тяготы осады, но известие о падении Виксберга сломило волю его защитников. 8 июля они также сдались, и адмирал Фэррегатт заявил, что настало время для «восстановления коммерции в штатах, граничащих с этой рекой».

Политические последствия виксбергской кампании в определенной степени превзошли ее стратегическое значение. Вопреки некоторым утверждениям, Виксберг не был главной перемычкой между штатами запада и востока Конфедерации — в основном потому, что транспортная система по обе стороны от этого города была довольно примитивной. Захват Виксберга не помешал и переброске конфедеративных армий через реку в ту или другую сторону. Правда, сразу после взятия города северяне приступили к вооруженному патрулированию Миссисипи, но вплоть до августа 1863 года эту работу выполняло лишь ограниченное число кораблей. От устья Ред-Ривер до Нэтчеза патрульную службу несли всего 5 судов, от Нэтчеза до Виксберга — 7, а от Виксберга до устья Уайт-Ривер — 11.

Обладая 45 вооруженными кораблями для крейсирования по реке, адмирал Портер, которому было поручено превращение Миссисипи в непреодолимый барьер, организовал вдоль всего ее течения менее 50 опорных пунктов. Эту свою недоработку он объяснял тем, что речная дорога была уязвима как для партизанских партий, так и для частей регулярной армии. Впрочем, даже столь неполное использование реки в качестве барьера все же дало свои плоды, и лидеры южан жаловались, что у них таки возникают трудности с переброской через реку скота, оружия, провианта и людей. Кроме того, капитуляция Пембертона и его армии в Виксберге освободила значительную часть сил северян для решения важных задач на других театрах гражданской войны.

Взятие Виксберга на некоторое время поставило военных вождей Севера в тупик, и они просто не знали, что им делать дальше. Генералы Грант и Бенкс, встретившись после этой великолепной победы, уже договорились было поддержать инициативу адмирала Фэррегатга по нанесению удара в заливе Мобайл, но верховный главнокомандующий генерал Хеллек отверг этот план. Взамен он приказал Бенксу возглавить экспедицию на Ред-Ривер и выбить конфедератов из города Шревенпорт, штат Луизиана. Этот проект имел под собой почти исключительно политические основания: установив контроль республиканцев над политической системой Техаса, Арканзаса и Луизианы, Белый дом рассчитывал добиться «добровольного» возвращения этих штатов в Союз. Государственный секретарь Сьюард со своей стороны надеялся, что появление сильных контингентов федеральной армии в Техасе окажет давление на французские войска, оккупировавшие Мексику с 1861 года.

Однако этим далеко идущим планам не было суждено осуществиться, и экспедиция на Ред-Ривер стала одним из самых грандиозных провалов северян за всю войну. В апреле 1864 года адмирал Портер двинул свои канонерки вверх по реке, оказывая поддержку наступавшей по берегу большой федеральной армии Бенкса. Операция проходила медленно, поскольку войскам северян приходилось организовывать выборы, а Портер затратил слишком много времени на борьбу с хлопковой торговлей. К тому же вскоре после начала операции генерал Шерман, теперь командующий на Западе, вдруг изъял из армии Бенкса целую дивизию, чем значительно ее ослабил.

Конфедераты же, напротив, собрались с силами и неожиданно нанесли мощный контрудар. 8 апреля 1864 года они потрепали Бенкса у Сабин Кроссроудс и вынудили его отступить к Александрии. Портер со своими канонерками также оказался в сложном положении. В конце весны уровень воды в реке начал резко падать (Бенкс предупреждал об этом и Хеллека, и Портера еще в самом начале экспедиции), и федеральная флотилия рисковала сесть на мель и достаться южанам. Отступление армии сделало такое развитие событий более чем вероятным — канонерки оказались без поддержки с суши, хотя сами они оказали частям Бенкса посильную помощь в сражении у Плезенс Хилл, задержав наступление конфедератов.

Однако затем положение Портера стало очень сложным, почти отчаянным. Предполагаемого весеннего подъема воды в 1864 году не произошло, и Ред-Ривер становилась все мельче и мельче. Конфедератам оставалось только сидеть на берегу и ждать, пока канонерки врага окончательно увязнут, чтобы сделать их своими трофеями. Но на помощь северянам снова пришел их инженерный гений. Армейский офицер предложил Портеру построить несколько небольших дамб, которые позволили бы поднять уровень воды в районе Александрийских порогов, и лишь благодаря этому остроумному решению все корабли Портера, кроме одного, избежали плена.

Впрочем, это чудесное спасение не могло исправить безрадостного для северян итога операции, который был воспринят Вашингтоном довольно болезненно. Как всегда бывает в таких случаях, Портер и Хеллек — истинные виновники неудачи — стали искать козла отпущения и вскоре его нашли. Вся вина за редриверскую историю была свалена на генерала Бенкса, и новый верховный главнокомандующий Союза Улисс Грант добился от Линкольна отстранения этого генерала от командования.

Несмотря на провал экспедиции на Ред-Ривер, падение Виксберга и открытие течения Миссисипи нанесли по Конфедерации мощный удар. Виксберг был своего рода символом — таковым его сделали политики, в том числе Джефферсон Девис, выделивший для защиты Виксберга мощную армию. С падением этой крепости боевой дух южан на Западе был подорван, а кроме того, рассеялись мечты Конфедерации на поддержку европейских государств. Юг также утратил контроль над экономикой Огайской долины и, что может быть более важно, над политической элитой этого региона. Лидеры так называемых «медноголовых» демократов еще со времен форта Самтер выступали против отделения от Союза, поскольку боялись потери миссисипской транзитной торговли и закрытия Нового Орлеана.

Победы северян на Западе устранили эту угрозу, и теперь «медноголовые» могли вздохнуть спокойно. Со времени победы Виксберга коммерческая навигация по Миссисипи восстановилась, и большие колесные пароходы с Севера снова стали совершать рейсы в Новый Орлеан и обратно. В результате экономика Огайо, Индианы, Иллинойса и Миссури получила мощный толчок и стала развиваться с удвоенной силой.

Завоевание Среднего Запада привело и к укреплению позиций республиканской партии в этом регионе, что в свою очередь повысило шансы Линкольна на переизбрание и резко снизило вероятность того, что Вашингтон пойдет на переговоры с Югом.

Таким образом, стратегическая операция, в которой одна из главных ролей принадлежала флоту, оказала огромное влияние на весь ход войны и на политическую ситуацию как внутри Союза, так и Конфедерации. Эта операция была, однако, лишь частью стратегического плана северян, одним из колец «Анаконды», и, не будь другого удушающего кольца, она все же не могла бы привести к победе юнионистов. Этим вторым кольцом стала морская блокада, в осуществлении которой ведущая роль также принадлежала флоту.

Маль К.М. Гражданская война в США (1861-1865): Развитие военного искусства и военной техники.

 

Категория: ВМС | Добавил: fyls77 (28.02.2021)

Просмотров: 97 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2021

Рейтинг Военных Ресурсов